Орисия. Следуя Зову

Размер шрифта: - +

Глава 3.4

За спиной раздался низкий голос Дэмиора:

- Тебе не стоит смотреть на это. Пойдем, - охранник подхватил меня под локоть и увел в сторону.

Я молча следовала за ним, машинально передвигая ноги. Снори покинул наш мир, сейчас ему не помочь... В его смерти есть и моя вина: из-за меня он пошел туда, я чувствовала это. Он погиб с честью, защищаясь, и обязательно попадет в чертоги Мафрины.

Вцепившись в эту мысль, я постепенно выбралась из окружившего меня марева и увидела, что Дэмиор привел меня в лагерь, к моей лежанке. Перед глазами немного прояснилось, и я вспомнила, что охранник пострадал в схватке. Взглянув на него, поняла, что права: из рваной раны на плече сочилась кровь, на лбу красовалась царапина, а на левом бедре ткань слегка дымилась - похоже, по случайности ему достался огненный шар. Оставив меня, мужчина собрался идти, но я остановила его, вцепившись в рукав.

- Ты ранен. Я осмотрю тебя.

Не слушая возражений, усадила охранника на свое место и потянулась к лекарскому мешочку. Теперь в моей жизни появился якорь - Дэмиору нужна помощь.

Не стесняясь, расстегнула рубашку и осмотрела рану. Кровь еще сочилась – порез был глубоким. Неприятно, но терпимо. Ему повезло, что тварь не добралась до кости, лишь полоснув сверху.  Промыв рану, щедро нанесла мази из клевера и шалфея - ускорит заживление и не даст загноиться. Хорошо, что подобных снадобий я всегда готовила с избытком. 

Охранник поморщился и ругнулся сквозь зубы - я старалась действовать как можно аккуратнее, но мазь приходилось втирать. Закончив, ловко наложила повязку. Обнаружив на боку у Дэмиора кровоподтек, я заговорила цветы арники и, хорошенько размяв их в ступке, выложила получившуюся кашицу. Со стороны мои бормотанья будут смотреться, словно заговоры травников, никто не догадается, что я просто прошу травы помочь, пользуясь своей силой. Промокнув царапину на лбу охранника, почувствовала легкий укол вины. Как быстро я отошла...

Закончив с Дэмиором, я сполоснула руки и попросила позвать ко мне остальных пострадавших. Мужчина кивнул и исчез.

Только сейчас я вспомнила о босых ногах и поспешно натянула башмаки.

Следующий час я врачевала порезы и царапины охранников, участвовавших в схватке с крэйтаром. Эта работа здорово отвлекала: я наносила мазь, прикладывала травы, стараясь не думать о том, как были получены  эти травмы и том, кому я уже не смогу помочь…

Едва я присела, как пришли еще двое мужчин, несущие на самодельных носилках третьего, постанывающего от боли. Ему сильно потрепали бок, крэйтар ударил лапой, когтями оставив глубокую рану. Меня снова замутило – такого мне не приходилось лечить.

Товарищи пострадавшего смотрели на меня с надеждой.

- Придется зашивать, - я сглотнула и перевела взгляд. – Принесите горячей воды от костра и пару факелов - становится темно.

Мужчины отошли, а я, глубоко вздохнув, принялась за работу. Первым делом я достала цветки эмбрайсы. Эта трава, растущая в болотах, обладала снотворным эффектом, а главное, затуманивала сознание. Боюсь, если не дать ее раненому, он не сможет выдержать боль.

Приготовив отвар, напоила мужчину, придерживая его голову – от слабости он едва мог открыть глаза. Вернулись товарищи раненого, и я попросила их помочь его. Если он неожиданно очнется, может навредить себе. Вспоминая наставления Ильяссы, я аккуратно взялась за работу – промыла рану и смазала настоем тимирра. Эх, если бы здесь оказался маг-лекарь… Он бы исцелил рану так, что не осталось бы и шрама! Достав из сумки обработанные специальным раствором бараньи жилы и иглу, замерла. Соберись, Орис! Покачав головой, я прокалила иглу в пламени факела и глубоко выдохнула.

Следующие пятнадцать минут были самыми сложными в моей жизни. Осторожно зашивая рану, я молилась богине врачевания Каэлин, чтобы руки не дрожали. Каждый стежок давался с трудом. Стянув края раны, ножом обрезала жилу и закрепила. Кажется, все.

Раненого, все еще спавшего после эмбрайсы, унесли товарищи, а я устало прикрыла глаза. Я почти задремала, когда меня окликнул женский голос. Открыв глаза, увидела Эли, рядом с ней стояла та незнакомка в богатой одежде. Она молчала, тупо глядя перед собой.

- Орис, можешь что-нибудь с ней сделать? - Спросила Эли. - Она молчит и не откликается на вопросы.

Я поднялась:

- А что с ней? Откуда она взялась?

- Так из лесу и взялась, - всплеснула руками повариха. - Выскочила - глаза безумные, ноги не держат, да прямиком в лагерь. А следом крэйтар выбежал. Наши охранники, те, что поближе, сразу вступили в бой, остальные шум услышали!

Я слушала, одновременно ища в мешочке нужные травы. Сейчас бы пустырника - сделать настой, с полстакана. Самое мягкое успокоительное. Но вот незадача – весь пустырник я извела на себя в попытках унять головную боль, а последние листья отдала Эли. Размышляя, я в снова перерыла верх дном лекарский мешок.

Придется опять использовать эмбрайсу - довольно сильное средство, сложно предугадать, какой эффект оно даст. Оно может вывести незнакомку из отупения, а может превратить его в долгий сон.

Однако и в таком состоянии оставлять ее нельзя – вдруг она не справится сама? Ильясса рассказывала мне, что от сильного испуга человек может впасть в ступор, но я впервые видела это воочию.



Кристи Кострова

Отредактировано: 14.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться