Origin

Размер шрифта: - +

Глава 7. Градус закипания крови

     Густая ночная тьма окутала город своим плащом. Черным черно — хоть глаз выколи, разницы не заметишь. Но я спокойно ориентировалась в этом пространстве: инстинкты обострялись, мир виделся словно вибрацией, и это приводило в восторг все мои рецепторы. Я никогда не испытывала подобного, даже не подозревала о том, что все охотники ощущают мир именно в таком ключе. Если они все ощущают так круглосуточно, то я очень им завидовала, потому что от меня этот мир был скрыт. А сейчас я словно могла ощутить вкус настоящей жизни. Очередной раз оттолкнувшись ногой от земли, я придала скейту достаточной скорости, чтобы без проблем заскочить на бордюр, ловко огибая столбики ограды. Сердце колотилось в бешеном ритме, работало раза в три сильнее обычного, я могла ощущать этот орган сейчас лучше, чем когда-либо, и это тоже добавляло особого привкуса моим ощущениям. Затормозив в сотне метров от полицейского участка, я подняла доску и осмотрелась по сторонам: пустынно и тихо, даже ветер затих в кронах деревьев, что было редкостью в этом городе. Словно весь мир замер в ожидании моего шоу.
     Я прекрасно помнила о камерах и их скудном расположении, поэтому взяв небольшой крюк, остановилась в тени привычных здесь елей. Кустистые лапы раскинули свои тени на добрые метры, погружая меня во мрак и позволяя примериться. Я знала, что в участке сигнализация; система охраны не позволит мне пройти через парадный вход, но я же была не совсем обычной, верно? Поэтому лишь довольно усмехнулась предстоящему веселью. Подпрыгнув и схватившись за одну из ветвей, я без труда подтянулась, взбираясь на древо, как заправский скалолаз, мне нужно было залезть повыше, на достаточную высоту, чтобы дуга прыжка была мягкой и позволила мне преодолеть расстояние до крыши. Сейчас, совершенно не вовремя, вспомнились плоские крыши Финикса, и я снова мысленно проклинала Форкс с его довольно крутыми скосами и большим углом кровли. Конечно, всё это было обусловлено климатическими условиями. В отличие от Аризоны, здесь бывал не только дождь, но и снег, и, как следствие, ему необходимо было падать на землю, а не задерживаться на крыше. Данный процесс был предсказуем, как и то, что солнце встает на восходе, если мокрый снег задержится на крыше и утрамбуется, образовывая корку — под его тяжестью никакая конструкция не выдержит, и рано или поздно крыша начнет протекать, а то и вовсе рухнет. И именно это усложняло мне задачу. Дождь моросил по своему обыкновению, превращая черепицу в сверкающую скользкую поверхность. Мне необходимо быть аккуратной, если у меня в планах нет свернуть себе шею.
    Остановившись на высоте в полтора раза выше полицейского участка, я примерилась к длине прыжка, чувствуя как бурлит адреналин в крови. Ещё в клане мне объясняли в теории о том, что именно в такие моменты охотники становятся неимоверно сильны. Наши чувства, эмоции, адреналин и кровь — вот истинный ключ к нашей силе. Перед глазами весь мир запрыгал, но это не было страхом, этот дрожащий мир виделся и ощущался всем телом, словно я смотрю не только через глаза, но и способна видеть каждым волоском на своем теле. Я могла ощутить всё: каждую ветку или даже иголку на ней, расстояния и высоты —казалось, что всё это подвластно мне сейчас. Сделав последний вдох, я решительно оттолкнулась вперёд…
     Ноги с тихим гулом ударились о черепицу и сразу соскользнули вниз, я даже сгруппироваться не успела от неожиданности, падая на бок с тихим стоном. Но, слава богам, успела схватиться за трубу, что поддерживала линии электропередач, подводящие энергию к зданию. Утром я скорее всего обнаружу у себя синяки по всей левой половине тела и буду мучиться от боли в локте, но сейчас это было последним, что меня волновало. Выдохнув свой прежний испуг вместе с разочарованием, я снова собралась с мыслями и присела, осматриваясь по сторонам, стараясь успокоить своё колотящееся сердце. Брюки уже неприятно промокли, от того что я рухнула на эту мокрую черепицу, но даже подступающий холод сейчас был загнан на самые задворки сознания. Взгляд быстро разыскал вентиляционный выход, и я счастливо улыбнулась тому факту, что я такая маленькая и хрупкая с виду. Потому что размеры труб явно ограничивали размеры способного туда залезть. Я подходила идеально. Наплевав на осторожность, я сдвинула решётку и забралась внутрь. Время было ограничено, нежничать некогда.

     Будучи уже внутри, я проникла в кабинет Чарли, не включая свет и действуя по памяти, добралась до компьютера и вбила знакомый пароль, от которого в горле снова отозвался ком. Но, быстро взяв себя в руки и войдя в полицейскую базу данных, углубилась в поиски. Примитивный интерфейс помогал быстро ориентироваться и уже скоро перед глазами были файлы почти на каждого из семьи Калленов, кто успел где-то засветиться. Я открыла файл с данными на Карлайла и увидела на фотографии поистине красивого мужчину, молодого настолько, что мне пришлось несколько раз зажмуриться и присмотреться к дате рождения. В увиденное сложно было поверить! Так, неземная красота это у них семейное кредо что ли? Я поспешила прогнать эти мысли и сосредоточиться на чтении.
     Врач-хирург, ныне заведующий хирургическим отделением клинической больницы города Форкса, а до этого работавший в центральном госпитале Аляски. Я нахмурилась, понимая, что файлов не так уж много. Максимум, что я могла тут почерпнуть — адрес, номер паспорта и водительской лицензии и ничего более из жизни до Форкса. Все прочие поля заполнены не были! Раздражённо рыкнув, я сжала губы в тонкую полоску, чувствуя, как вдавливаю пальцы в пластиковый корпус несчастной компьютерной мыши. Я не любила ошибаться, но послужной список главы семейства был пуст, подкопаться невозможно — репутация доктора Каллена подозрительно безупречна. Неужели не найдётся даже парочки штрафов за превышение? Да быть такого не может!
    Не успела я открыть следующий интересующий меня файл, как в соседней комнате хлопнула дверь, и я чертыхнувшись выключила монитор, понимая, что теперь я не одна в участке. Это же не круглосуточный пост! Неужели охраннику чайку захотелось и он решил покинуть свою вахту на контрольно-пропускном пункте? Спрятавшись в темноте, я замерла и стала прислушиваться к тому, что происходило за дверью, пока ритм сердца отбивал чечётку.
     Тем временем настольная лампа на столе Джо включилась, и послышалось недовольное бурчание, смешивающееся с шуршанием бумаг и хлопаньем ящиков. Любопытство взяло верх, и я выглянула в щель. Увиденное мгновенно повергло в шок мой мозг, от чего тот парализовало на несколько секунд: потому что по ящикам лазил никто иной, как мой новоиспечённый знакомый — Джо, причём он был не один! Другой парень был на голову выше Фолкнера, его блондинистые волосы в свете настольной лампы, словно сияли золотом подобно волшебной шевелюре Рапунцель. И стоял этот златовласый с таким недовольным выражением лица, словно презирал всех и вся вокруг себя.
— Ну, долго ты там ещё возиться будешь? Я тебе платил не за то, чтобы проторчать с тобой в участке всю ночь, — рыкнул он с таким гневом, что мне тут же захотелось заступиться за несчастного помощника отца, но я себя остановила, только плотнее стиснув зубы. Во-первых, я не должна попасться, а во-вторых, мне было очень интересно понять о чём идёт речь.
— Это не так просто Ди, знаешь, сколько штрафов и нарушений регистрирует Свон в неделю? А ты преступил закон, подкупил официальное лицо и ещё хочешь уничтожить улики, это не дело одной минуты, — не менее грубо ответил Джо, а я в шоке прикрыла рот рукой. Что он делает? Этот парень… я снова посмотрела на блондина, отмечая весьма внушительную фигуру и широкие плечи, а под его курткой просматривался силуэт пистолета. Так они хотят выкрасть дело и улики?! Гнев на этого тупицу Джо вспыхнул молниеносно, и я едва сдержалась, чтобы не раскрыть себя в ту же секунду. Передо мной встал выбор: остаться в тени и проигнорировать преступление или же вмешаться и спасти работу отца, которой он был настолько предан. К тому же, судя по этому Ди, он был далек от понятия «белый одуванчик». Ответ был очевиден. Я натянула капюшон, ещё больше прикрывая глаза…
     Для меня было в новинку так рисковать, впервые ощущала, что такое настоящий противник, впервые применяла знания на практике, а не на тренировках. Но, к счастью, у меня был хороший тренер, который был способен загнать кого угодно. Может, мне просто сегодня повезло? Или всё дело в том, что половина меня сильно отличалась от человека? Но я чувствовала полную уверенность в своих силах. Что могло пойти не так?
     Злость на этих идиотов взяла верх над всем в сознании, переплюнув рациональность и осторожность. Стремительное движение вперёд, удар, подсечка, и Ди оседает, встречаясь коленями с жёстким бетонным полом, не успевая сообразить, что сейчас произошло. Я слышу хруст костей, едва различимый за собственным биением сердца, когда я наступаю на ладонь парня, и, кажется, моему уху приятен этот звук. 



ToriiLee

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться