Осенний реквием. Прелюдия

Размер шрифта: - +

Глава третья: Зелёный Нелюдь

Таверну, которой суждено было приютить меня вместо «Весёлого Архонта», зарывшуюся в самый центр, богатого и явно благополучного района, я нашёл минут за пятнадцать. Набрёл я на неё абсолютно случайно, в тайне дивясь тому, как мало подобных заведений содержалось горожанами в Ладрильо-Рохо, в то время как в другие посещённые мной торговые городах Империи буквально кишели отелями, тавернами и гостиницами разного уровня комфортности.

Дорога вывела меня к пригожим городским особнякам. Были они одинаковыми – будто братья близнецы. Окружавшие их кованые ограды, с гарпунообразными наконечниками на двух метровых прутьях, тянулись длинной вереницей с севера на юго-восток вдоль широкой, , мощёной крупной плиткой улицы. На ней при желании свободно могли разъехаться две кареты, да ещё осталось бы место для одного пешехода.

За заборами темнели сады, окружавшие каждое здание по периметру, старавшиеся перещеголять друг друга: пышностью древесных крон, изяществом лабиринтов и дорожек, вычурностью многоярусных фонтанов и клумб. Между стволами плодоносных деревьев в художественном беспорядке красовались разномастные парковые статуи. Воины, нагие красотки, диковинные звери и драконы, провожали меня слепыми взглядами мраморных глаз, выхватываемые из непроглядной, сырой ночи яркими вспышками небесных молний.

Двигаясь вниз по улице, я сам не заметил, как оказался перед перекрёстком. остановившись у затушенного дождём фонаря, я огляделся и мой взгляд уткнулся в здание, обращённый ко мне фасад которого утопал в густом, неухоженном саду. Двух этажное и на вид очень старое, оно ни стилем, ни богатством не напоминало соседствующие с ним особняки. Выделялось оно и размерами. Не смотря на то, что в нём было всего два этажа, крыша здания возвышалась над соседними домами, будто горный великан над выводком гоблинов. Такое же угловатое и неуклюжее с покатой, покрытой битой черепицей крышей, на коньке которой была установлена громоздкая вывеска.

Слегка подсвеченная неровным, дрожащим светом древних, факельных фонарей на ней красовалась надпись: «Зелёный Нелюдь». Тест был написан широким, слегка не аккуратным, рубленым шрифтом с небольшими засечками и декоративными перемычками. Под названием, лихо перекрывая последние буквы слова «нелюдь», так что для того, чтобы прочитать их требовалось применить фантазию, красивыми прописными буквами было выведено: «Кабак и гостиница».

Вход в заведение располагался на дублирующей улице. В отличие от неуклюжей громадины приросшей к нему с тыла, это был всё тот же небольшой особняк, как и десяток, других виденных мною ранее. Он так же располагался в небольшом парке и утопая в его буйно разросшейся зелени. Однако, вместо подстриженных газонов, дорожек и лабиринтов, то был настоящий дикий сад, искусно скрывавший в своих недрах от взглядов с улицы задний дворик и несколько построек.

Большая деревянная доска объявлений, ютившаяся на двух, вкопанных в землю столбах пестрела убранными под стекло, оттисками меню и какими то объявлениями. Её ободок была покрыт затейливой резьбой, изображавшей, что-то фольклорное. Меню, сообщало часы работы питейного зала, и предлагало длинный список из неизвестных мне блюд. Соседняя листовка, предупреждала об опасности городских пожаров, а слегка закрывающий её плакат, приглашал постояльцев заселяться в это очередное «лучшее заведение в городе» в любой, даже самый неурочный час.

Вздохнув и перехватив покрепче сумку, я направился к входу. Пройдя под переплетением ветвей, стянутых вершинами крон в живую арку, каких-то изящных лиственных деревьев, погрузился в пахнущий мокрой листвой сад. Поднялся на оформленную под орнаментальный стиль северных провинций широкое крыльцо, превращённое в летнюю веранду и прошествовав вдоль пустующих столиков, оказался перед массивной двустворчатой дверью.

Внутри питейного зала, занимавшего почти весь первый этаж особняка, было: темно немноголюдно и шумно. В дальнем углу, почти рядом с барной стойкой и дверью ведущей, судя по всему на кухню, под светом масляных ламп, что-то отмечали несколько необычайно громких, богато одетых людей. Несмотря на поздний час, они матерились, поминая через слово Эзмора, стучали пивными кружками о столешницу, распевали дурными голосами песни, кричали друг на друга и взрывались заливистым гоготом, не забывая поглощать выставленные на стол закуски, кидая огрызки и кости через соседние столики в большую мусорную бадью.

В тот момент, когда девушка-официантка проходила мимо, они ненадолго умолкали, но только для того, чтобы попытаться по очереди ухватить её за аппетитный зад и тут же шумно радовались успеху удачливого собутыльника. Однако подобных побед у гуляк было немного. Женщина ловко укорачивалась и иногда звонко шлёпала нахалов по рукам, от чего очередной неудачник пьяным голосом, что-то возмущённо орал, в то время как его собутыльники гогоча, аплодировали и одобрительно свистели в след призывно покачивающей бёдрами служанке.

За всем этим весельем хмуро наблюдала четверо угрюмых мужиков, в которых нетрудно было узнать ночных вышибал. Развалившись на стульях, они, тихо переговариваясь, сидели за большим круглым столом, установленным как раз напротив входной двери. Перед ними стояли крупные гранёные стаканы и несколько бутылок, в которых плескался какой-то напиток сине-зелёного цвета. Охранники лениво потягивали его, слегка морщась после каждого глотка, и первое время совершенно не обращали на меня никакого внимания.

Немного подумав, я громко постучал в дверной косяк. Один из вышибал медленно повернул голову и, несколько секунд подслеповато щурясь, оценивающе глядел на меня, а затем, крякнув, поднялся со своего стула. Театрально щёлкнув ремнями подтяжек, перекинутых почему-то поверх заправленной в широкие мешковатые штаны толстого кафтана и поигрывая маленькой деревянной дубинкой, подошёл ко мне.



Александр Шапочкин

#12941 в Фэнтези

В тексте есть: дарк, эпическое

Отредактировано: 03.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: