Осенний реквием. Прелюдия

Font size: - +

Глава тринадцатая: Заслуженный отдых и его последствия

Заложив ногу за ногу и блаженно потягиваясь, я полулежал на мягкой пуховой перине, зарывшись в многочисленные подушки, перелистывая толстенькую папку с бумагами испещрёнными оттисками буквиц быстропечати. Все-таки хороший сон делает солдата счастливым, а если ещё и желудок полон – то жизнь вообще можно сказать удалась.

Почти... Я ещё раз с подозрением посмотрел на усеянные чуть вдавленными из-за штамповки буквами листы. С шелестом провёл большим пальцем по уголкам, прикидывая в уме время, которое мне придётся потратить на ознакомление с предоставленной комиссарами документацией.

Кажется кто-то очень исполнительный, но явно хитрый и злой, вознамерился всеми силами испортить мне блаженные минуты пробуждения. Когда я наконец-то продрал глаза, на столике рядом с кроватью стоял не только поднос со свежезаваренным чаем. Нашлось на нём место и нежнейшим ещё тёплым булочкам в небольшой корзинке примостившейся рядом с блюдцами полными тонко нарезанного сыра с пикантной синей плесенью и ломтиками охлаждённого говяжьего языка, а так же ещё какого-то копчёного мяса. Настроение же портила запрошенная мною ещё утром толстая папка с материалами расследования недавнего инцидента, связанного с взрывом в торговой палате, аккуратно положенная на полочку под столешницей.

По моим внутренним ощущениям был уже поздний вечер или ранняя ночь. Окон в «номере люкс», а точнее двухкомнатном изоляторе для временного содержания особо важных заключённых, не было.

Когда этим утром капитан Игорь и его стражи, по всем правилам конвоирования сгрузили меня около здания Комиссариата и сильные руки подхватив, какое-то время грубо волокли по гулким коридорам, я был абсолютно уверен, что окажусь как минимум в камере спецприёмника. Внутренне я уже приготовился к обстоятельному разговору с ноэлианским дознавателем, абсолютно не расположенным верить в переданные Капитаном бумаги либо вообще долгие годы проклинать себя за излишнюю доверчивость.

Мешок с моей головы сняли уже здесь. В фешенебельной лишённой окон камере. В такие апартаменты попадали те, чьё заключение в стандартных казематах могло бы стать в будущем серьёзной проблемой из-за их социального или политического статуса. Хотя всё это веянья нового времени и раньше даже некоторые императоры годами довольствовались грязным подземельем с охапкой гнилой соломы.

В Империи далеко не все, как дворяне, так и простолюдины были довольны Комиссариатом – Орденом рыцарей Ноэль. Для абсолютного большинства простых людей, это была непонятная, окутанная ореолом мистики и страха организация.

Вот Орден рыцарей Претора, совсем другое дело. Парадные кавалькады конных преторианцев в начищенных до блеска латах, фанфары, развевающиеся знамёна и хоругвии. Стройные ряды моторизированных рыцарей в лёгких паровых доспехах и поражающие воображение трёх, а то и четырёх метровые металлические гиганты – шагающие крепости.

Такой образ имперского рыцарства, был понятен для простолюдина. Блеск, лоск аристократии и всесокрушающая мощь моего ордена внушали людям уважение. Что впрочем, не мешало некоторым за глаза поругивать зажравшихся, способных только разворовывать казну дармоедов, бряцающих железяками, а воевать-то собственно и не умеющих.

Впрочем, такие злые языки обычно проживали в столичных городах спокойных провинций – тех местах, где «воевать» не приходилось уже столетиями. Особенно на севере и востоке Империи, где врагов-то не видели уже более четырёх тысяч лет.

Совсем другое дело – рыцари Ноэль. В представлении обывателя не укладывался образ настоящего рыцаря, но при этом крадущегося словно вор в глубокой тени. Не грохочущего латами рубаку, не оператора шагающей крепости, способной в мгновение ока переломить хребет боевому носорогу, а скользящего в ночи диверсанта.

Не понимали ещё и потому, что поклонялись они не кому-то, а самой Ноэль. Светлой богине, Хранительнице очага, всепрощающей и беспредельно доброй хозяйке обители Верховного бога Претора. Ведь именно комиссары жестоко подавляли смуты и восстания.

Проводили облавы на сектантов и не считаясь с жертвами ликвидировали лидеров демонических культов. Отлавливали лже-пророков и распутывали дворцовые заговоры.

По тавернам, поминутно оглядываясь, шептали, что не Ноэль они поклоняются вовсе, а – тёмной богине и от Катахизса, Комиссариат отличает лишь цепная преданность трону, да и то вроде как не бескорыстная. Привыкшим жить в сытости и достатке людям трудно было понять то, что именно благодаря этому рыцарском ордену Империя не тонет по несколько раз в столетия в кровопролитных гражданских войнах, а на столе у них всегда есть ломоть свежего хлеба с маслом.

Аристократы тоже недолюбливали рыцарей Ноэль, но совершенно по другой причине. Комиссариат постоянно вмешивался в их разномастные интриги, а так же прочие опасные высокосветские развлечения. И рассаживал зарвавшихся дворян в вот такие вот камеры временного содержания, порой с самыми серьёзными для них последствиями.

Освобождённый от пут, я вымылся в заботливо принесённой двумя широкоплечими дворфами огромной медной ванне и переоделся в чистое. Отдал одежду и кольчугу с доспехами прибежавшему на звон колокольчика мальцу, собственноручно проверил оружие. Только после этого я позволил себе устроить долгожданный пир из простой на вид, но по-домашнему вкусной стряпни.

Дождавшись завершения моей скромной трапезы, рядом со мной бесшумно возник молодой клерк, вытянутое мальчишеское лицо которого украшало пенсне с забавными круглыми линзами в золочёной оправе. Пришлось потратить какое-то время на написание объяснительной записки на имя местного «Смотрителя Очага», заполнить парочку формуляров на получение доступа к закрытой информации и дать подписку о неразглашении.



Александр Шапочкин

#13197 at Fantasy

Text includes: дарк, эпическое

Edited: 03.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: