Осенний реквием. Прелюдия

Размер шрифта: - +

Глава восьмая: Бардак в храме науки

Дверь с громким хлопком закрылась. Выделение адреналина, концентрация внимания, максимальное усиление восприятия. Тренированное тело, несмотря на усталость, работало как часы. Время привычно замедлилось. Все быстро отсекалось, не исчезало, но отдалялось на периферию сознания.

Особое состояние, которое мои учителя затейливо называл «Танец Бабочки» накатывало на меня, уверенно разливаясь по организму прогоняя чувства и эмоции. Лишние мысли исчезли из головы, уступая место наполненной образами пустоте, в которой не было место царившему в комнате мраку.

В бою нет времени на размышления. Думать за воина должно тело. Только оно ничего не забывает и никогда не опаздывает. Да и возможности свои знает намного лучше самого человека. Ему только не нужно мешать.

Не сейчас, так в следующую секунду, осмысленный приказ мозга не успеет в нужный момент дойти до руки или вовремя указать, куда шагнуть ноге. Заставить корпус повернуться, а кулаку нанести удар. А тело сделает всё это само и заблокирует удар, со спины, который не видят глаза, предскажет и увернётся от падающего на голову меча, найдёт слабину в обороне и не попадётся на хитроумный приём.

Напротив меня рядом с кроватью стояла знакомая мне фигура. Бледное лицо, скрытое в тенях под серым замшевым капюшоном из-под которого видны только губы и подбородок. Он очень внимательно смотрит на меня, оценивает и уже знает, что попался. Охотник превратился в жертву. Белый рыцарь настиг чёрного офицера, когда его игрок уже уверовал, что скоро съест вёрткую фигуру своего оппонента. Теперь ему придётся играть по моим правилам и Серому это очень не нравится. Уклониться от боя нет никаких шансов – мы на одной и той же клетке, и это мой ход.

По белоснежному одеялу, накрывавшему тело учёного на уровне груди, медленно расплывалось алое пятно. Простите меня господин Эльфордо, ваша смерть на моей совести.

На невообразимо малую долю мгновения, проведённого в этой застывшей реальности, что-то в фигуре Серого показалось мне не правильным. Но это была не мысль, а образ, который промелькнул, уступая место другим более важным фактам, которые стремилось охватить внезапно обострившееся восприятие.

Окно за спиной человека, было плотно закрыто. Стекло отражало спину Серого и только левая внутренняя ставня едва заметно двигалась. Видимо он хотел бежать через окно, в тот самый, когда звук моих шагов, крик женщины и скрип входной двери остановили его. Он успел снять крючок, когда понял, что попался. Каким-то шестым, седьмым или восьмым чувством осознав, что не уйдёт. Попробуй он выпрыгнуть через закрытое окно и пуля, выпущенная из «Пастора» прошьет его тело, ведь на таком расстоянии трудно промахнуться.

 Фигура на сотые доли мгновения смазалась и вновь приобрела былую чёткость, даже в замедленном времени обретя естественную скорость движений. Если бы я мог – я бы улыбнулся. Серая накидка, взвинтил себя, входя в собственный боевой режим. Названия этой боевой концентрации я не знал, но для простого обывателя, я был в этом уверен, он превратился в смазанное пятно.

Можно было предположить, что наши навыки были на одном уровне. В естественном течении времени, не прошло и трёх секунд с момента первого броска, когда Серый, одним плавным движением метнул в меня ещё три ножа. Скорость его выросла многократно и я ощутил лёгкое чувство уважения к противнику.

О да, это был мастер, но для меня это не играло большой роли. Ножи медленно плыли ко мне и губы Серой накидки, тронула тень самоуверенной улыбки. Только ведь при других обстоятельствах, с другим противником то была бы вполне заслуженная похвала им самому себе. С его точки зрения я уже проиграл. Замедлять время Серый умел не хуже меня, а вот двигался он в этом тягучем киселе на порядок быстрее.

Два ножа, я отбил одним неторопливым движением. Лезвия выбили искры столкнувшись с кортиком и ушли рикошетом в сторону заваленного инженерным хламом шкафа. Третий, отбивать я не стал. Это было бессмысленно. Нож прогудел мимо виска, а левая рука, уже поднимала готовый к выстрелу «Пастор».

Толика крови, отхлынула от губ Серой накидки. По двум простым и незамысловатым движениям, мастер вмиг разгадал секрет моего «Танца Бабочки». Сколь много пользы в бою от скорости или силы, когда противник заранее знает – куда ты нанесёшь своё следующий удар. Попробуй попасть палицей по порхающей бабочке и это кажущееся на первый взгляд медлительным существо, легко увернётся, лишь только взмахнув своим цветастым крылом.  

Замшевые полы взметнулись от резкого движения рук, открыв на долю секунды скрытую под ними чёрную кожаную броню с кучей ремешков и перетяжек. Серый, рванулся ко мне, на бегу уходя с линии ещё не сделанного выстрела. Время немного ускорилось, а в руках его как будто из пустоты материализовались два длинных стилета. Острия этих приспособленных для нанесения колотых ран кинжалов, заплясали завораживающий танец, описывая блестящие кольца и восьмёрки вокруг ладоней владельца. Я тоже плавно скользнул вперёд, не видя более возможности использовать своей единственный выстрел.

Мы сшиблись на самой середине комнаты. Винтики, шестерёнки и гаечки, столь заботливо собираемых господином учёным аппаратов не магического принципа действия, весёлыми брызгами разлетались под сапогами далёких от науки людей, решивших в этот предрассветный час забрать жизни друг друга.

Настоящий бой насмерть – не тот прекрасный танец, каким видят его ни секунды, не державшие в руках меч и не смотревшие в глаза смерти юные аристократы. Но и не кабацкая драка, свалка по недосмотру или незнанию воспринимаемая кем-то как особое искусство.



Александр Шапочкин

#12878 в Фэнтези

В тексте есть: дарк, эпическое

Отредактировано: 03.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: