Оружейник

Размер шрифта: - +

Европианцы

Дорога обратно показалась мне почему-то длиннее, нежели путь, проделанный несколькими часами ранее. 
- Слышишь, Железяка, - вяло доедая в камбузе банку тушенки, позвал я. – А можно перенести наши заботы на завтра?.. Сегодня, кажется, я уже не боец. Может, с утра со свежими силами и приступим к ремонту?
- Можно, - покладисто откликнулся Искин. – Отправляю уточнение на склад. Получен ответ. Отправка отменена, заказ зарезервирован на сутки.
Я благодарно кивнул и, стаскивая на ходу через голову свитер, направился в спальню.
Утро принесло новые заботы. Не успел я продрать глаза, как до меня донесся слегка ворчливый голос Искина.
- Проверка работоспособности систем завершена. Двадцать процентов комплектующих нуждаются в замене. Уровень износа составляет около шестидесяти процентов.
- Здорово, - хмыкнул я, зевнув. – И на что я должен менять эти комплектующие? На коньяк?
- Протокол предусматривает подобную ситуацию. Ожидаю распоряжения запросить склад запчастей, - невозмутимо сообщил Железяка. 
– Кстати, о коньяке. Антон, загляни в тумбочку. – Посоветовал Виктор.
Я удивленно почесал затылок и, сгорая от любопытства, выдвинул ящик прикроватной тумбочки. Рука наткнулась на прохладный стеклянный предмет.
- Ого! – присвистнул я, разглядывая бутылку коньяка оригинальной формы. – Это откуда тут такие щедрые подарки? Вот спасибо, вот уважил!
- Там еще есть записка, - произнес Искин. – Хотя я предупреждал о вреде употребления спиртных напитков на режимном объекте…
- Помолчи, - прервал его я, снова запуская руку в ящик. 
Ага! А вот и записка.
На клочке пожелтевшей от времени бумаги было написано торопливым почерком:
«Не имею возможности помочь настоящим делом, но попытаюсь хоть немного поднять вам настроение! Пусть этот скромный презент скрасит ваш вечер. А может, просто поможет расслабиться. Силы вам еще понадобятся! Наслаждайтесь, но не забывайте о своей миссии. Помните: судьба мира в ваших руках! Жму руку, Виктор Васильевич».
- Ты смотри, заботливый какой… - пробормотал я, изучая этикетку. Французский коньяк, очень хороший. В мое время продукция этого завода стоила дорого. Во всяком случае, даже я, генеральный конструктор большого предприятия, мог позволить себе покупать такой коньяк не чаще раза в год, обычно – к новогодним праздникам.
-Не за что, Антон. – с улыбкой в голосе произнес безопасник.
- Ладно, вернемся к нашим баранам, - буркнул я себе под нос, убирая бутылку обратно в ящик. – Слышишь, Железяка? Давай запрос на склад. Блин, ну почему здесь все через одно место?! Почему если что-то одно работает – то обязательно найдется парочка неработающих систем? В конце концов, я когда-нибудь уберусь из этого бункера?.. 
- Спокойно, - почему-то виновато откликнулся Искин. – Не паникуй, командор. Ты же понимаешь, что уберешься в ту же минуту, как раздобудешь Темпоний?.. 
- Вот именно, - вздохнул я. – А чтобы добраться до Темпония, надо восстановить бункер. Это в лучшем случае. А если нас засекут пендосы… Придется воевать, а это тоже время. Эх!.. – я махнул рукой. – Безнадега прям какая-то.
Искин посопел, а потом осторожно произнес:
- Заявка одобрена складом. Подбор запчастей по накладной произведен. Время подлета курьеров – пять минут. Требуется подтверждение.
- Подтверждаю, - кивнул я. – Пойду встречать гостей.
Я вышел из бункера. Накрапывал мелкий дождь. Небо было затянуто низкими свинцовыми облаками. Со стороны холма дул пронизывающий ветер. Я поежился и вспомнил о подарке Виктора Васильевича.
На горизонте появилась жирная черная точка. Еле слышно послышался гул двигателей. Спустя минуту на фоне черного леса резко пошел на снижение уже знакомый мне флаер желто-голубого цвета. Я невольно улыбнулся. «Ну вот и сгодится моя бутылка! – обрадованно подумалось мне. – Не буду сегодня ничем заниматься. Сядем с людьми, хоть поговорим, посмеемся. А то я скоро озверею от общения с Железякой… Эти-то двое кладовщиков хоть и невеликого ума, да беседуют хотя бы не по инструкции или протоколу! Может, расскажут, что здесь было до того, как меня сюда занесло. Официальные сводки – это одно, а впечатления очевидцев – совсем другое…»
- Хо! – радостно улыбаясь во весь рот воскликнул Бородач, спускаясь на землю. – А ты, смотрю, еще здесь? Не отбыл в свою тайгу?.. – и жизнерадостно расхохотался.
Колобок, пыхтя и отдуваясь, с трудом выволок из кабины флаера большой ящик и, поднатужившись, бросил мне его под ноги.
- Да чего ты с ним лясы точишь, Димон? – глядя на меня волком, пробурчал он. – Погнали лучше обратно на склад. Я что-то оголодал… А лапша сама себя не съест.
- Так-так, - усмехнулся я, глядя на злобно сопящего Колобка. – Я смотрю, тушняк не пошел на пользу? Или горелка с утра не в то горло полезла?
- Да иди ты со своим тушняком, - покраснел кладовщик. – Неделю, блин, с толчка не слезал после твоего угощения!.. Русс проклятый!..
- Ну если сожрать шесть банок сразу, да с непривычки, да после пиндосских печенек – еще не так поплохеет! – глумливо заметил я.
- Не шесть, а пять, - вздохнул Колобок. – Шестую спрятал подальше… 
- Так это все-таки ты слопал всю тушенку? – возмутился Бородач Димон. – Нормально?! А мне прогнал, что пиндосам сторговал за желтую краску!
- Ладно, хватит, - примирительно сказал я. – Приглашаю вас отобедать со мной. Сегодня – по-настоящему. У меня, кроме говядины, - бутылка коньяка. Хотите? – глядя на изумленные лица гостей, усмехнулся я. – Ну а раз хотите – добро пожаловать!
Колобок с трудом поднял с земли ящик с, по-видимому, запчастями, и кладовщики проследовали за мной внутрь бункера.
**
Коньяк Виктора Васильевича с возрастом стал еще крепче, чем был при производстве, - так, во всяком случае, подумалось мне после первого же глотка обжигающего напитка. Мои гости с увлажнившимися от удовольствия глазами, жадно набросились на тушеную говядину.
- Мужики, а как вы вообще докатились до жизни такой? – наливая по второй, поинтересовался я. – Как вообще так получилось, что на нашей территории свободно летают пиндосские флаеры, а у вас из еды – их же, пиндосские, печеньки и недоводка 35 градусов?
- Ты в своей тайге что – совсем одичал? – хмыкнул Бородач, залпом выливая себе в рот коньяк, словно это был не дорогой, ароматный напиток, а привычная горелка. – Как докатились… Это же до нас было. Бабка рассказывала: в тот год, как она еще девчонкой со своей семьей перебралась на Урал, в нашей Европине случился переворот. Не, сам по себе переворот – это было дело привычное, но тут непонятка полная произошла: тогдашний президент вдруг решил, что лучше пойдет служить Темнейшему, чем Европианцами управлять. И по-тихому отвалил ночью. Утром проснулись – хвать, а Красненского и след простыл… Ну что, как водится, поскакали, поорали, постреляли. Потом кому-то пришло в голову обратиться за помощью к пиндосам. Они согласились нам помогать и в тот же день произвели первую демократическую бомбардировку. Побомбили недельку-другую, а потом прислали своего человека нам в избранные легитимные президенты. Народ, конечно, безумно обрадовался. Шутка ли! Если европейская семья нам не помогает, - будем родниться с Штатами… А те, кто не обрадовался, очень быстро разбежались, куда глаза глядят. Ну, в общем-то, глаза глядели в основном на восток, к Руссам. Их страна еще тогда иначе называлась, теперь уже и не помню, как. И моя бабка оказалась в Екатеринбурге. Незадолго до войны с Руссами. 
- О как, - язвительно усмехнулся я. – С соседями, значит, таки устроили войнушку?
- Да это же не мы, - обиженно вздохнул Колобок, дожевывая тушенку. – Это наши предки клятые. Наворотили делов. Красненского зачем-то выбрали. Надо было сразу пендосов приглашать. Зря, что ли, ихний сенатор прилетал, кресло нашего главы примерял? Дурачки были и вредители.
- Хм. А войну с Руссом кто начал?
- Дык пендосы же, - воскликнул Бородач. – Говорят нам: если хотите нормально жить, надо руссов размазать в лепешку. Это из-за них у вас неприятности! Ну а мы что? Мы доверчивые. Ну закупили по дешевке оружия в Штатах и пошли на Русс войной. 
- Стесняюсь даже спросить, чем дело кончилось.
- Да ничем, - фыркнул Колобок. – Обманули нас пиндосы. Говорили, мол, нет у руссов против ихнего оружия средства. А оказалось, есть! Полстраны раскурочили, клятые русаки… Пришлось просить мира. И все бы ничего, да они остатки страны присоединить захотели. Пиндосам это, конечно, было совсем поперек горла. Но кто их стал слушать! Ночью, пока президент спал, верховный наш подписал мирный договор да в вертолет. Перелетел границу, - только его и видели. Говорили, в Ростове остался. Теща там, будто, у него, - хихикнул кладовщик. – Вот и вся история. Пиндосы-то нашему народу этот мир не простили и нескоро, видать, забудут. А на Русс налеты начались. Население, конечно, в панике… а Темнейший только руками развел: будем, дескать, держаться, но Европину партнерам не сдадим. Испокон веки там жили наши соотечественники, так что – хотите войны? Будет вам война. Вот она и идет, проклятая, уже больше столетия… - Колобок обреченно махнул рукой и принялся за тушенку.
- А я думал, вся эта петрушка из-за HAARP-а… - иронически посматривая на жующих гостей, изрек я. Где-то в глубине бункера усмехнулся Искин.
- Да ну ты брось, - фыркнул Бородач. – Оно-то, конечно, не без того. Обнаглели пиндосы, это да. Но заваруха из-за нас началась. Нас, европинцев!.. – торжественно поднял он вверх указательный палец и пригубил коньяка.
Еле сдерживая смех, я разлил остатки из бутылки.
- Ну, на посошок – и баиньки? Погода-то шепчет… - предложил я, поднимая стакан.
- Это мы завсегда пожалуйста! – с готовностью подхватил Колобок, чокаясь со мной. – Что нам? Служба у нас хорошая. Прикинь – разработали фиговину, которая печеньки сама в рот кладет. А ты сидишь себе, только рот открываешь. Мы у себя на складе поставили. Так не жизнь – малина!.. Заявок нет, видать, все бункера уже пиндосы расхреначили. Один ты тут суетишься. А поспать после такого обеда – самое милое дело!.. Кстати, я тушеночки возьму маленько? 
- Тебя же с нее пронесло, - не сдержался я.
= Да и наплевать.  Пусть хоть пополам разорвет. Денег сэкономлю зато, - и с этими словами Колобок, не смущаясь, рассовал по карманам четыре банки тушенки. Секунду подумав, он достал из коробки еще одну и протянул Бородачу. – Держи. И не говори потом, что я от тебя что-то утаиваю. Ешь на здоровье!
 



Ян Романовский

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться