Осечка

Размер шрифта: - +

Осечка

Татьяна Минасян

 

Осечка

 

Тихо щелкнул замок, скрипнула дверь. Послышались негромкие легкие шаги. Леонид втянул голову в плечи и продолжил сидеть, не двигаясь и делая вид, что ничего не услышал. Валерии понадобится пара минут, чтобы повесить на гвоздь плащ, сменить туфли на домашние тапочки и дойти до его комнаты. Пусть еще хотя бы эти минуты она проживет с надеждой на лучшее!

Быстрые шаги приблизились к комнате, снова раздался скрип двери, и спустя мгновение Валерия уже была рядом с мужем и целовала его в макушку.

- Ну как ты тут? Все нормально?

Леонид привстал с кресла, притянул жену к себе, на ощупь нашел ее губы, сел обратно, притянув ее к себе… Еще секунду она останется в неведении!

…Наконец, они оторвались друг от друга, и Валерия присела на мягкий подлокотник кресла. Леонид поднял на нее глаза и привычно залюбовался смуглым расплывчатым овалом ее лица, окруженным золотистым ореолом волос. Больше всего на свете он хотел бы еще хоть немного помолчать рядом с ней! Но тянуть дальше было нельзя, Валерия ждала его ответа, и он знал, что как бы ни старалась она проявить терпение, это ожидание мучает ее сильнейшим образом. Леонид собрался с духом и глубоко вздохнул:

- Лера, мне сегодня позвонил Серж… Дениса пытались арестовать, и он сбежал.

Он не мог увидеть, изменилось ли лицо Валерии, но ему это было и не нужно. Он и так знал, что ее темно-карие глаза мгновенно потухли, а губы сжались в тонкую полосочку. Но она приложила все усилия, чтобы сдержаться и не выдать своего отчаяния.

- Его не из-за нас раскрыли? – спросила молодая женщина чуть дрогнувшим голосом. – За нами не придут?

- Нет, Серж сказал, что его выдал кто-то из предыдущих клиентов, - ответил Леонид. – Про нас полиция ничего не знает. Если только…

- Если только Дениса не найдут и он не проболтается, - хрипло закончила его фразу Валерия. – А если его уже поймали?!

- Не волнуйся за это, если бы его поймали и он проболтался, нас бы тоже уже сцапали! – заверил ее Леонид.

- Да, конечно же, - согласилась с ним жена, но в ее голосе все равно звучали страх и безнадежность. Страх – потому что за ними могли прийти и позже, безнадежность – потому что Денис был их последним шансом вернуться домой. Оба прекрасно это понимали, но оба так и не сказали об этом вслух.

- Там на кухне – три ланч-бокса, - сказал Леонид. – Я не обедал сегодня, так что можешь две порции взять.

- Мне одной хватит, если ты не голодный, третью оставим назавтра, - предложила Валерия и встала с подлокотника. – Ты сейчас есть будешь?

- Нет, мне совсем неохота. Попозже поем, - покачал головой Леонид. Его супруга не стала возражать и тихо выплыла из комнаты. Заскрипел пол под ее ногами, хлопнула кухонная дверь. Леонид снова остался один и, откинувшись на спинку кресла, закрыл глаза.

Весь день он ждал и боялся этого момента, но теперь, когда все произошло, ему стало еще страшнее. Он с ужасом думал о том, что сейчас его любимая сидит на кухне за столом и, задыхаясь, плачет, уткнувшись в полотенце и боясь лишний раз вздохнуть, чтобы он не услышал ее всхлипываний. Или что она стоит посреди кухни и остановившимися глазами смотрит в одну точку. Или сидит на полу, обхватив руками голову, и опять-таки пытается плакать как можно тише, чтобы даже он, со своим обострившимся после проблем с глазами слухом, ни о чем не догадался.

Впрочем, пока до Леонида не доносилось ни звука – разве что какие-то тихие шорохи. Возможно, Валерия и не плакала, тем более, что теперь в этом уже не было совсем никакого смысла. Плачь – не плачь, а сделать они уже ничего не смогут.

Леонид в очередной раз глубоко вздохнул и мысленно повторил их с Валерией приговор: они ничего не могут сделать, они не улетят на Землю, они останутся на сырой и промозглой, кишащей всевозможными микробами и вирусами Гидре, куда прилетели три года назад, счастливые и уверенные, что им повезло найти работу в райском месте. Вредный для землян воздух этой планеты медленно ослепит, а потом убьет их обоих. Причем сначала он убьет его, Леонида, а более молодая и крепкая здоровьем тридцатилетняя Валерия проживет еще пару лет одна. О ней некому будет заботиться, и, в конце концов, она тоже заболеет, постепенно лишится зрения и умрет, в полном одиночестве. И это уже не изменить. Последний корабль, идущий на Землю, стартует через неделю, денег на два билета у них нет, и за такое короткое время они их не найдут – если бы их вообще можно было достать, они бы уже сумели это сделать. И устроиться на корабль служащим полуслепой Леонид уже не сможет: хакер Денис, такая же жертва мошенников, как и они с Лерой, обещавший перепрограммировать его личную медицинскую карточку, попался на других своих незаконных делах. А следующий корабль прилетит хорошо, если через три-четыре года…

Год назад, когда стало ясно, что мошенников, отправивших их на Гидру, уже не найти и на Землю им не вернуться, они с Валерией почти смирились с этим и решили просто жить среди болезней и сырости, сколько получится. А потом появился корабль «Самоцвет», на борту которого не хватало одной стюардессы, и решившую попытать счастье Валерию взяли на это место. Именно тогда Леонид с удивлением обнаружил, что внезапно вернувшаяся надежда – чувство вовсе не приятное, а, наоборот, крайне болезненное. Хотя Валерия как будто бы переживала меньше: она сразу оживилась и принялась искать возможность взять на корабль Леонида. Она была уверена, что ей это удастся, и сумела поделиться своей уверенностью с мужем. Но длилась их радость недолго: вскоре стало ясно, что тайком на «Самоцвет» не сможет пробраться даже мышь, а денег на то, чтобы подкупить кого-нибудь из команды, им не заработать и за всю жизнь. Они придумывали все новые и новые планы, но каждый раз терпели неудачу. А теперь и вариантов у них никаких не осталось…



Татьяна Минасян

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться