Ошибка 505

Размер шрифта: - +

Часть 7.

От лица Андрея. 

Что эта тварь себе позволяет? Я, конечно, понимаю, что девушек оскорблять нельзя, но она ведёт себя слишком дерзко, хотя я даже в её сторону почти не смотрел. Ещё и щека теперь горит от ударов, но мне не привыкать, сотню раз били сильнее. Ладно Аня, она мирно села у дерева и решила не вмешиваться в нашу слегка смешную перепалку.

Почти всю дорогу мы молчали и оглядывались вокруг, надеясь никого не встретить. Я собираюсь дойти до какого-нибудь жилого пункта, оставить этих двух новых знакомых и пойти с Максимом за оружием и машиной, ибо теперь как ни крути нам придётся следовать вместе. Они же без нас пропадут, обычные слабые девчонки.

— Почему мы идём какими-то обходными путями? Есть грёбаная тропинка, — продолжала возмущаться, кажется, Лера. Я закатил глаза и с серьёзным видом обернулся, остановившись и возвышаясь перед ней.

— Ты можешь просто заткнуться, а? Я знаю, куда мы идём, — врал. — Тем более там могут быть военные, а нам не стоит им попадаться на глаза.

— Они могут нам помочь, — встряла Аня.

— Нет, нас с Максимом они только загребут, — я продолжил путь, молясь, что они не станут задавать наводящих вопросов.

Девочки решили помолчать, как и мы с Максимом. К счастью, мы всё-таки вышли на дорогу, и это оправдало мои слова. Пустота трассы и тишина пугали, ведь я не привык к такому: ни машин, ни птиц, ни ветра. Будто бы весь мир замер, только я могу всё ещё двигаться.

Мы решили идти вправо, хотя Аня твердила, что лучше идти влево, но чуть позже оказалось, что она ошиблась. Шли мы долго, даже очень, вообще не разговаривали. Наверное, у нас не было тем, мы не знали друг друга и не привыкли. Но наконец-то добрели до жилого квартала с многоэтажками. Я уже хотел быстрее зайти в какую-нибудь квартиру и попить, а лучше поесть, только потом направляться на поиски оружия.

— Вы уверены, что никого не осталось? — Я со смешком посмотрел на Максима.

— Никого, только мертвецы, если верить новостям.

По земле летали листовки с какими-то объявлениями, кроны деревьев больше не казались зелёными и густыми, в воздухе витала пыль — всё, как в стандартных фильмах ужасов. Мы обошли три дома, и ни один из них не оказался открытым. Но в соседней многоэтажке виднелась распахнутая подъездная дверь, поэтому мы зашли именно туда. Больше половины квартир были открыты: жильцы так яростно хотели спастись, что просто выбегали и неслись к автобусам с чемоданами и сумками.

— Давайте сюда, что ли, — предложила Лера, заглядывая в очередную квартиру. Она с ремонтом, конечно же. Вот почему её выбор пал сюда.

Никто спорить с ней не стал, просто согласились. На крючке на стене обнаружились ключи, которыми потом запрутся девочки, чтобы кто-нибудь не зашёл, пока мы с Максимом будем искать по городу полицейский участок.

С идеальным евро-ремонтом было всё: небольшая кухня, совмещённый санузел и три комнаты. Три, мать вашу. Этому я чертовски рад, был бы не против остаться здесь навсегда, ещё бы запас еды был нескончаемый, чтобы никуда не выходить.

— Кто где будет спать и с кем? — хитро спросил я, играя бровями. Не то чтобы я хотел выебать и Аню, и Леру, но некие виды имел.

— Я готова спать с Аней в одной кровати, но только не с тобой, — русая гордо прошла мимо, кидая в меня подушку с дивана. — Да хоть на полу, на самом деле.

— Вот и спи, а мы займём отдельные комнаты, — я кинул подушку в ответ и попал ей в затылок. Та дёрнулась и зло посмотрела на убегающего меня.

— Урод, — донеслось вслед мне.

Я ещё раз глазами прошёлся по комнате, которую выбрал для себя, и присвистнул. Видимо, тут жила пара без детей, потому что стиль комнат был довольно строгим, каких-то детских вещей не было, что и к лучшему. Вернувшись ко всем, я заметил, что в зале только Лера, а Максим с Аней на кухне; к ним я и присоединился. Достал стакан и налил воды, которую здесь почему-то не отключили.

— Так, нефиг откладывать всё на потом, пошли, — бросил я парню.

— Куда? — Он внимательно глянул на меня.

— Мы должны найти машину и оружие. Желательно всё сделать быстро, пока светло.

— Давайте мы тоже пойдём, так безопаснее, — клянусь, это самая глупая вещь, которую она могла сказать.

— Ань, не геройствуй. Мы всё-таки мальчики, которые драться умеют, а вы что? Вряд ли у вас чёрный пояс по какой-нибудь борьбе. — Девушка выразительно фыркнула и сощурилась. Ей я тоже не нравлюсь.

— Знаешь что, дорогой? Я ещё могу поверить, что Макс дерётся, у него и мышцы есть, — она сжала его плечо, от чего друг встал в ступор, ибо не привык к таким действиям со стороны женского пола, — а у тебя что? Только куча выебонов. — Хоть я и набрал вес, всё равно выглядел дрищом, если сравнивать с Астровым.

— Ты закончила? Макс, пошли, — тот молча направился к двери за мной. Перед тем, как уйти, я слышал, как Лера подошла к подруге и начала расспрашивать, куда мы.

— У тебя словарный запас закончился? Лере грубил, ей нет, почему? — Давайте все дружненько до меня докопаются, это же так классно.

— Пускай живёт пока.

Мы вышли на улицу, и я достал пачку сигарет из заднего кармана. Максим сразу стырил у меня одну, как часто делает. Я зажал сигарету между губ поджог её, делая затяжку. Дым проник в лёгкие, приятно обволакивая их. Наконец-то стало спокойнее.

— Ты когда бросать-то собираешься? — весело спросил я друга, идя вперёд. Куда мы направляемся? Хуй знает.

— Какой бросать? Стресс сплошной. Вокруг вирус ходит, отец умер...

Я поперхнулся слюной и посмотрел на него, словив сигарету в воздухе. Об этом он мне не рассказал. Я вопросительно посмотрел на него, выжидая объяснений. Я не хочу давить и всё такое, но думаю, что ему нужно поделиться этим с кем-то.

Парень отвернулся и сжал губы, напрягая при этом скулы. Максим сделал ещё несколько затяжек и наконец-то расслабился, и приготовился говорить.

— Это всё... забей. — Я понимаю, что ему очень сложно, но раз начал, то должен продолжить.

— Макс, поделись, — я положил на его плечо ладонь, подбадривая. Видимо, это его как-то подтолкнуло и убедило рассказать мне.

— Зомби... они дошли до моего села. Это вообще был учёный, который, блять, наверняка создал данную заразу, прикинь? Он тупо шёл по дороге, но врачи сказали, что он будто мёртв. Ну, учитывая последние события, это просто был зомби. Но ужас ещё в том, что заместо отца должен быть я. Я собирался поехать в магазин... — К концу он просто зарыдал. Я по-братски обнял его, пытаясь подобрать слова для утешения, но в такие моменты я просто теряюсь и не знаю, что сказать.

— Не вини себя, это случайность, Макс.

Дружеские похлопывания по спине не сыграли свою роль, поэтому ему пришлось самому успокоиться, оторваться от меня и вытереть глаза. Он настоящий мужик, раз терпел все эти душевные терзания столько времени. Он же действительно просто молчал.

— Нам нужна водка. После того, как найдём машину, поедем ещё и в магаз, — Максим кивнул.

В голове это всё не укладывалось. Конец света, зомби, побег, потеря близких. Я даже представить не могу, что ждёт нас всех дальше, но что-то мне подсказывает, это даже не половина.

***

Последующий час мы заглядывали во все машины по пути, но как назло никакая не была с ключами, а некоторые были просто заблокированы. Я несколько раз хотел отчаяться, тем более сумерки сгущались слишком быстро, небо темнело, становилось жутко. Надо поторопиться, но идти назад пешком — не вариант. То есть, обратной дороги нет.

— Давай эту проверим, — Астров указал на белый "Мерседес-Бенз".

— Она то-оже закрыта, — с отчаянием протянул я.

— А я всё равно проверю, — парень направился к машине, и уже через секунд двадцать закричал: — Она открыта и с ключами!

Облегчение, которое я испытал в этот момент, не передать словами. Я ринулся туда и сел за руль автомобиля, поворачивая ключ. Рёв двигателя приятно радовал слух: мягкий, плавный, красивый. Максим запрыгнул на переднее сиденье.

— Я думаю, что в участок мы поедем завтра, даже с девочками: так быстрее получится всё отыскать. Сейчас куда важнее купить... просто взять продуктов и алкашку. Ты согласен? — Я положительно ответил ему и поехал вперёд, надеясь найти супермаркет.

Надеюсь, что мертвецы не сагрятся на звуки, иначе нам всем будет не очень хорошо. Бензина в машине было много, и это тоже радовало, но заправку на дороге я приметил, поэтому туда мы скоро заедем. Например, завтра, чтобы наверняка.

Магазин был недалеко от неё, и мы затормозили, выходя из машины. Света не было, и мы воспользовались телефонными фонариками. Взяли пакеты на кассе и начали сгребать всё, что хотелось: чипсы, лимонад, водку, вино, пиво, колбасы, сыры, бритвы, пены, мыло. Господи, я определённо мечтал об этом всю свою сознательную жизнь. Наконец-то нахожу плюсы в апокалипсисе.

По привычке мы направились к кассе и там же засмеялись, вспомнив, что деньги нам больше не понадобятся. После этого пошли опять к машине. Неподалёку от входа в магазин стоял мужчина спиной к нам. Мы с Максимом притормозили и начали вглядываться.

— Эу, нужна помощь? — заорал Астров, и я мысленно ударил себя по лбу. — Это человек? — тихо спросил у меня.

Тело медленно разворачивается к нам, показывая своё поистине отвратительное, изуродованное лицо. В этот момент захотелось закричать или убежать, но сначала я съязвил:

— Нет, Макс, это уже труп. Побежали, — и мы рванули, как только зомби начал передвигать ногами в нашу сторону, кряхтя при этом.

Сейчас не хватало эпичной музыки из американских сериалов: мы несёмся, бросаем пакеты на заднее сиденье; вся еда вылетает оттуда и рассыпается по салону; я поворачиваю ключ, но машина, конечно же, не заводится с первого раза; зомбак уже на подходе к капоту; двигатель начинает реветь, я вижу остальных ублюдков на горизонте, и тачка заводится.

Мы выезжаем вперёд и давим мертвеца. Мне почему-то смешно, я угараю, как сумасшедший и радуюсь нашему побегу, в то время, как Максим просто сидит с огромными глазами и ничего не понимает, сползая по креслу вниз.

— В пизду это всё, — бормочет друг.

— Да ладно, весело же, — я продолжаю улыбаться и ехать к дому.

— Не, нихуя.

Я пожимаю плечами и молчу. Это действительно было рисково, но не я позвал мертвеца. Но самым страшным моментом был тот, когда начали сходиться остальные. Они вряд ли пойдут за нами, но если и нападут на след, то мы все будем дома, мирненько спать, а они свалят в лес. Интересно, сколько их в этом районе?

Когда мы вернулись, не спала только Аня. Лера дремала в зале, причём явно сладко: её веки были приоткрыты, глаза закатаны, рот тоже открыт, из него текли слюнки. Я поморщился и с пакетами пошёл на кухню, чтобы разложить продукты. Пока я это делал, то рассказывал девушке о наших приключениях.

— Я же говорила, чтобы мы с вами шли!

— И что бы изменилось? Вы бы только визжали от страха и отвлекали.

— Не поверю, что вы этого не делали. — Кстати, не один из нас не закричал даже. Офигели, причём знатно, но не больше.

— Ты считаешь нас ссыкунами? — Я встал перед ней, выпрямившись.

— Ага, возможно. — Клянусь, ещё бы чуть-чуть, и я бы что-нибудь сделал, если бы не вошёл Максим.



Анна Гриндевальд

Отредактировано: 14.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться