Оружейник

Размер шрифта: - +

Плен

Генерал Хайвелл поднял голову от разложенной на столе карте Русса и прислушался. Чуть слышные шаги часового, патрулировавшего небольшой периметр около штабной палатки, звучали как-то непривычно часто и гулко.

«Гнать этих гребаных солдат из этой гребаной армии! – с раздражением подумал генерал. – Чего он там – бег трусцой отрабатывает? Боже мой, с кем только теперь заключают контракты!.. Вот в наше время все было просто и понятно: годен или негоден. Уму непостижимо – в охранении вести себя так, будто стараешься добежать до сортира!..»

Генерал Хайвелл укоризненно покачал седой головой и снова обратился к карте.

«Голуби мира, - снова прорвалось в нем и закипело раздражение. – Ну что это за карта?! Где они ее раскопали?! Уже давным-давно граница проходит гораздо восточнее!».. Еще хорошо, что ему выпало участвовать в боевых действиях в глубоком, так сказать, тылу, не обращая внимания на откровенно слабое место в любой обороне – внешнюю границу. Но и в этом тылу, с позволения сказать, воевать просто невозможно под началом этих нынешних обитателей Белого дома. Это ж надо – сколько народу положили на какой-то самой обыденной разведочной операции?! Мало того, что полегли десантники (между прочим – одни из лучших! Разведка – это вам не хрен собачий!), так, извольте радоваться – еще и флайер угробили. А все отчего? – генерал сердито засопел и, воровато оглянувшись по сторонам, убедившись, что никто за ним не подсматривает, глубоко затянулся сигаретой. Сигареты уже лет сто не продавались на его Родине, но генерал на то и был генералом, чтобы иметь выходы на пару надежных каналов поставщиков с территории, ранее принадлежавшей Чайне.

А все от недостатка финансирования. Он, генерал Хайвелл, всегда был против этих точечных ударов по демократизируемым странам. Уж если делаете – так делайте! – восклицал он каждый раз, бывая в кабинете у высшего начальства. В конце концов, как хорошо получилось с Чайной!.. Нет государства – и нет проблем, это, между прочим, пока никто еще не оспорил. А Европина, неужели никого ничему не научила? Миндальничали, миндальничали. И что в итоге? Ни страны, ни дохода. Даже учения теперь не проведешь, уж больно дикие там остались аборигены, стреляют без предупреждения, и только потом, обнаружив, что уничтожили бойцов СШП, бегут с жалобными криками сдаваться в плен. И, откровенно говоря, эти пленные уже надоели хуже горькой редьки. После освобождения остаются на территории Благословенной. Вон, уже целые кварталы основали в крупнейших городах. И разводят там свиней прямо в квартирах…

Генерала передернуло. Он потушил сигарету и закашлялся. Шаги часового затихли.

«Вот и этот Русс давно пора полностью раскатать, да так, чтобы никогда не оклемались», - мрачно подумал генерал, аккуратно вскрывая банку консервов. – Казалось бы – чего проще? Операцию по раскатыванию он был готов разработать собственноручно, о чем регулярно уведомлял руководство. И каждый раз неизменно получал какие-то нелепые отписки, отсылки к гуманитарным ценностям и прочим глупостям. При этом задача контролировать ситуацию с этими непокорными руссами, предупреждая различные эксцессы, как раз была возложена на него. «Пытаются делать политику в белых перчатках!» - в очередной раз с досадой фыркнул генерал, намазывая на хлеб арахисовую пасту. – «Ну да, впрочем, мое дело – военное. Мне приказали – я выполняю.»

На текущий момент ему приказали «не особо церемониться» и «привести к повиновению» что-то вконец распоясавшихся аборигенов. Пока руссы мирно копошились на развалинах своей некогда богатейшей страны и раз в десятилетие сбивали флаер-другой патруля СШП, на эти «шалости» в Белом доме смотрели сквозь пальцы. Но потеря десанта в неожиданном бою за какой-то занюханный поселок, уничтожение патруля (капитан Джек и лейтенант Барак посмертно получили по высшей государственной награде), а теперь еще и недавнее вынужденное отступление разведчиков – этого начальство генерала уже вынести не могло. К своей радости, генерал был назначен командовать вооруженными силами, призванными раз и навсегда покончить с восставшими руссами, а заодно, не разбираясь в сути, найти и уничтожить их передатчик. С него все и началось – пусть им и закончится. Генерал Хайвелл прибыл на территорию Русса буквально пару часов назад, чтобы возглавить новое наступление и по приказу начальства «покончить с этими строптивыми повстанцами» - ну, или во всяком случае, отбить им охоту восставать надолго.

И вообще, у правительства СШП сейчас есть куда более важные задачи, чем тратить силы, время и деньги на каких-то непонятных повстанцев Русса. В мире еще остались не до конца демократизированные страны. И генерал мечтательно подумал, что с удовольствием послужит делу демократизации в каком-нибудь более приятном климате, нежели этот ужасный руссовский. Ну да ничего. Сегодня все закончится, и генерал во главе объединенных вооруженных сил победителем вернется в родную столицу. Сдаст «куда положено» пленных, отрапортует начальству и завалится спать. Часов, эдак, на десять!.. Генерал Хайвелл бросил взгляд на часы и удовлетворенно кивнул головой, тщательно пережевывая бутерброд с ветчиной

Наступление должно начаться в семь, а стрелки уже показывают почти шесть. Никаких внезапных донесений пока не поступало, значит, все идет по разработанному плану: отборные десантники высадились и грамотно окружили [H1] повстанцев, пилоты флаеров контролируют ситуацию сверху, танкисты прикрывают операцию своим калибром. Да, право слово, - и было бы, о чем волноваться, - генерал зевнул. Сколько там того противника?.. Уцелевшие разведчики донесли о четырех явных огневых позициях. Еще была информация о поступивших в распоряжение противника паре сотен гражданских лиц. Ну это же просто смешно! Что такое четыре, ну пусть даже десять, пусть даже талантливых и удачливых противников и две роты из местного населения против его специального подразделения?! Перестраховались наши голуби мира, - хмыкнул генерал. – Ну да ладно. Пусть и ребятки тоже жирок растрясут, отработают немного теорию на практике, а то закисли в своих казармах…



Ян Романовский

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться