Оружейники

Размер шрифта: - +

Зеркало шестое. Первый раз в новый класс

Первое сентября обещало стать большим праздником. Яркое солнце, тёплый ветерок – прощальные подарки уходящего лета. Баннеры и плакаты, шары и флаги по всему городу, концерт на центральной площади и вечерний салют. А ещё огромная торжественная линейка, где участвовали сразу пять школ, перед которыми выступали мэр, губернатор и куча самых разных «шишек». Но к обеду погода внезапно передумала, собрались тучи, начал накрапывать мелкий дождик. Официальную часть быстро завершили, мэр пригласил «наслаждаться праздником на концерте»… Тёна на это только фыркнула: ладно, музыканты, они хоть под крышей, а у школьников с линейки нет даже зонтиков. Впрочем, на самом деле непогода девушку даже обрадовала. Ещё вчера она договорилась с Наташей и Жанной встретиться, когда у всех закончатся школьные линейки. Думали погулять по набережной… зато теперь придётся сидеть в кафе и, значит, можно и дальше быть «при полном параде». Тёмно-синяя с белым юбка-шотландка, в тон ей тёмно-синий пиджак, белая шёлковая блузка. И главное, за что Тёна переживала вчера весь вечер – туфли! Чтобы не портились слишком быстро, их разрешали носить только в школе. Даже оставляли в личном шкафчике в раздевалке. Исключением были торжества вроде сегодняшнего… Но учеников строго-настрого предупреждали: сразу после окончания мероприятия форменную обувь снимать и по улице идти уже в повседневной. Только ведь кафе – это не улица, значит, ничего страшного, если надеть туфли снова?

Первой в кафе, спасаясь от начинающегося дождя, забежала Наташа. Увидев подругу и вышитый на лацкане знак в виде оплетённой синим пламенем золотой чаши, удивлённо присвистнула:

– И ты, свинтус такая, от меня скрывала!

После чего потребовала встать и обошла её со всех сторон. Тёна выполнила просьбу с видом «ну чего такого», хотя внутри ее и распирало от гордости: чтобы поступить в их гимназию, нужно либо иметь состоятельных папу с мамой, либо быть очень умным. А родителей Тёны к богачам причислить никак нельзя.

В это время к столику как раз подошла Жанна.

– Жанка, ты смотри, какая она. Скрытная, блин.

– Ну… – девушка положила на свободный стул мокрый зонтик и повесила ветровку на стоявшую рядом вешалку. – Я, как бы это сказать, знала. Ещё в июне. Просто меня просили никому не говорить.

– Поросята вы, обе, – демонстративно надула губы Наташа. – Уж мне-то могли бы всё-таки сказать. Ну да ладно! – долго делать вид, что сердишься, не получилось, улыбка сама собой вернулась обратно. – Это надо отметить. Предлагаю взять большую пиццу и…

– Сок, чур, не апельсиновый, – скривилась Тёна, вспомнив завтраки в лагере отдыха.

– Согласна, – Наташе, судя по всему, пришло в голову то же самое. – Ладно, вы за вещами присмотрите, а я побежала брать.

По первому куску все проглотили махом, после каникул вставать рано отвыкли, завтракали на ходу. Да и торжественная линейка – дело утомительное. Второй кусок Тёна старательно жевала как можно дольше и тщательнее, чтобы не отвечать на расспросы. Третий положить в тарелку Наташа не дала, елейным голоском заявила:

– Потолстеешь. Если немедленно не растратишь лишние калории на общение с лучшими подругами.

Будущая жертва переедания попыталась сделать ещё одну попытку обойтись отговорками:

– Ну, чего вам рассказывать? Школа как школа. Ремонт в твоей, Наташа, ничуть не хуже.

– Ты мне зубы не заговаривай, – Наташа отдёрнула поднос в последний момент, когда подруга уже почти подцепила вилкой ещё один кусочек пиццы. – Какой класс, кого знаешь, какие впечатления? А на экскурсию «показать ремонт» меня как-нибудь отдельно сводишь.

Тёна грустно посмотрела на пустую вилку, потом на подруг, у которых в глазах горел неугасимый огонь любопытства, и сдалась.

– Класс средний, двадцать пять человек. Нормальные, кое-кого я знаю. Встречалась раньше, с пятерыми…

Тёна на мгновение запнулась: не скажешь же, что с двумя Алхимиками она случайно познакомилась ещё в июле, а троих знает с Оружейного Турнира. С одной девушкой по имени Лена, Щитом из пары Чаек, они даже сначала здорово сцепились во время поединка, а затем подружились.

– Их я знаю с курсов, когда готовилась к вступительным экзаменам. Остальные разные. Ну, вот не знаю я пока, сколько там сами поступили, а кого папа с мамой пристроили. Я из-за Олега второе собрание пропустила, а на линейку мы подъезжали каждый сам по себе, сразу на центральную площадь и уже в форме. Вот пообщаемся, через неделю скажу.

– А где Олег? А ведь через неделю осенний бал!

Подруги заговорили одновременно, каждая о своём. Потом также одновременно умолкли, несколько мгновений переглядывались. Наконец определились.

– Ты в Осеннем балу участвуешь?

Наташу, конечно же, в первую очередь интересовали танцы и «светская жизнь».

– Участвуем, участвуем, – вздохнула Тёна. – Олег меня последнее время каждый день дрессирует. Как учёного мишку. И с тем же результатом. И отвечаю, Жанн, на твой вопрос. У них там какой-то чинуша важный из Москвы на день первокурсника приехал, так что все сидят-зевают в актовом зале, пока начальство толкает речи. Эсэмэска была: «Ждите не скоро, если не помру со скуки». Кстати… Я потом хотела сказать, но раз уж спросили. Я для вас обеих выпросила пригласительные зрителей. Вот.

Тёна порылась в сумке, и на стол легли два больших картонных прямоугольника с тиснёным рисунком, стилизованные под девятнадцатый век.

– Ой, здорово! Тёна, я тебя люблю! Но вот пицца тебе точно противопоказана, толстеть до конца следующей недели тебе запрещено, – Наташа шутливо отодвинула поднос ещё дальше.



Васильев Ярослав

Отредактировано: 30.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться