Ощущая мрак

Chapter IX. Раз, два, три, четыре

Когда происходящее шокирует, время ведет себя ненормально. Сначала секунды вязнут и растягиваются в целые минуты...

Я не кричу. Стискиваю зубы, так что из горла рвется удушливое мычание, а на выдохе – жалкий стон, девчоночий даже. Джервис ничего не говорит, и напряженное молчание между притихшими нами затягивается, как перед ураганом в пустоши.

– Что значит... – я хрипло откашливаюсь, морщусь. – Что значит, проверяют?

Цинния переводит на меня распахнутые глаза в пол-лица.

– Я не знаю, может, на вирус? – говорит она и виновато пожимает плечами. – В продовольственный сектор никого не пускают. Расставили по периметру заградительные щиты и калигусов на входе с жилого сектора. Центральный перекрыли, свободен теперь только проход от теплиц.

Нетерпеливо переступаю с ноги на ногу. Что такое карантин, я в курсе – все в курсе, не первый год живем. Тревога агрессивной волной бьет меня изнутри, и мне сложно выразить ее словами, а Джервис молчит – впечатался ногами в пол, руки сжал и не двигается – и изъясняться мне приходится за двоих.

– Их ведь не арестуют?

– За что? – удивляется Цинния. – За угрозу заражения выдуманным вирусом?

«За то, – думаю я, – что они причастны ко мне. Ведь так?»

...а потом спешат, спотыкаются, нагоняя упущенные мгновения.

В дверь резко стучат. Четыре удара.

– Откройте! Именем Первого Канцлера!

Мы все вздрагиваем; я оборачиваюсь так резко, что кружится голова.

Калигусы.

Паника мгновенно заполняет собой все тело. Я беспомощно оглядываюсь на Джервиса.

Стук повторяется, еще сильнее, еще резче.

– Мерсия Евандер! – кричат снаружи. Грубый голос умолкает, раздумывает. Добавляет: – Велиус Евандер.

Черт возьми! Меня тут же бросает в жар, Цинния охает, прикрывая рот рукой, Джервис дергается прочь от двери, но ноги его будто примерзли к полу, он лишь поворачивается ко мне. Я открываю рот, но не могу ничего сказать.

Стук повторяется.

Раз!

Надо бежать. Сейчас же!

– Быстро, – шипит вдруг Джервис, хватая меня за локоть, – на склад!

Я еле переставляю ногами. На ходу сдергиваю со спинки дивана свою куртку, тяну за каким-то чертом Циннию за собой – она же не должна быть здесь, не должна попасться на глаза калигусам, так?

Велиус оказывается у стены в один миг, я не успеваю даже моргнуть. Мерсия вскакивает с места и бежит к входной двери.

Два!

Джервис ныряет в темный проем в стене, и Велиус толкает его в плечо, чтобы он пошевеливался. Мы не успеем добраться до склада! Придется сидеть в темном тесном коридоре. Будут ли калигусы обыскивать дом?

Цинния резко останавливается, выдергивает руку из моей вспотевшей ладони.

– Нет-нет, я останусь! – она еле шепчет, и весь голос ее пропитан паникой, и рука у нее дрожит от внезапного страха, охватившего всех нас. Я торможу посреди комнаты.

Три!

– Что? Ты с ума сошла! Идем же!

Цинния мотает головой, так что волосы ее сливаются в одну белую яркую волну, вспышку.

Четыре!

У нас нет времени.

– Иди же, я тебя не сдам!

Я не хочу оставлять их, не хочу терять из виду хотя бы Циннию. Что, если она исчезнет, как отец? Что, если...

– Шевелись, идиот, ты нас всех выдашь! – рычит Велиус. Он хватает меня за шиворот, дергает к стене. Я запинаюсь, не справляюсь с весом собственного тела и лечу назад. В стену. В тайный проем в стене.

Мерсия смотрит на нас с противоположного конца комнаты, стоит у самой входной двери.

– Мерсия Евандер! – грохочет чужой голос. – Откройте дверь!

Я падаю прямо на Джервиса, и вдвоем мы кубарем валимся в тесный коридор, куда тут же шмыгает Велиус и напоследок кивает сестре.

– Будь осторожна! – шепчет он. Я успеваю увидеть ее бледное лицо и Циннию, всю белую от паники, прежде чем дверная панель бесшумно задвигается, отрезая нас от комнаты. От света. От девчонок, оставшихся наедине с калигусами.

– Идем скорее! – торопит Евандер. – Эти уроды наверняка будут обыскивать дом!

Здесь темно, тесно, душно. Я еле дышу, в ушах кровь стучит так, что заглушает все звуки, но мне все равно слышно тяжелое дыхание Джервиса рядом. Встать получается кое-как, толком не разобрать, чьи руки чьи. Велиус протискивается вперед.

– Вперед, потом направо, – чеканит он. – Бегом!

Мне не видно ни своих рук, ни ног, но я срываюсь с места и бегу наугад. Позади остается дом Евандеров, Цинния, Мерсия. Что они скажут калигусам? Как они будут выкручиваться?

Я рвано дышу, следуя по пятам Велиуса. Позади то и дело мне в спину врезается ладонь Джервиса, плечо Джервиса, весь Джервис. Я стараюсь не спотыкаться, хотя от внезапно настигшей паники мышцы тела едва ли готовы слушаться. Колени кажутся ватными.

– Здесь нас вряд ли найдут, – раздается шипящий голос Велиуса. Внезапно меня дергает вперед и вправо, прямо за ворот несчастного свитера. Я охаю и едва не врезаюсь носом в угол на повороте.

– Тихо ты! – шипит Евандер. – Сказал же, здесь направо!

– Да если бы я хоть что-то видел! – рычу я в ответ. Прежде, когда меня по коридору вел Грегориус, под потолком изредка мигали лампы. Сейчас же здесь одна темнота.

Велиус фыркает и снова хватает меня, теперь за плечо. У него холодные липкие пальцы, я чувствую это даже сквозь тонкую ткань свитера.

– Лучше нам укрыться в центре! – бросает он. – Держитесь.

Джервис едва успевает найти в темноте мою руку, и нас обоих тут же дергает вперед – резкий порыв ветра остервенело бросается мне в лицо, желудок снова подскакивает к горлу, кружится голова – и вот уже Велиус открывает дверь своего «тренировочного центра». Я отпускаю Джервиса и вываливаюсь из коридора прямо на пол, больно стукаясь коленками.



KsKhan

Отредактировано: 02.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться