Орисия. Следуя Зову

Размер шрифта: - +

Глава 18.2

Ночь казалась бесконечной. Пользуясь тем, что мы остановились не в деревне, я трижды выходила из дома и обращалась за помощью к Лесу, щедро делившимуся со мной силой. Но травы не помогали. Жар прошел, но кашель... Кашель был слишком серьезным, чтобы излечить его за ночь.

Эльфийка медленно угасала. С каждым часом она дышала все тяжелее и прерывистее. Ее тело, сломленное тревогой и одиночеством, на глазах истончалось, и я плакала, глядя на нее.

Мне удалось уговорить Бриссу отдохнуть, и та спала, тревожно вздрагивая во сне. Дэмиор отказался ложиться, помогая мне и в Лесу, и в доме. Я все время наталкивалась на его сочувствующий взгляд. Я знала, о чем он думает, но не собиралась сдаваться.

К рассвету я выдохлась. Присев на постель, попыталась напоить эльфийку очередным отваром, но та не могла глотать – ее все время сотрясал кашель. Я в отчаянии опустила щербатую кружку, и Мэй взяла меня за руку.

– Оставь. Я чувствую, богиня Лайнэтэ уже овевает меня своим холодным дыханием. Мама говорила, что на Дальних островах всегда жарко и круглый год солнце. Здесь мне тяжело. Мое тело слишком слабое... Мама пела мне про солнце, море... – Мэй замолчала, едва не проваливаясь в забытье.– Прошу, посиди со мной.

Я присела на кровать и погладила ее по волосам. Такие мягкие и красивые – словно серебро протекает сквозь пальцы. Повинуясь порыву, я взяла гребень и начала распутывать пряди, любуясь. Мэй улыбнулась, и ее лицо стало совсем детским.

– Мама пела мне колыбельную, – прошептала я. –Давай я спою ее тебе.

Ветер запутался в сумрачных кронах.
Сказку прошепчут деревьев листы.
Дремлют букашки в травах зелёных,
Спи, моя милая дочка, и ты

Спи безмятежно, тревоги не зная,
Пусть тебе снятся чудесные сны,
Песню споёт тебе птица ночная,
Росы сверкают при свете луны.
Мэй закрыла глаза, ее лицо расслабилось. Я тихо плакала, чувствуя, как слабеет рука эльфийки. Ее дыхание становилось все тише и тише, и даже кашель больше не мучил ее.


Всею душою мы с лесом едины,
Мы – дети Тиса, здесь наша земля:
Рощи и речки, холмы и лощины –
Здесь всё родное, и ты всем своя.

Деревом, веткой, малым цветочком,
Лес нас укроет и защитит.
Я с тобой рядом, милая дочка,
Спи, как за лесом солнышко спит...*

В последний раз ресницы Мэй дрогнули, и она замерла, выпустив мою руку. Ее тело вытянулось в струнку. Слезы беззвучно потекли по моим щекам. Почему я не смогла ей помочь? Почему?

Тихо подошедший Дэмиор молча обнял меня, дав выплакаться на своем плече.

– Нужно похоронить ее, – тихо сказал он.

Я кивнула и, обернувшись к эльфийке, ахнула. Черты лица Мэй изменились, и очертания тела растеклись, словно вода. Над кроватью взвилась серебристая пыль, а спустя пару секунд все кончилось. На месте тела девочки лежала горсть серебристого песка.

Мы с Дэмиором склонили головы.

Спи спокойно, Мэй. Думаю, сейчас ты танцуешь на Дальних островах, греясь под светом жаркого солнца и плескаясь в море.

Мы переглянулись с Дэмиором, и с его молчаливого одобрения я собрала песок в мешочек. Не думаю, что она хочет лежать здесь.

– Вздремни пару часов, – сказал Дэмиор. – Тебе нужно отдохнуть.

– И тебе, – возразила я.

– Думаю, крэйтары уже не появятся. Все же они ночные твари, - задумчиво сказал   он.

Постелив одеяла на дощатый пол, Дэмиор лег и позвал меня к себе. Больше места не было –свободное местечко между печью и стеной занимали Брисса с Оланом. Поколебавшись, я кивнула, не думая ни о чем. Легла так, чтобы между нами оставалось место, но все равно чувствовала тепло проводника.

Стоило мне  устроиться, как вновь заскребло где-то в горле, а на глаза навернулись слезы. Дэмиор укрыл меня одеялом и обнял.

***

Проснувшись, я обнаружила, что вторая половина лежанки пуста. Мой взгляд перехватила Брисса:

– Он уже уехал в деревню к Арайну.

Я рассеянно кивнула. Судя по заплаканным глазам фандрийки и печальному виду Олана, они уже знали о Мэй. Я бросила взгляд на пустующую кровать.

Рутинные дела отвлекали. Приготовив на печи обед, перебрала белье и травы. Затем села на порожке дома, глядя на просвет между деревьями. Дэмиор не появлялся. Сердце снедала тревога, и я принялась переплетать  косу, чтобы как-то занять себя. И почти не удивилась, вновь обнаружив белую прядь в волосах. Что же это? Седина? Я расстроенно покачала головой: эту прядь не спрячешь в косу. Жаль, что в доме Мэй нет зеркала.

К обеду я уже не находила себе места: Дэмиор уехал рано утром и давно должен был вернуться. Что могло его задержать?

В конце концов, я не выдержала и поднялась. Страшно было оставлять Бриссу и Олана – в отсутствие проводника я чувствовала за них ответственность, – но меня не оставляло беспокойство.

Подруга выслушала меня и кивнула:

– Поезжай. Это не похоже на Дэмиора, он обещал обернуться за пару часов.



Кристи Кострова

Отредактировано: 14.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться