Орион

Размер шрифта: - +

Глава 5.

Алексей Громов, успешный бизнесмен, организатор многих благотворительных организаций, построивший лагерь для отдыха детей из малоимущих, многодетных семей и детей из детских домов, на побережье Черного моря, в Крыму. Конечно, это закрытая информация. Речь идёт о лагере. А то, что он курирует подготовку одаренных детей, принадлежащих этому же контингенту, и помогает им получить образование и работу - страшный секрет. Жизнь этого сильного и самодостаточного человека была очень сложной и опасной. Такой и оставалась до сих пор. Легальный бизнес – это белая шапка, маскирующая настоящую  жизнь одного из немногих, кто мог бы назвать себя королем теневого бизнеса. И, совсем уж закрытая, на уровне государственных секретов, информация о настоящей деятельности мужчины.
Алексей не ожидал встречи с Ясей. Он много лет назад вынужден был покинуть ее и своего единственного родного человека, дядю по матери, Ефрема Сергеевича, чтобы их защитить от многочисленных врагов. Даже ради дяди, которого он очень любил, да и этой девчонки, что так внезапно стала ему дорога, он не дал бы управлять собой. Но, испытывать свое сердце на прочность , не собирался. 
Внезапное появление этой неугомонной девчонки очень усложнит ему жизнь. Последствия будут непредсказуемыми. Чутье его никогда не подводило. Надо же было, чтобы она работала у человека, принадлежащего их системе.  Он наблюдал за cменой эмоций на ее лице, внимательно слушая ее рассказ и понял, что не сможет больше отказываться от небольших радостей для себя. Что хочет иногда с ней встречаться,  баловать себя и ее. Устал, наверное.  Смеясь вместе с Ясей над очередной проделкой их небольшой группы, которую она описывала в лицах, жестикулируя руками, он уже знал, кому поручит ее защиту.  Это очень рискованный шаг,  но, что не сделаешь, чтобы мелкая не пострадала. Память сложная штука. Если ты и считаешь, что можешь забыть некоторые вещи из своей жизни, то глубоко ошибаешься. Ничего и никто не забывается. Просто, ждёт своего часа, чтобы напомнить о себе. Вот,  как раз тот самый случай.
В тот злосчастный день, когда он впервые увидел Ясю, Леша сбежал из заключения. Похитили его, когда он отправился на встречу с агентом спецслужб. Мужчина не успел его предупредить, ушел сразу, как почуял неладное. Записку, что он оставил, передать не успели. Официантку позже нашли с приличной шишкой на затылке в подсобке. Алексей пришел на встречу в кафе. Обычную забегаловку с десятком столов. Стол у окна, где его должны были ждать,  пустовал.  Все шло не по плану. Парень запретил себе паниковать. Заняв место,  заказал чашку черного кофе. Несколько минут  сканировал помещение и улицу. Одного из соглядатаев вычислил сразу. Угловатый парень отирался у дверей магазинчика напротив, через дорогу. Его попытки изобразить человека, который кого-то ждёт, провалилась. Второй был профессионалом. Коренастый, с редкими волосами на огромном черепе, в помятом костюме, он больше походил на офисного работника, загулявшего на вечеринке до утра, которого жена  выставила на улицу. Единственный цепкий взгляд на внезапно ввалившуюся шумную компанию, выдал его с головой.

Леша искал пути отступления. Через парадный выход не рискнул выйти. Там у тротуара стояла подозрительная машина с тонированными стеклами. Через черный ход было бы предпочтительнее, но он был уверен, что все пути перекрыты. Если спецагент прокололся, то подготовка у этих людей должна быть основательной. Или их информировал источник, находящийся слишком близко к конторе.  В любом случае, ему остаётся единственный выход – уничтожить то, что должен был передать или хотя бы надёжно спрятать. 
Леша медленно поднялся и пошел в сторону туалета. Ребята, вошедшие с таким шумом, устроились,  сдвинув два стола, как раз на пути его следования. Сделав вид, что хочет о чем-то спросить официанта, нарочито толкнул его. Поднос со стаканами выскользнул из рук. Скоро извинившись, Леша быстро прошел в туалет. Естественно, окно здесь было зарешечено. Быстро сунув флэшку в щель между стенкой и рамой решетки,  заскочил в кабину. Успев за секунду до того, как в помещение войдут. Зависать над унитазом он не собирался. Потому, что пришли за ним. Позориться парень не будет. Спустив воду,  Леша вышел и тут же получил прямой удар в переносицу от того помятого мужчины. Показалось, что приложили кувалдой. Мгновенно взорвавшаяся боль, заставила упасть на колени, а дополнительный удар по затылку выключил сознание.
Пробуждение было не радужным. Ещё бы! Странно, что,  вообще, очнулся. Первое, что  почувствовал  - зверский холод, затем боль. Стоило открыть глаза, как свет лампочки из - под потолка, прикрытой решеткой, резанул по глазам лезвием. Пошевелиться удалось через какое-то время. Вряд ли его били. В бессознательном состоянии нет толка. Вот, несли  или тащили очень неаккуратно. Сколько углов посчитали его бока, приходится только догадываться. Сесть, с трудом, но удалось. Обычное, ровным квадратом, помещение где-нибудь в подвале. Дверь железная, под потолком единственное небольшое круглое отверстие вместо окошка, затянутое мелкой сеткой, чтобы грызуны не пролезали. Стены окрашены в белый цвет, пол бетонный. Никаких предметов  мебели. Под ним тонкий матрас из губки в цветастом чехле. Побуревшие пятна крови разнообразили колоритные сочные цвета. Леша хмыкнул, что отозвалось ещё одной волной боли. Рот будто набили песком из кошачьего лотка. 
- Воды бы,- проскрипел он. 
Ладонью прошёлся по лицу. Ощущение такое, что трогаешь не себя, а маску какую-то из мерзкой  резины. 
« Хорошо отделали, твари,» - подумал он.
Из-за шума в голове,  не услышал шагов за дверью. Возможно, звукоизоляция хорошая. Тяжёлая дверь отворилась бесшумно. Он и узнал о том, что кто-то вошёл лишь по тому, что сидел лицом к двери.
Человека, который вошел, он видел впервые. В живую. Но лицо знал  хорошо. Видел на фотографиях, в газетах. И, не понаслышке знал, что эта ухоженная мразь из себя представляет. Манерами и повадками  хмырь походил на офицеров царской армии из прошлого.  Прямая спина, гордо посаженная породистая голова. Аккуратная прическа, зализанная набок с помощью геля. Безупречный костюм, сидевший, как влитой. От личного портного, видимо. Как и обувь. Все под цвет.  Жаль, что на этом сходство заканчивалось.  Надменное выражение лица, змеиный взгляд и гнилое нутро были  неотъемлимой частью этого подпольного князька.  Катострофически подводил рост. Метр с кепкой в прыжке. Леша хрюкнул. Мышцам лица основательно досталось и они противились выражению хоть какой-то эмоции. Попытался сплюнуть смачно, но только растревожил треснувшую губу. Рот смочила солоноватая приторная влага. Он и ей был рад.
- Будешь послушным, выйдешь отсюда живым, - бойко обрадовал его гость. – У меня к тебе нет претензий.
Лешу затошнило от привкуса крови, слюнные железы прорвало на слюноотделение. Плевок получился отличным. Только попал не в лощенную рожу, а на зеркальной чистоты туфли урода. Перед глазами мелькнуло что – то темное. Сильный удар пришелся бы в висок, если бы парня не покачнуло. Массивный золотой браслет глубоко расцарапал скулу.
- Он ваш. Но, если парень откинет концы, займете его место,- осклабился недоросток и вытерев окровавленный браслет об рубашку пленника, удалился.
Бить его не стали. Решив, что с него хватит. Побоявшись, не рассчитать сил и отправить его на тот свет. Его перетащили в другую комнату. Здесь был деревянный настил на полу и, из дерева же , узкая кушетка с тонким матрасом на нем. В углу, за пластиковой перегородкой, располагались унитаз и раковина. Дверь, все та же, железная. Окошко по больше, обычное, забранное ажурной решеткой. 
Зашвырнув вялое тело в комнату, охранники удалились.
Леша полежал минут десять, затем поднялся и проковылял до умывальника. Ледяная вода стала благословением.  Напившись, он умылся. От шока, наверное, боль была  не такой сильной, как  ожидал. Но это , только на время. Пока , ещё не совсем скис, надо было искать способ спастись. Дождаться бы нужного момента. Он лег на кушетку и забылся тяжёлым сном-полудремой. 
Когда ты находишься достаточно долго в закрытом помещении, с бонусом в виде хороших побоев, время тянется  бесконечно. Когда проснулся, обнаружил пластиковый стакан молока и кусочек черного хлеба. От вида еды желудок скрутило спазмом. Еле успел добраться до унитаза, где содрогаясь всем телом, отхаркивал коричневую мерзость. Наглотался крови. Прополоскав рот, морщась , маленькими глоточками выпил молоко, обмакивая в него хлеб. Благо, зубы были целы, но губы разбиты и челюсть адски болела. Жевать бы не получилось. Он снова провалился в состояние забытья. Только раз пошевелился,  со стоном, когда услышал , как захлопнулась дверь.
Сколько бы времени так не пролежал, уже спать не хотелось. На полу стоял тот же стакан молока, прикрытый кусочком хлеба. 
« Значит, уже вечер. Так мало? Всего лишь несколько часов, а ощущение, что неделю, не менее, здесь нахожусь.»
За вялыми размышлениями прошло ещё немного времени. Посмотрел на свой скудный паек. Рядом что-то поблескивало. Обнаружение ключа стало повторным шоком. Быстро запихав в рот хлеб и запив молоком, решил действовать.
Неведомые силы подняли парня на ноги. Немедленно подойдя к двери, он ее открыл. Была мысль, что это ловушка, что его отпускают, чтобы проследить за ним. Леша отогнал эти пессимистические мысли и сосредоточился на побеге. Лучше действовать, чем ждать незавидной участи. Позже выяснилось, что помог ему бежать один из информаторов конторы.
Из комнаты  вышел в короткий коридор. Осторожно выглянув за поворот,  убедился , что дорога свободна. Металлическая лестница с широкими ступенями вела наверх.  Дверь в прихожую на первом этаже открылась без шума. Из боковой широкой арки слышались звуки работающего телевизора. Прямо находились стеклянные двустворчатые двери. Пятясь задом из них вышел один из парней, держа в руках огромный поднос со снедью. Леша слился со стенкой. Но парень находился в метрах пяти и весь был сконцентрирован на гостиной, в которой он и скрылся. Леша решил осмотреться. Налево вела дверь на улицу. От этого пути отказался сразу. Слишком палевно. Справа были ещё двери. Знать бы , что там. Леша решил рискнуть.  Он очутился в темной комнате. Когда глаза привыкли к темноте, удалось рассмотреть большой стол, со стульями вокруг. Огромный буфет с посудой. Столовая. Главный плюс столовой – большие окна. Одна створка была приоткрыта. Ещё больший плюс, что решетки были вставлены в рамы, а не закрывали окно сплошным листом. 
Со двора он ускользнул незаметно, но вот дойти до города в его состоянии было проблемой. Везение не покинуло, к счастью. Леша смог стырить, непредусмотрительно оставленный без присмотра, велосипед.  Погони он ждал. Поэтому для него это  не стало новостью. Он петлял по узким улочкам, где не могла проехать машина. Жутко замёрз, рваная рубашка не защищала от мороза. Руки свело. Но он упорно не сдавался, крутя педали.  Его почти  догнали у крайних высоток новостройки. Пришлось бросить украденный транспорт и ломануться через небольшую лесополосу. Поскользнувшись,  зацепился боком об острую пику низкого заборчика, отделяющего деревья от тротуара. Боль огнем полыхнула по телу, голова закружилась.
«Только бы остаться в сознании. Только бы не вырубиться,» - повторял он про себя, как мантру. 



Юна Ким

Отредактировано: 05.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться