Ощущая мрак

Chapter I. Черный дождь

Меня выворачивает наизнанку прямо на землю и Энди подо мной, так что желудок скручивает и стискивает в нервном параличе. Когда рвать уже нечем, я с удивлением обнаруживаю, что внутренности еще не лежат передо мной, и я вообще способен что-то делать. Боль во всем теле такая, будто меня как следует избили, а потом пропустили через центрифугу.

– Рэй? – медленно спрашивает голос Джервиса. Я вижу носки его ботинок, но выше взгляд поднять не могу. Коб и Лукас чертыхаются, а Марла сдавленно пищит. Все эти звуки врываются мне в голову и режут по ушам.

Что, черт возьми, это было?..

Мне трудно сосредоточиться на одной мысли: все они разбегаются по черепной коробке со скоростью света, и вся голова гудит, и в ушах стоит гул, который никак не связан с завыванием ветра над нами.

– Рэй... – Джервис еле слышно выдыхает мое имя, и я поднимаю голову. Бледное лицо приятеля маячит в ногах остальных, и его белые, почти зеленые от паники щеки кажутся мне сейчас такими естественными. Еще бы, не каждый день какой-то мальчишка взрывается посреди кратера черным дымом.

Я хочу ответить, сказать, например, что я в порядке и не стоит беспокоиться и, мол, все путем, но у меня язык не поворачивается произнести хоть слово. Я только смотрю в ошарашенные глаза Джера и глотаю ртом воздух – потому что легкие все сдавило, и я не уверен, что только от страха.

– Твою мать...

Энди лежит на земле, весь испачканный в моем желудочном соке и остатке ужина и, кажется, находится в полуобморочном состоянии. Коб наклоняется к нему и, брезгливо морщась, пытается подхватить под руки. Я безучастно смотрю на это безобразие и тяжело дышу. Каждый вдох дается с трудом – кислорода здесь явно меньше положенной нормы, и надо бы убираться отсюда.

Перед глазами расплывчатым пятном маячит лицо Джервиса. Его глаза кажутся огромными, в пол-лица, и он шокировано хлопает ими.

– Ты жив?

В этот момент, клянусь, мне хочется придушить лучшего друга за оригинальность. Я молча стискиваю зубы, все еще чувствуя на губах привкус собственной крови.

– Какое, к чертям квиритским, жив! – орет не своим голосом Коб. – Он только что калиго взорвался, Кейлб!

– Заткнись, Фуллер!

– А ты его не затыкай, ботаник!

– Да ты вообще не вмешивайся, Марла!

Я медленно поворачиваю голову к замеревшему рядом Энди. Он так и сидит на земле и не двигается, и Коб подтащил его тушу к камню и так и оставил. Энди смотрит на меня пустыми глазами и только открывает и закрывает рот, как немой.

На лице у него написан такой ужас, будто он смерть увидел.

– Извиняться за это не буду, – вдруг говорю я хриплым голосом. – Меня от тебя всегда тошнило, врать не стану.

Неожиданно на него мои слова не производят никакого впечатления – он только еще больше бледнеет.

– О, нет!.. – выдыхает вдруг Марла. Я поднимаю голову и вижу, что она смотрит в сторону города.

Мы все, как один, поворачиваемся, упираясь взглядами в зеленый свет барьера. От него в нашу сторону что-то движется. Силуэт человека.

Это человек.

– Я сваливаю! – тут же рявкает Коб. – Энди, вставай, иначе нам крышка!

Тибекис не двигается, его друзья заметно нервничают. Мы с Джервисом переглядываемся и не знаем, что нам делать.

– Да бежим уже без него! – панически взвизгивает Марла. Коб смотрит на нее во все глаза, Лукас испуганно переводит взгляд с одного на другого.

– Валим, Энди! – отрезает Коб, хватает Тибекиса под руки и рывком ставит на ноги. – Да пошли уже, тормоз!

Они сбегают, пытаясь обогнуть приближающегося к нам человека с другой стороны высокого бугра, делая крюк к Майрону.

Я и Джервис остаемся на месте. Я не могу встать – он не может оставить меня одного.

Нам конец. Кто бы это ни был, нам конец.

– Давай, ты сделаешь отсюда ноги? – сипло давлю я, продолжая дышать ртом. Никак не могу выровнять дыхание и унять пульс, и кровь все еще стучит в ушах гулким эхом.

Джервис не обращает на мое предложение никакого внимания. Честно говоря, я не хочу, чтобы он уходил, хотя это было бы правильно.

Потому что мне страшно.

И ноги у меня не двигаются. Да и руки тоже. И вообще я сейчас не могу пошевелиться.

Точка приближается, становясь человеком.

– Ну что, сопляк, доигрался? – басит Вим, вырастая перед нами массивной своей тушей. Я сглатываю подступивший к горлу комок и вздрагиваю.

Только не он. Ну кто угодно, только не он.

– Что Вы здесь... – начинает Джервис, но Вим грубо отталкивает его, чтобы подойти ко мне, сидящему на коленях прямо на земле посреди кратера, и его широкая ручища хватает меня за шиворот.

– Отличный фокус провернул, щенок, а теперь проваливай обратно в город!

И он бесцеремонно ставит меня на ноги, пока я собираю остатки себя по кусочкам. В ногах у меня точно вода, и весь я похож на размазню, настолько меня не слушаются мои же конечности.

– Оставь меня в покое! – рычу я и пытаюсь брыкаться. Вим рявкает что-то себе под нос и тащит меня к барьеру, а позади плетется растерянный и беспомощный Джервис.

Я понятия не имею, что здесь делает этот старик. Виму лет сорок, когда-то он был инженером в техническом секторе Майрона и жил там же вместе с женой и ребенком, пока однажды взрыв из-за недосмотра механиков не унес жизни его семьи. С тех пор Вим поселился на заброшенном складе у самого барьера, собрал вокруг себя других членов его рабочей команды и стал наживаться на том, что совершает вылазки за пределы Майрона, чтобы тащить из-за барьера всякий хлам. Говорят, его команда мастерит из груды мусора оружие и поставляет его на черном рынке позади склада.



KsKhan

Отредактировано: 02.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться