Ошибка 505

Размер шрифта: - +

Часть 3.

От лица Андрея.

Август 2022 года.

Моё пробуждение было ранним, потому что сегодня мои проводы в армию. Нужно тщательно к этому подготовиться и подстричься, для этого позову своего друга. Не уверен, конечно, что у него получится всё круто сделать, но я на это надеюсь. Я встал с кровати и пошёл есть — это главное, всё-таки я мужик, я должен правильно питаться, а именно пять-шесть раз в день.

Когда мне было шестнадцать, я думал, что не смогу набрать достаточно веса и вылечить гастрит, чтобы попасть в армию, но всё изменилось. Сейчас мне девятнадцать лет, и я окончил железнодорожный колледж, надо уже думать о взрослой жизни, но мне не до этого.

Погод на улице оставляла желать лучшего, а мы ведь хотели провести проводы на заднем дворе моего дома. Стрелка на часах уже показывала двенадцать, и я сильно удивился, почему время так спешит. Скоро начнут приезжать родственники, маленькие брат и сестра давно гуляют, мама стоит у плиты. Около часа должен приехать отчим, забрать маму в магазин за мясом и выпивкой.

У меня было время, чтобы не суетиться и просто подумать обо всём. Мама за меня переживала, боялась, что что-то случится, ну она же мама. Мне было нестрашно, я готов служить, тем более знакомые говорят, что это легко, армия уже не та, какая была раньше.

***

Андрей (отчим) приехал, и они с мамой сразу собрались и покинули дом, оставляя меня с мелкими. Я, не раздумывая, включил музыку на весь дом, да так, что она была слышна у соседей. Сегодня можно. В принципе, всегда можно, я не слушаю музыку тихо, иначе на что мощная колонка?

Спустя пять минут я вышел на улицу и закурил, достал из кармана телефон и набрал контакт "Зигота" — мой друг Артём. Да-да, у нас определённый вид любви. Он ответил сразу, ведь встал раньше меня, чтобы оповестить и собрать народ.

— Приезжай сейчас, будешь постригать меня налысо, — очень жаль, что придётся состригать свою относительно длинную чёлку.

— Хорошо, через несколько минут буду.

Приехал он, как и обещал, вовремя, с девушкой и выпивкой. Последнее меня радовало особенно.

— Впервые меня стригут налысо.

— Впервые я стригу человека, — после данных слов доверие к парню куда-то улетучилось. Снимет скальп с меня ещё.

Спустя некоторое время я уже сам добривал себе голову. Думаю, у меня получилось бы даже лучше, но ничего. Погода на улице лучше не становилась, собаки весь день молчали и не лаяли, не ели и не выходили гулять.

К двум часам приехала часть родственников, которые помогали моим родителям всё подготавливать к проводам. А я сам был готов к службе.

***

В пять вечера мы начали наши проводы, которые шли очень стремительно. Я не успевал замечать, кто сколько выпил, но, пожалуй, я всё именно так и представлял: поучительные слова и наставления с отслужившей мужской части, слёзы с женской части родственников, мамино беспокойство. Часа через три-четыре — я не следил за временем — все были в тютельку и говорили о жизни.

Выпивка подходила к концу, и мы с отчимом решили съездить в соседний посёлок и купить ещё. Нашей пропажи почти никто не заметил, только те, кто действительно приехал ради меня. Дорога заняла пятнадцать минут, хотя обычно куда больше, просто не было машин и людей.

Купили всё, что надо и поехали назад, но вдруг раздались раскаты грома, и молния осветила небо. Я задрал голову и сказал:

— Как же я люблю такую погоду. — Вот-вот польёт дождь. Я нахожу в подобном некий покой, и это расслабляет.

— Терпеть её не могу, — ответили мне.

Когда мы вернулись, собаки пытались выбежать с территории. Не обращая на это внимания, мы продолжили проводы, выпивая одну бутылку водки за другой. Мне всегда мало, я не знаю меры, но чаще всего не чувствую себя плохо.

***

Время подходило к четырём утра, и все, кто спал, начали просыпаться, ведь через час приедет моя электричка, на которой я уеду во Владимир и там просижу около трёх-пяти часов, пока меня будут осматривать медики и думать, в какую военную часть меня отправить.

На улице все так и было темно, тучи заволокли все небо, и шёл мелкий дождь с грозой, прям как я люблю. Голова у меня уже гудела, перед глазами всё вертелось. Наконец меня затошнило. Я быстренько отошёл за угол, справил некую нужду и вернулся ко всем, теперь выпивая только тёплую воду, чтобы ещё раз прочистить организм.

Мы стали потихоньку собираться на электричку. Уходить из дома на год не хотелось, хотя все говорят, что служить — это легко. Я всегда рвался в армию, чувствовал, что это мой долг. Поэтому в шестнадцать я безумно хотел привести себя в форму, чтобы мне сказали, что я годен. Я добился своей цели.

Когда мы пришли на платформу, я начал со всеми прощаться, и вдруг по граммофону говорят, что все рейсы отменяются. Я был, мягко говоря, ошарашен, ведь я ждал этого дня четыре блядских года.

— Почему рейсы отменены? — громко спрашиваю я, будто мне кто-то ответит.

— Давай мы тебя увезём, — предложил Андрей, я кивнул головой, и мы пошли в машину.

Дорога заняла около получаса, ведь по-прежнему не было машин вокруг, которые могли образовать пробку. Только если изредка проезжали мимо.

— Как-то странно, нет ничего живого. Третья мировая, что ли? — пошутил я.

— Да не, люди просто отдыхают, — ответил отчим. Только от чего бы им отдыхать? Ни у кого дел не осталось?

Мы приехали, и я ещё несколько минут прощался с ними, стараясь отлепить от себя маму. Она уже не плакала, только причитала. Я взял документы и пошёл в военкомат. Людей было как и всегда достаточно, я направился к свободному месту, но встал прямо посередине коридора, заметив знакомое лицо бывшего одногруппника. Не долго думая, я крикнул на весь коридор:

— ШАШЛЫ-Ы-Ы-Ы-ЫК! — На что он резко вскочил и подошёл ко мне. Я слишком рад его видеть. Не думал, что мы окажемся с ним в одно время тут.

— Как ты? — спросил Макс.

— Отлично, сам как?— Приветливая улыбка не сходила с моего лица.

— Хорошо.

— Надеюсь, нас в одни войска закинут, — я действительно думал об этом.

— Будет неплохо, отучились четыре года, ещё и отслужим один вместе.

Мы присели на стулья и начали обсуждать разные вещи, осматривая остальных призывников. Скажу честно: не каждый был рад нахождению здесь, но не мы. Настроение было весьма неплохим, слегка волнительно, конечно, но всё-таки я рад.

***

Спустя два, блин, часа, на весь коридор раздался голос мужчины:

— Боровков Андрей Александрович! — Я резко вскочил с места.

— Я!

— Пошли со мной, — я встал рядом с ним. — Идёшь без лишних слов, — ну, я молча направился за ним, иногда поглядывая на удивлённого Максима. — Ты будешь служить в спецназе, понятно?

— Так точно.

Когда меня привели в кабинет, там уже было восемнадцать человек. Мужчина приказал встать рядом с остальными, которые были чересчур напуганы.

— Вот вам ещё один, щас найду последнего, и отправляемся.

Он вышел, грозно хлопнув дверью. В кабинете стояла гробовая тишина, даже мурашки пробежали по телу. Вопрос: и сколько нам стоять тут и молчать? А если у меня куча вопросов? А если я в туалет захочу? А ещё мне срочно нужна сигарета, чтобы расслабиться.

Спустя полчаса, заходит Макс в кабинет и пробегает по нам глазами. Вот это удача, конечно. Он встаёт рядом и, наклоняясь, тихо говорит мне на ухо:

— Все-таки нам везёт.

— Согласен, — киваю я.

— Собирайтесь, отправление через пятнадцать минут. Чтобы все были готовы, понятно? — всё также громко и чётко говорил генерал.

— Так точно! — сказали двадцать человек в один голос.

Сборы не заняли много времени, нам нужно было лишь взять сумки и прийти вместе в назначенное место. Когда все сели в МАЗ, нам сказали, что повезут в Москву, а оттуда нас отправят дальше.

— Какая-то напряжённая погода, — сказал один из толпы.

— Да нет, нормальная, — ответил я, окинув взглядом всё вокруг. Мне не привыкать к такому.

Все остальное время мы ехали молча, так как познакомились ещё в кабинете. Машину трясло на дорогах, я смотрел на остальных и изучал их поведение, повадки, рассуждал, кто волнуется, а кому всё равно.

Когда мы приехали на военную базу, нас сразу встретила охрана с собаками. Они провели нас в ангар, где мы просидели два часа.

— Когда будет строй, командир?— осмелился спросить очередной парень.

— Когда надо, тогда и будет, — отрезал мужчина, и все сразу замолкли. Странно всё это.

***

На утро нас не отпускали по неизвестной причине. Мы пытались её выяснить, но нам стали угрожать, и единственным источником звука было радио. И вдруг по нему раздались срочные новости:

— Срочный выпуск новостей! Пять дней назад в одной из лабораторий Москвы учёные по своей халатности разбили колбу с опасным вирусом, который превращает людей в ходячих мертвецов. Долгое время они скрывали это и пытались уладить ситуацию, но всё вышло из-под их контроля. Теперь болезнь прогрессирует и заражает всех на своём пути. За счёт жары августа вирус передвигается быстрее. В зоне риска находится абсолютно вся Россия. Цифры заражённых растут каждую секунду с огромной для нас скоростью. Веря статистике, одна пятая Москвы уже охвачена болезнью. Во все города и страны высланы автобусы с военными, которые повезут вас на военную базу. Оттуда вас перевезут в США, куда вирус не передастся. На этом всё. Ближайшие несколько дней запись эфира будет прокручиваться.

Я резко подбежал к Максу, так как в моей голове созрел чёткий план действий. Никому моё поведение странным не казалось, ибо все вслушивались в слова той девушки и переваривали полученную информацию.

— Макс, пока все будут спать, мы с тобой сваливаем, понял?

— Да, но куда? — Он тоже не верил, что всё это происходит наяву.

— Да куда угодно, не хочу в Америку. — Я скрючился.

Охрана внимательно следила за нами весь оставшийся день. Туалет был рядом, в зоне их видимости — это было единственным местом, куда нам можно было пойти. Поэтому мы с Астровым просто ждали ночи.

Время было три часа, я ударил Макса, и он проснулся. Потёр глаза и попытался оклематься.

— Ну что, пошли? — я старался говорить как можно тише.

— Пошли. — Он встал, поправил одежду и пошёл за мной.

Из ангара вышли мы тихо, но до забора ещё нам идти и идти, тут везде охрана и собаки, надо делать все осторожно. Шли мы медленно, на носочках, внимательно оглядывались по сторонам.

Когда мы подошли к забору, сразу подумали, как нам перелезть через него, он с колючей проволокой и под напряжением. Мы не придумали ничего лучше, как пойти через главные ворота. Когда мы подошли, сразу вышел охранник. Мы его вырубили и оттащили подальше, чтобы никто не заметил. Зайдя в будку, чтобы открыть ворота, мы увидели ещё одного. И он нажал на тревогу. Мы сразу его избили, может, даже и убили, не было времени проверять пульс, ведь ворота сейчас закроются. Мы быстро побежали к ним и успели прыгнуть под них и проползти, как сразу они закрылись. С той стороны начался ор и лай собак. Максим хотел отряхнутся, но тут же на нас обрушился свет из двух прожекторов. Все, что я успел сказать:

— Бежи-и-и-и-и-им!

Мы сразу рванули в лес, не оглядываясь. Там мы, не думая, прыгнули в реку и начали её переплывать, но течение было сильное, и нас откидывало ещё дальше. Спустя только минут тридцать, мы выплыли на противоположный берег и пошли дальше в чащу леса.

— Надо развести костёр и высохнуть, — сказал я, пытаясь отдышаться.

— Надо, но не тут, слишком палевно. — С этим я согласился. Чем дальше мы будем, тем лучше.

Мы шли ещё около двух часов, теряясь в темноте и спотыкаясь об каждую ветку. На наконец-то небо начало светать, но о солнце и речи быть не могло. А я по нему, честно говоря, соскучился. Да и теплее бы было. Когда мы ушли слишком далеко, мы развели костёр и начали греться.

— Куда дальше? — спросил Максим.

— Не знаю, подумаем, а сейчас я спать, спокойной ночи. — Я уложился на произвольную кровать из листьев и веток, закрывая глаза.

— Спокойной.

Спалось мне несладко и вовсе не долго. Проснулись мы из-за лая собак. Такого громкого и чёткого, будто над ухом. Мы вскочили и сразу всё поняли.

— КАК ТАК? Мы же далеко ушли! — Я просто не верил и немного паниковал.

— Не знаю, надо валить, — ответил Макс, и мы снова побежали.

Спустя час бега, мы выдохлись окончательно. Но никаких посторонних звуков не было, да и в принципе они нас вряд ли слышали. Точнее, я надеюсь на это.

— Вроде оторвались, — сказал обрывисто я. — Надо найти еды. — В наших животах уже урчало, и пить, кстати, хотелось.

Пока мы шли, увидели маленькую деревню и направились туда. К счастью, там никого не было, и мы быстро прочистили все дома, переоделись и взяли с собой еды и воды на некоторое время вперёд.



Анна Гриндевальд

Отредактировано: 14.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться