Оружейник

Размер шрифта: - +

Товарищ

-РЛС в Иркутске регистрирует множественный пеленг! Требуется присутствие высшего командования в операционном штабе! – громко объявила система автоматического информирования бункера.

-Миха, что происходит? – вскочив с койки, спросил я.

- Зафиксированы множественные цели, пересекающие границу. Системы ПВО в готовности, ведем все цели! Требуется подтверждение на пуск ракет! - с нетерпением ответил Искин.

- Что же ты такой кровожадный, Миха? – удивился я. – Выводи данные на экран,- приказал я, поднимаясь на уровень командного пункта.

На большом мониторе в центре командного пульта отобразилась схематическая карта нашей страны с пятнадцатью красными пульсирующими точками отслеживаемых целей.

-Объекты пересекли государственную границу и движутся в направлении Новосибирска! Требуется подтверждение на противодействие! – сообщила автоматическая система бункера.

-Искин, ты можешь унять этот автомат? – раздраженно произнес я.

- Командор, систему предупреждения нападения не отключить: она вшита в операционную оболочку командной системы базы!

 - Ладно, хотя бы убавь звук…

- Выполнено. И что будем делать с «гостями»? Похоже, это по нашу душу… Судя по скорости и направлению полета, они будут над нами через три часа. Высока вероятность, что это бомберы СШП! – пробубнил Искин.

- Попробуй связаться с ними, - скомандовал я, поудобнее устраиваясь в кресле перед командным пультом.

- На запросы цели не отвечают! – через несколько секунд сообщил Искин.

- Антон, давай команду на перехват! Система ПВО бункера не сможет в случае чего защитить нас. Надо сбивать цели на дальних подступах! – неожиданно вклинился в разговор Виктор.

- Идентификация целей будет возможна через три минуты, - сообщила система.

- Мы не можем ждать идентификации! Чем глубже они заходят на нашу территорию, тем меньше плотность огня ПВО! – воскликнул Виктор.

- Даю разрешение на открытие огня по неизвестным целям! – решился я.

- Комплексы в Иркутске развернуты, цели захвачены, есть пуск, четыре минуты до контакта! – с облегчением в голосе отчитался Искин.

Где-то под Иркутском с нескольких комплексов С 600, оставляя за собой дымный след, взлетели ракеты.

На мониторе появились еще пятнадцать отметок, стремительно приближающихся к неопознанным целям.

 - Две минуты до перехвата целей! – сообщил Искин.

- Внимание! Цели включили опознаватель свой-чужой! Получаем информацию. Цели опознаны как дружественные! – сообщила система.

Отметки неизвестных целей на мониторе окрасились в зеленый цвет.

-Виктор, в чем дело? Кто это? Почему система опознала цели как дружественные?- от удивления я даже приподнялся со своего удобного командирского кресла.

- Я не знаю! Наши вооруженные силы были уничтожены во время Катастрофы и последующих бомбардировок. Сохранилась военная инфраструктура, только имеющая отношение к нашему проекту, - задумчиво произнес Виктор.

- Идентификация объектов завершена: военно-транспортный самолет АН-12 в сопровождении истребителей МиГ35. Принадлежность – КНДР, – сообщила система.

- Чудеса! Они-то откуда взялись? Но теперь хотя бы понятно, почему цели опознались как дружественные. Незадолго до Катастрофы КНДР стала нашим союзником, вступив в ОДКБ и Таможенный Союз. Россией им было поставлено большое число военной техники и специалистов, – с радостным волнением произнес Виктор.

- Отмена захвата целей! Требуется подтверждение! – запросила система.

- Подтверждаю! – отозвался я.

- Требуется подтверждение на самоликвидацию запущенных ракет!

- Самоликвидацию ракет разрешаю! Искин, попробуй связаться с нашими гостями еще раз.

- Связь установлена! – ответил Искин.

- Антон, если это действительно корейцы, то для большего авторитета надо представиться официальными лицами, к тому же это не далеко от правды: нам переданы коды управления всей оставшейся военной инфраструктуры РФ, – посоветовал Виктор.

Я кивнул и нажал на панели кнопку передачи.

- Говорит командный центр вооруженных сил Российской Федерации! Группа неопознанных целей, движущихся по курсу на Новосибирск, представьтесь! Повторяю…

- Говорит полковник Куан Ён Чхоль, корейская народная армия! – тут же последовал ответ на достаточно хорошем русском языке. - Следуем с дипломатической миссией к правительству РФ, согласно договора ОДКБ от две тысячи тридцатого года.

-Так, и что нам с ними делать? –задумчиво пробормотал я, не обращаясь ни к кому конкретно, но, откровенно говоря, ожидая услышать что-нибудь толковое от кого-либо из своих электронных помощников.

- Антон, в данном случае, я не знаю, что и ответить… - откликнулся Виктор Васильевич. - Их прибытие рассекретит нас окончательно. Хотя какая к черту тут секретность, СШП в течении пары дней и так определят наше местоположение. В любом случае, корейцев выслушать надо. Пусть движутся по этим координатам… – выждав паузу, достаточную для того, чтобы я отыскал карандаш и клочок бумаги, Виктор продиктовал данные.

- И что там находится, по этим координатам?- поинтересовался я, фиксируя цифры.

- Антон, ты все же не изучил матчасть. Я же тебе давал подробный список того, чем мы располагаем, – укоризненно проворчал безопасник. - А находится по этим координатам, будет тебе известно, секретный аэродром, который уже начали расчищать дроиды, недавно отправленные мной. извини, не стал с тобой согласовывать. Ты был в то время занят спасением гражданского населения, - язвительно добавил Виктор Васильевич и ухмыльнулся.

Я только головой покрутил. Что-то неладно у меня здесь с авторитетом. Почему какая-то голограмма какого-то офицера СБ из далекого прошлого позволяет себе, во-первых, раздавать приказания в обход меня, а во-вторых (что еще более обидно!) еще разговаривает со мной, Командором, в таком саркастическом тоне?!



Ян Романовский

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться