Ошибка Ангелины.

Размер шрифта: - +

Ошибка Ангелины. Глава 35.

                                                                             Глава 35.

           Когда гости разошлись, Нина Михайловна заглянула к дочке в комнату с припрятанным для неё кусочком торта. Присев на кровать, она поцеловала Ангелину в лоб.

- Устала?

- Угу, ну и застолье!

- Да, не удачно получилось, - вздохнула мама.

- А мне ещё… - начала Ангелина, но вовремя прикусила язык, едва не сболтнув, что «ей ещё к Пете сегодня лететь», - …в школу учебники с тетрадями собирать.

- Давай, ты завтра останешься дома, - предложила Нина Михайловна. – Ты же только вчера вышла из больницы. Никто не ждёт, что ты сразу появишься на уроках.

- К чему тянуть? – зевнула Гелька. – Я здорова, заявлюсь вместе с Янкой – меньше внимания мне одной.

Почему-то это слово - «вместе» - неприятно кольнуло. Ах, да, она же убила Янкиного парня… Быть «вместе» с подругой казалось Ангелине теперь немыслимым, нестерпимым и чудовищным. Словно наблюдать бесстрастно за проявлением зловещих симптомов у человека, которому ты собственноручно подсунул порцию яда.

- Мам, если меня иногда вдруг не будет в комнате, ты не пугайся – я могу по делам улетать.

- Гешечка, но ведь тебе нужно быть осторожной, ты видела те фотографии?

- Ты же не смотрела!

- Но заметила достаточно! Мне кажется, тебе вообще нужно прекратить всё это и начать нормальную жизнь, как все.

- Мама, ты слышишь, как это ужасно звучит – быть как все?

- Это звучит отлично, особенно для матери, дочь которой допрашивает полиция! Кроме того…

- Это была дуэль!

- Хоть морским боем назови, легче не станет.

Они немного помолчали.

- Может, тебе уехать не надолго, пока всё не уляжется, к бабушке или к тётке в Архангельск? Мне ужасно не хочется отпускать тебя от себя, но так ты будешь вдалеке от опасностей…

Гелька нарисовала в уме картину пребывания в деревне и содрогнулась. Что она там будет делать? Хорошо приехать в деревню летом на месяц: побегать к речке, беззаботно поваляться на травке, погулять в лесу. Но что делать там зимой? Сидеть у окошка, читать романы, спать? Решительно, устрашающие своей неизвестностью Редиковские «верха» показались ей не такими уж страшными.

- Возможно, мне действительно придётся уехать. Учитель подготовил такое… место для меня на всякий случай.

- Какое место? Где это? У нас будет связь? – всполошилась Нина Михайловна.

- Не знаю. Пока я никуда не еду, и постараюсь этого избежать.

- Спи, - поцеловала её мама и поднялась. – Если ты завтра собираешься в школу, тебе нужно хорошенько выспаться. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи.

Ангелина полежала ещё немного, собираясь вставать и, чтобы никакое важное дело не мешало ей отдаваться любви, настроилась на Егора – полная темнота, без малейшего всполоха сознания. Вздохнув, она поднялась, слабо понукаемая предвкушением Петиных объятий, переоделась в чёрные леггинсы и свитер, прихватила сапоги – не бежать же в общежитский туалет в Петькиных туфлях, завернула кусок торта в тетрадный листик и выскользнула в приоткрытое окно.

Сегодня на улице был не слабый мороз – минус двадцать пять градусов, и Гелька решила, что даже если самые морозоустойчивые паранормальщики остались на ночь в сквере, то их аппаратуре такого мороза не выдержать, так что путь «условно свободен». К тому же, после увиденного сегодня, одной фотографией больше, одной меньше…

Общежитие в преддверии экзаменационной сессии сияло, как круизный лайнер на рейде, всеми своими окнами. Единственная приоткрытая форточка в плоскости одинаково отблёскивающих стёкол, вела её, как маяк. Там, в комнате, Петя сидел за столом, сжав голову, вчитываясь в записи в конспекте. Он вскочил, захлопнув тетрадь, едва Ангелина сияющим вихрем влетела в окно.

- Я боялся, что тебе не удастся выбраться из дома, - он обнял её за талию, притягивая к себе. Гелька не могла его обнять – в одной руке она держала кусок торта, в другой – сапоги.

- Ерунда! Я вылетела в форточку. Гляди, что я тебе принесла! Мне было обидно, что ты не попробуешь…

- Что? Спасибо… но тебя же наверняка заметили из сквера, и камеры…

- Их уже нет! А все засады перемёрзли! Мне было лень искать выход. Кстати, сегодня утром я уже нарвалась на неприятности, выдумывая безопасные пути. Теперь буду пользоваться собственной форточкой, и точка!

- Редик тебя убьёт, - покачал головой Петя.

- Он столько раз грозился это сделать!.. – рассмеялась Ангелина. Любуясь ею, парень наклонился и поцеловал её, потом ещё… долго и нежно. Ангелина выпустила сапоги. Вынув у неё из рук пропитавший бумагу кусочек торта, Петя повлёк её на кровать.

В этот раз всё было бурно и страстно. Словно они боялись не успеть впитать ласки друг друга до капли. Словно их могли разлучить в любую минуту. Словно они пытались кому-то доказать, что нельзя запретить любовь…

Скоро влюблённые уже лежали мокрые, расслабленные и счастливые. Они скормили друг другу торт, запивая каждую крошку сладким поцелуем, перешёптываясь и смеясь. Откинув одеяло, Петя гладил её тело, впитывая его изгибы кончиками пальцев. А потом они любили друг друга долго и нежно, вырывая у дрёмы минуты блаженства.

 

***

 

Ангелина проснулась от того, что резко скрипнула кровать – Петя лихорадочно натягивал штаны.

- У меня зачёт уже начался! Я опаздываю! – одной рукой выискивая под подушкой свои очки, другой нашаривая под кроватью ботинки, пробормотал парень, увидев, что Ангелина открыла глаза.



Мандра Эльвира

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться