Ошибочка вышла...

Размер шрифта: - +

Часть 11. О несправедливости жизни и альтернативных способах демаркации границ

      Славка несколько секунд просто таращилась на этого кота Бегемота местного разлива, пытаясь сообразить, как следует действовать. Искать ли в сумке служебный пропуск, требовать ли обратно свои туфли или просто принять как данность, что она сошла с ума и видит котов с никотиновой зависимостью исключительно в своих галлюцинациях? 
      - Ну? – нетерпеливо муркнул котяра. – Нет документиков – нет прохода.
      - Секундочку, - пробормотала Славка и под требовательным взором янтарных кошачьих глаз покорно полезла в сумку. Пока она перерывала свои закрома, кот успел докурить сигару, покачать левой лапой, затем правой, уронить туфлю, поскрести освободившейся конечностью свой жирный лоснящийся бок, а потом даже сделал попытку согнуться, дабы навести красоту и под хвостом, но упругий, точно футбольный мяч, живот не позволил дойти до такой степени попрания должностных инструкций.
      - Шпионка, что ли? – подозрительно осведомился кот.
      - Уже почти нашла! – крикнула Славка, несколько покривив душой против истины, и снова принялась ожесточенно перетряхивать сумку. В глазах кота загорелся тот самый недобрый огонек, что она привыкла видеть во взгляде угрюмого охранника Семеныча, когда сражалась у турникета их офисного здания в неравном противостоянии со своей великолепной сумкой.
      Внезапно у кота встали торчком усы:
      - Наркотики скрываем?
      - Как-кие наркотики? – Славка от удивления аж выронила свой мини-саквояж, и тот изрыгнул на песчаную дорожку кучу старых чеков, давно потерянный складной ножик, пару карамелек и стеклянный пузырек, который со звоном запрыгал по мелким камушкам. С утробным рычанием кот, растеряв всю свою вальяжность, ринулся за этой невзрачной бутылочкой, источающей явственный запах валерьянки.
      - Фу ты, черт! И куда она, интересно, завалилась, когда была мне нужна? – с некоторой досадой воскликнула Ярослава. Валерьянку она считала давно и безнадежно пропавшей и даже собиралась купить новый флакончик. Нет, не для себя, хотя от одного факта сосуществования с Лешкой в одной квартире можно было не то что валерьянку – психотропные вместо кофе по утрам литровыми кружками глушить. Валерьянка предназначалась в качестве взятки соседскому котяре, мрачной и злобной скотине, склонной к мизантропии. Кот, прежде известный под кличкой Маркиз, но после просмотра эпопеи о Гарри Поттере единогласно развенчанный в титуле до Кровавого Барона, ненавидел все, что движется. В особенности - то, что движется мимо его тщательно охраняемых владений. Жил он этажом ниже, и миновать его без физических увечий было так же затруднительно, как утащить золотое руно из-под носа страдающего бессонницей дракона. Но в состоянии валерьянового опьянения Кровавый Барон проникался идеями всеобщего братства и мира во всем мире, поэтому Славка не расставалась с этим умиротворяющим бальзамом. 
      Вот и здешний кот, забыв о долге и всех документах, вместе взятых, исступленно терся щеками о пузырек. Славка хотела было тихонько пройти мимо, но в этот момент острый камешек уколол ее и без того исцарапанную босую ступню, и она вспомнила о туфлях.
      - Эй, как насчет бартера? – громко спросила Ярослава. – Вы мне туфельки, а я вам эту огненную воду. Все равно размерчик не ваш, да и не к лицу столь солидному секьюрити в дамских туфлях щеголять.
      Кот с видимой неохотой на мгновение оторвался от источника блаженства и устремил на нее слегка косящий взгляд:
      - А н-на кой мне… бартер, если я просто конфисковал у тебя на КПП запрещенные наркотические средства и провожу ик!.. икспертизу… то есть экспертизу, - икнул бравый охранник. 
      Славка аж обомлела от такого поворота событий. Даже в сказке на честность нечего и рассчитывать! 
      - Сейчас я эту самую туфлю с тебя сама сниму и ознакомлю твой лохматый зад с дистанционным способом управления слишком зарвавшимися котами, - угрожающе проговорила она. Но, в отличие от ее Барсика, этот представитель семейства особо наглых кошачьих не проникся перспективой тапочной психотерапии и даже ухом не повел, продолжая свой ритуальный брейк-данс вокруг вожделенного сосуда. Славка решительно двинулась на приступ этой покачивающейся на нетвердых лапах крепости.
      - Ты что творишь?! – только и успел возмущенно мявкнуть котяра, когда слишком большие ему туфли как миленькие слетели с задних лап и оказались в руках законной владелицы. – Не положено мне без обуви, - угрюмо изрек он и даже отодвинул от себя остро пахнущий пузырек. – Кот в сапогах я.
      - Но это же не сапоги, - возразила Славка. 
      - Сапоги сперли, - закручинился, подперев бакендардистую щеку лапой, кот. – Чертовы гоблины. На секунду отлучился… статую пометить… то есть демаркацию границ провести. Вернулся – нет сапог. 
      - Надо жаловаться, - авторитетно сказала Ярослава, - сапоги-то хоть подписаны как-то были?
      - Конечно! – кот мрачно зыркнул на нее желто-оранжевым глазом. – Тут поди-ка не пометь что – вообще концов не сыщешь. Так что и туфли теперь… тоже мои.
      Еще не до конца осознав услышанное, Славка наклонилась, чтобы вернуть на изодранные ноги возвращенное в честном бою имущество, и в нос ей ударил крепкий аромат пресловутой кошачьей демаркации.
      - Гад ты! – с чувством сказала она, отбрасывая туфли. По опыту с Барсиком она уже знала, что с этими границами спорить бесполезно. – А сапоги я бы на твоем месте искала там, где покоится кучка сваленных с ног этим амбре гоблинов…
      - Это ты амбре от самих гоблинов еще не слыхала, - со знанием дела возразил кот, споро всовывая лапы в выкинутые Славкой туфли. – Но вообще, это мысль. Надо до Гоблин-Сити смотаться, жалобу подать. 
      - Эй, а ты знаешь дорогу? – оживилась Ярослава.
      - Кошки безошибочно ориентируются, да будет тебе известно, - не без ноток высокомерия заявил котяра.
      - Слушай, а давай, я с тобой? За компанию? – заискивающе улыбнулась Славка. Кот насупился:
      - А документики?
      - Вот мой документик! – озаренная идеей всемирного взяточничества, Славка махнула рукой на флакончик валерьянки.
      - Нее… так не пойдет. Без документов прохода нет.
      - А как насчет этого? – Славка еще пошарилась в сумке и потрясла перед носом бдительного Кота в туфлях, прохлопавшего свои сапоги, пакетиком собачьего корма. Это было угощение для дворовой дворняги, которую Ярослава подкармливала и даже подумывала притащить домой, но родители сказали, что им за глаза и Барсика с Лешкой довольно.
      Кот прищурился, пытаясь оценить взятку.
      - Там пес нарисован, - с сомнением заметил он.
      - Символ пограничника и надежного охранника, - моментально парировала Славка и снова встряхнула пакетик, памятуя о магическом звуке перекатывающихся в нем кусков корма, на который сбегались все коты и собаки двора. Кот без сапог потянул носом воздух. Она услужливо приоткрыла пакетик, выпуская наружу шлейф сомнительных для человеческого носа, но наркотически притягательных для кошек и собак ароматов.
      С протяжным мяуканьем кот попытался допрыгнуть до пакета в ее руке, но гравитация одержала над ним однозначную победу, и упитанная тушка грузно приземлилась у Славкиных босых ног.
      - Сделка! – строго напомнила девушка. – Ты мне показываешь дорогу к Гоблин-Сити и только затем получаешь этот небольшой… знак моей признательности.
      Кот обреченно вздохнул.
      - Ладно, - пробурчал он. – Сейчас записку только оставлю…
      Славка ошалело смотрела, как он подбегает к резной скамейке и выдает замысловатый узор на ее спинку тем самым демаркационным инструментом, который сгубил ее неубиваемые туфли. Затем кот величественно прошествовал по дорожке и оглянулся на свою спутницу:
      - Мррряу… пошли, что ли. И не отставай. Как тебя зовут-то?
      - Славка. А тебя как называть? Кот в туфлях, раз сапоги у тебя украли?
      - Еще чего не хватало, - оскорбился кот. – Цербером меня звать. Слышь, ты едой-то не тряси так. Гоблины учуют – мигом сожрут. Спрячь. 
      Славка послушно засунула пакет обратно в сумку, искренне надеясь, что при расчете с Цербером сумеет найти его раньше, чем истекут отведенные ей на прохождение Лабиринта часы, и заковыляла следом за котярой. Все-таки нет в мире справедливости. Вместо того, чтобы вкусить тапки за безнадежно испохабленную обувь, этот Цербер еще и десерт получит. Барсику точно бы пришелся по душе такой альтернативный мирок…
      Топая за своим четырехлапым Сусаниным, Славка успевала вертеть головой по сторонам. Они шли по пышно цветущему саду, в просветах между деревьями то и дело мелькали какие-то статуи, а однажды показался фонтан, чьи струи, разбиваясь о каменные изваяния внизу, рассыпались на мириады сверкающих, точно бриллианты, капель. Славка вспомнила о своем плачевном виде и машинально кискнула Церберу:
      - Кис-кис, погоди! Я вон в фонтанчике по-быстрому умоюсь!
      Хвост котяры ощетинился, точно ершик для мытья бутылок:
      - Я бы попросил без фамильярностей! И вообще, не суйся ты, во имя «Вискаса» всех домовых, ни к чему здесь! Тут подлянка на подлянке сидит и подлянкой погоняет… Вот вырастут ослиные уши или два носа, попомнишь мои слова…
      Славка мигом передумала повторять подвиги десантников с купанием в фонтанах и печально потащилась дальше за своим провожатым.
      - Так, здесь поворот налево, здесь направо, тут снова налево, - мурчал себе под нос Цербер, бойко семеня по дорожке и оставляя глубокие следы на ее песчаном покрытии. Они все шли и шли, а сад и не думал заканчиваться. Когда фонтан промелькнул мимо них в пятый или в шестой раз, Славка рискнула заметить:
      - Тебе не кажется, что мы ходим по кругу?
      - Чепуха! – оскорблено фыркнул Цербер, нервно дернув кончиком хвоста. – Я же тебе говорил – кошки никогда не сбиваются… с пути, - последние слова он добавил, в седьмой раз минуя злосчастный фонтан.
      - Возможно, жир несколько затуманил твой радар, - мрачно пробурчала Славка себе под нос. Определенно с этими GPS-навигаторами ей просто хронически не везет. Один бесполезнее другого…
      Они в который раз свернули на какую-то дорожку, и вдруг, как это тут водится, за их спинами оказался частокол из колючек, а впереди – каменная стена и две двери. Стражей тут не было. Только две малосимпатичные металлические ряхи. У одной кольцо было в пасти, у второй – в ушах.
      - Ходят и ходят тут всякие, - неожиданно пробасила левая физиономия с кольцом в ушах. Интонации были один-в-один, как у вахтерши бабы Раи из институтского общежития.
      - Прошу прощения? – переспросила Славка, но железная морда продолжала невыразительно бубнить, не обращая на ее реплику ни малейшего внимания:
      - Ходят и ходят… А кот этот как надоел… Все углы уже пометил, паразит блохастый…
      - Эй, вы не знаете, куда эти двери ведут? – погромче спросила Славка.
      - М-гм-ммм-гла-глу!
      Ярослава аж подпрыгнула, но это всего лишь высказалась вторая маска – та, что с кольцом во рту.
      - Вы кто такие вообще? – настороженно поинтересовалась Славка.
      - Колотушки, - с оттенком презрения в голосе заметил кот. – Всего-навсего колотушки. Нашла, с кем в разговоры вступать!
      - Хорошо, давай, я поговорю с тобой, раз с ними не стоит, - согласилась Славка. – Так какая дверь нам нужна?
      - Мммм… - совсем, как вторая колотушка, забормотал Цербер.
      - Что, опять безотказный встроенный компас подводит? – ехидно осведомилась Славка. Кот метнул на нее исполненный праведного негодования взгляд:
      - Все было помечено! Все до последней дверцы! Происки врагов. Вся работа насмарку.
      - Хотела бы я повидаться с этими врагами, - вздохнула Славка, вспомнив о героически павших туфлях. Похоже, только этим загадочным вражьим силам было ведомо тайное знание: как извести без следа Церберовы метки.
      - Ладно, валяйте, загадывайте свои загадки, - обреченно махнула она рукой колотушкам. Однако первая продолжала ворчать что-то свое, а вторая снова выдала не поддающуюся расшифровке тираду из одних согласных.
      - Ты их со сфинксами попутала, по всему видать, - голос кота источал яд. – Какие загадки могут тебе выдать эти чугунноголовые? Ты что, колотушек раньше никогда не видала, что ли?
      - Вообще-то нет, - огрызнулась Славка. – У нас, между прочим, звонки дверные много лет как придумали, а если звонка нет, то обычный пинок в дверь творит чудеса. 
      - Чего ты все бухтишь? – спросила ее первая колотушка.
      - Так ты не в курсе, куда эти двери ведут? – настойчивее обратилась к коту Ярослава.
      - Ну, если тебе так приспичило, то схема здесь везде действует одна, - досадливо отозвался Цербер, тщетно принюхиваясь к совершенно одинаковым дверям. – Одна к замку, другая – к погибели, разумеется. 
      - И какая из них – какая, я должна догадаться с одной попытки, так? 
      - Была метка, была… - рассеянно откликнулся кот. – Говорю ж – вражьи происки…
      Славка отмахнулась от него и, решительно ухватив первую колотушку, от души шваркнула по двери. С протяжным скрипом та отворилась. От доносящегося из-за нее хохота, уханья и улюлюканья Славке сперва показалось, будто она снова угодила в школу во время перемены. Кот прикрыл лапами уши. Пару раз непроизвольно хихикнув за компанию, Ярослава почуяла неладное и попыталась дать задний ход, но ее словно на веревке туда тянули. А там… о-о, там заливались истерическим хохотом птицы, давились утробным смехом могучие деревья, булькала от хихиканья вода в пруду и даже гигантская поганка аж сгибалась от гогота на своей на тонкой ножке. Славка поймала себя на том, что тоже непрестанно посмеивается не пойми, над чем, и остановиться сейчас определенно не в ее власти.
      «Клин клином вышибают», - подумала она и умудрилась выдать между приступами хохота:
      - Эй, кому анекдот рассказать? Бородатый, как сам Вассерман.
      Славкина школьная учительница химии рассказывала этот анекдот в начале и конце каждой четверти, всякий раз искренне полагая его новым, и смех даже у завзятых весельчаков класса он отбивал на раз-два. Правда, Славка решительно не помнила, чем этот поистине бесконечный и вечный анекдот заканчивался – обычно химичка так хохотала, начиная с его середины, что рассказывать дальше более или менее вразумительно была уже не в состоянии, но, поскольку в данный момент она сама заливалась почище своей учительницы, это не имело принципиального значения. 
      На третьем волке с горящими глазами, которого встретил охотник, всеобщее хихиканье начало стихать. На пятом дуб подавился смешком и затих, прикрыв дупло. На седьмом пропали пузырьки на поверхности пруда. На девятом Славке удалось проскользнуть обратно и захлопнуть дверь. Пока она пыталась отдышаться, Цербер невозмутимо заметил:
      - Значит, метка стояла на второй двери.
      Суровая жительница Челябинска не без труда подавила желание подарить ему-таки купон на курс интенсивной тапкотерапии.
      Джарет встряхнул головой и вышел из навеянного Славкиным анекдотом транса. Хохочущая полянка спала мертвым сном, в глубине шара свесили головы птицы и склонили ветви к земле раскидистые деревья. Вода в пруду мерно подымалась и опадала небольшими волнами в такт храпу. Опять форс-мажор. Этак она ему весь Лабиринт порушит! 
      Джарет с озлоблением наподдал носком сапога по тыльной части храпящему прямо на полу гоблину. Тот попытался спеть продолжение песни про уток, но отрубился обратно, не дойдя и до сопутствующих уткам гусей. Его величество принялся нетерпеливо мерить шагами тронный зал. Как всегда, все придется делать самому. Споткнувшись об очередную кучу объедков, король гоблинов едва не потерял равновесие. Он успел ухватиться за борт автобуса и удержаться на ногах. Вот и развалюха пригодилась. 
      Ход собственных мыслей Джарету пришелся решительно не по душе. Такими темпами он и с автобусом в собственном дворце свыкнется, а ему и объедков и помета чертова стервятника за глаза довольно. Горничные из гоблинов не задались изначально. В фартуки своей новенькой униформы они только смачно сморкались, а все их попытки навести порядок обыкновенно заканчивались тем, что раздраконенный король одним движением руки отправлял в кучу мусора и хлам, и самих рогатых и лохматых горничных. Затем эта куча снова растаскивалась и равномерно распределялась по тронному залу. 
      Джарет брезгливо стряхнул грязь с сапог и крутанул на ладони хрустальную сферу. Славка тянулась ко второй колотушке. Котяра с преувеличенным старанием расправлял бантики на туфлях. Да, пожалуй, пора напомнить этой пришлой девице, что его Лабиринт – конфетка с очень неожиданной начинкой…



Janny

Отредактировано: 02.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться