Оружейник

Размер шрифта: - +

Кладовщики

Первый, высокий и тощий бородач с ярко-рыжим чубом, радушно улыбался.

- Здоровеньки булы! – протянул он мне руку. – Не думал, что когда-нибудь увижу на этом ЗКП живого человека. Да ты странный какой-то, - удивленно вскинул брови новый знакомец, окидывая меня взглядом с ног до головы.

Еще бы не странный. Один ватник чего стоит!.. А кирзачи? Уже в мое-то время еле нашли подходящую пару…

- Обыкновенный, - буркнул я, пожимая бородачу руку. – Надеюсь, надолго у вас тут не задержусь, поэтому сразу к делу. Процессор привезли?

- А ты как думал? – мрачно ответил второй член экипажа флаера, упитанный и невысокий, протягивая мне небольшую коробку. – Сам починишь или помочь?

Я пожал плечами. Так-то, конечно, образование инженера и неплохой, мягко говоря, опыт работы, должны были мне пригодиться. Уж чего-чего, а заменить деталь в механизме – не та работа, которую стоило делегировать специально обученным людям.

- Справлюсь, - наконец, произнес я. – В принципе, вас я больше не держу.

- Вот и славно, - кивнул бородач. – А то мы спешим. У нас по расписанию обед. А ты его отменил.

- А я что думаю, - вмешался Колобок, как я мысленно его окрестил. – Может, тут и пообедаем все вместе, а? На таких ЗКП завсегда оставляли стратегический запас, - почти что промурлыкал он, поглаживая себя по круглому животу.

Хм, а это ведь идея. Последний раз я ел… дай Бог памяти. Уже и не помню, когда. В любом случае, для лучшей работоспособности было бы неплохо перекусить. Интересно, мне действительно оставили продуктов из стратегического запаса?

- Не вопрос, - пожал я плечами. – Давайте похаваем. Слышь, Железяка, где у нас есть, что в рот положить?

Искин немного помолчал, а потом осторожно произнес:

- Инструкция требует соблюдать осторожность при внедрение объектов в ротовую полость. Аптечка для оказания первой помощи находится в помещении камбуза за третьей слева дверцей.

- Да иди ты, зануда, - нетерпеливо перебил я. – Впрочем, все понятно. Камбуз – это то, что надо. Где он, слышь, Голосовой Помощник?

- По коридору прямо и направо, - как мне показалось, обиженно произнес Искин. – Не забудьте ознакомиться с правилами техники безопасности…

Не дослушав, я взял из рук тощего кладовщика коробку с процессором и поставил ее на запыленный стол.

- Проходите, - жестом пригласил я новых знакомцев. – Не на пороге же есть будем.

**

Стратегический запас, действительно обнаружившийся на небольшом, но отлично оборудованном камбузе, меня весьма порадовал. Несколько ящиков отменной тушенки, пара коробок сгущенного молока, упаковки галет, шоколадных батончиков, сухари – такое богатство открылось нашим с гостями изголодавшимся взорам.

- Хороша закуска! – воскликнул Колобок, смущенно посматривая на своего напарника.

Я перехватил его взгляд и ухмыльнулся.

- Какая же это закуска? – с подначкой произнес я. – Закуска – это когда есть водка. А так – просто еда.

Новые знакомцы переглянулись.

- Вообще-то, нам на посту нельзя, - неуверенно промолвил Бородач. – Ну, вернее, можно, но только после семи вечера. Вернее, после шести. Ну или хотя бы после обеда…

- Короче. Есть чо? – широко, как только мог, улыбнулся я, покачивая перед носом Колобка банкой говяжьей тушенки.

Тот сглотнул слюну и снова посмотрел на напарника.

- Черт с тобой, - махнул тот рукой. – Тащи. Только быстро!..

Колобка упрашивать не пришлось. Меньше, чем через минуту, он ввалился в камбуз, размахивая пластиковой бутылкой, наполненной мутной жидкостью.

- Самогон, что ли? – полюбопытствовал я, доставая из ящика три стакана и протирая их бумажным полотенцем.

- Горелка, - кивнул Бородач, не сводя глаз с бутылки. – Нормальной-то водки теперь хрен найдешь. Пендосская 35 градусов! – он всплеснул руками с такой обидой, будто ему нагадили в утреннюю кашу.

Консервным ножом я вспорол несколько банок тушняка, насыпал на тарелку сухари и, с опаской понюхав, выставил на стол большую банку не то компота, не то какого-то странного киселя с интенсивным ароматом вишни.

- Здрав будь! – поднимая стакан, провозгласил Колобок, ложкой отхватывая изрядный кусок тушенки и отправляя его в рот. – Блин, это просто праздник какой-то! – воскликнул он. – А то от этих пиндосских печенек уже изжога замучила.

- А зачем вы тогда их едите? – усмехнулся я.

Горелка оказалась на редкость вонючей, маслянистой на вкус и крепкой настолько, что у меня на миг перехватило дыхание.

- Едим, а что? Бесплатно же! Нормальная закусь денег стоит. И вообще, градус крадет, - вздохнул Бородач, наливая по второй.

- Спасибо, без меня, - покачал я головой. – Мне еще работать. И в сон что-то так клонит, не вырубиться бы.

- Спальня напротив камбуза, - напомнил о себе Искин.  – Инструкция рекомендует придерживаться режима дня.

Я широко зевнул и посмотрел на гостей. Те, словно забыв о моем существовании, приканчивали третью банку тушенки. Мутной горелки оставалось еще полбутылки. Лица новых знакомых раскраснелись, глаза заблестели, рыжий чуб залихвастски подрагивал, когда его обладатель, чуть не давясь, жевал тушеную говядину.

- Ладно, народ, расходимся, - вяло произнес я, чувствуя, что действительно вот-вот усну. – Можете взять пару банок тушенки. А мне оставьте вашего пойла… Один хрен знает, как надолго я у вас застрял…

- Как это «у нас застрял»? – облизывая жирные пальцы, удивился Бородач. – А куда тебе отсюда деваться? Разве что в тайгу, из которой ты, похоже, и вылез…

Гости переглянулись и грянули хохотом. Шутка показалась им очень смешной.



Ян Романовский

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться