Ошибочка вышла...

Размер шрифта: - +

Часть 19. Когда часы пробьют тринадцать раз...

      Джарет несколько натянуто улыбнулся, когда туземцы под мерный грохот тамтамов повели хоровод вокруг столба, пританцовывая и размахивая копьями (кстати говоря, совершенно не в такт, что неудивительно, принимая во внимание музыкальные таланты автора грезы). В воздухе тонко запел дротик и вонзился в опасной близости от уха его величества. Король гоблинов скосил глаза на еще подрагивающее оперение этого туземного оружия и вдруг со смесью ужаса и недоумения обнаружил, что стал обладателем черных как смоль локонов, прилипших к мокрой от пота щеке. Это уже выходило за всякие рамки. Месть местью, но становиться игрушкой этой ненормальной девицы в ее нездоровых и неправильных фантазиях в замыслы его гоблинского величества как-то не входило.
      Даже не желая думать о том, как он сейчас выглядит — учитывая завихрения полета Славкиной мысли, можно было ожидать всего наихудшего, Джарет сосредоточился. Однако все его старания заставить ставшую средоточием этой треклятой грезы сферу лопнуть, не увенчались успехом. Ко всему прочему, после нескольких неудачных попыток прямо перед ним ехидно высветилась надпись: «Отсутствует соединение с сервером». Что бы это могло означать, его величество ни малейшего понятия не имел, но его посетила смутная догадка: связываться со Славкой и ее мечтами было самой худшей идеей Джарета за последнее тысячелетие. Прежде пальма первенства по плохим идеям принадлежала затее бросить вызов одному весьма раздражительному джинну…
      — Хозя-а-айка! Пощади! — причитал толстый кот, с трудом поспевая за энергично продирающейся сквозь заросли Славкой. — Я вообще в глубине души всегда был пацифистом, ну на что я тебе там?
      — Ша, сегодня ты назначен исполняющим обязанности пантеры, поэтому больше грации и скорости, мой милый, — бескомпромиссно отрезала Ярослава. Покряхтывая и постанывая, Цербер поковылял дальше. Вскоре впереди замаячил людоедский поселок, обнесенный оградой, которую украшали выбеленные солнцем черепа. Они таращились на Славку и кота пустыми провалами глазниц, а у одного при этом вдруг отвисла нижняя челюсть, словно он не ожидал увидеть таких героев-спасителей. Ярослава, пригнувшись, протянула руку и тихо сняла его с изгороди.
      — Полезли на дерево, — велела она коту.
      — Владычица, помилосердствуй, а ежели грохнемся? — плаксиво сказал Цербер.
      — Черт побери, ну вспомни уже, что ты не просто полцентнера жира, а еще и кот, коты умеют лазить по деревьям! — рассердилась на очередного бесполезного спутника Славка.
      — Легко сказать… я ж при исполнении всегда был… в сапогах. Легко, думаешь, в них по деревьям лазить? Да и несолидно опять же… — все еще хныкал кот, когда Славка без лишних церемоний придала ему ускорения. Ветка зловеще хрустнула, но выдержала. Следом забралась и сама Ярослава. Обзор сверху открывался отличный. Каннибалы упоенно отплясывали вокруг столба с привязанным к нему пленником, время от времени развлекаясь игрой в дартс. К счастью для потенциального обеда, глазомер у лопоухих мумбо-юмбовых туземцев был под стать их музыкальному слуху, и пока страдал лишь столб. Старательные женщины, сверяясь с кулинарными книгами, кипятили на кострах воду и споро резали овощи и отмеряли количество приправ.
      — Череп держи, — свистящим шепотом прошипела Славка, пытаясь впихнуть в трясущиеся лапы Цербера свой ухмыляющийся трофей. — Ну ты чего, черепушки, что ли, испугался? По-моему, мы с тобой это уже проходили. Скелетам и их запчастям не во что тебя есть.
      — Я высо-соты, ока-казывается, бо-боюсь, — стуча зубами, ответил кот, судорожно впиваясь когтями в ствол дерева.
      — Что ж… придется повторить одиночный подвиг Тарзана, — осуждающе взглянув на Цербера, вздохнула Ярослава. Помнится, человек-обезьяна, огласив окрестности своим фирменным кличем, заарканил и утащил в листву здоровенного туземца прямо из центра толпы, однако Славка даже в грезах мыслила реалистично и не рассчитывала на то, что и у нее подобный трюк прокатит. Но в другой части тарзаниады герой как-то метнул череп в толпу дикарей, подкрепив бросок все тем же устрашающим воплем. И пусть искусством победного обезьяньего крика Славка не владела, она рассудила, что как-нибудь обойдется и своими талантами. На худой конец, можно им спеть что-нибудь типа «Ой, мороз-мороз, не морозь меня». Вполне так сурово и колоритно выйдет.
      Молясь, чтобы бросок черепа удался ей лучше, чем упражнения с учебной гранатой на физкультуре, когда злополучный метательный снаряд внезапно пулей полетел в обратную сторону и едва не зашиб физрука, Славка примерилась и хорошенько размахнулась. Но привычка зажмуриваться, когда что-то кидаешь, в который раз ее подвела. Раздался звук, будто ударили по спущенному футбольному мячу, и что-то тяжелое, с треском ломая ветви, полетело на землю. Славка открыла глаза. Кота на соседней ветке больше не было, а дикари все как один стояли, повернувшись в сторону шума. Поскольку вариантов больше не оставалось, Ярослава издала собственный вариант обезьяньего крика. Ну, так, как она себе его по описаниям в книжке представляла. Римейк оказался значительно убойнее оригинала — каннибалы, зажимая уши, дружно повалились на землю и принялись кататься по траве, причитая, что они разгневали всех демонов джунглей.
      Пленник тоже как-то обмяк, повиснув на веревках у столба. Не теряя времени, Славка слезла с дерева и перемахнула через ограду поселка. Для острастки она еще пропела-таки один куплет про мороз и поспешила спасать жертву людоедского произвола и собственной фантазии. Перерезав путы, Ярослава столкнулась еще с одним затруднением — пленник не подавал признаков жизни, а тащить его на себе, как это сделал бы Тарзан, она все-таки не могла. Правда, Славка честно попыталась хотя бы волоком сдвинуть его с места, но быстро поняла, что этак они далеко не уйдут.
      Джарет медленно выплывал из пучины небытия. Когда ему удалось приоткрыть глаза, он увидел низко склонившееся над ним лицо в обрамлении темных кудряшек. Его величество скрепя сердце приготовился фиктивно ответить на жаркий поцелуй и даже слегка вытянул вперед губы, однако вместо нежного лобзанья схлопотал несильную, но смачную оплеуху, сопровождаемую ворчанием: «Мужики! Все мысли об одном…». После второго шлепка по щеке король гоблинов подскочил как ошпаренный.
      — Вот то-то же, — удовлетворенно заметила Славка. — Тикать надо, пока они не опомнились, а не доггинг* тут осваивать!
      На мгновение заколебавшись, Джарет решил все же отложить жестокую кару за очередное попрание монаршего достоинства на потом в силу непредсказуемости Славкиных грез, и последовал ее совету. Пользуясь тем, что дикари еще пребывали в отключке, они перебрались через забор и устремились в сердце джунглей.
      — Эй, меня, меня-то подождите! — раздалось пыхтение из-под дерева, и основательно помятый и взлохмаченный Цербер вперевалку порысил следом за ними. Очень скоро за их спинами послышались воинственные возгласы раздосадованных, лишившихся ужина каннибалов.
      — Я бы бросил им Цербера, — тяжело дыша, пробурчал Джарет, ожесточенно прорубая путь сквозь девственные джунгли выданным Славкой мачете, — пользы от него все равно ноль…
      — Негуманно, — не согласилась с ним Ярослава, спотыкаясь о какой-то толстенный корень и едва удерживаясь на ногах. — Да и не стоит баловать каннибалов таким жирным обедом.
      — Тогда сейчас они побалуют себя диетическим ланчем, тебя я бы им тоже охотно скормил, — огрызнулся его величество, оглядываясь назад. Туземцы ломились сквозь чащу. Копье просвистело в воздухе и воткнулось в ствол ближайшего дерева. Славка, Джарет и кот машинально пригнулись и нырнули в самые густые заросли.
      — Меня нельзя им скармливать, это же моя фантазия, — прошептала Славка и тут ее осенило. Как же она раньше не догадалась! Фантазия ее, а значит, в ее власти и сменить место действия вместо того, чтобы бегать по джунглям от своры оголтелых людоедов. Ярослава задумчиво прищурилась.
      — Ты что это задумала? — явственно напрягся Джарет.
      — Нас спасаю, — самонадеянно заявила Славка. Пробужденные к жизни мечты теперь уже заводились без пробуксовки, и не успел король гоблинов запротестовать, как вокруг них сомкнулись серебристые стены, тела оказались пристегнуты к противоперегрузочным креслам, а на обзорных экранах засияли незнакомые созвездия. Надрывно ревели перегруженные дюзы космического корабля. Недобро так ревели. Многообещающе. Джарет обреченно уронил руки на колени и издал короткий смешок:
      — И что теперь? Полагаю, мы терпим бедствие у незнакомой планеты в очень-очень далекой Галактике?
      — Ну… наверно. Вроде того, — чуть смутившись, признала Славка.
      — Мне ремень жмет, — пожаловался кот, но на него никто не обратил внимания. — А еще меня укачивает даже в телеге. Слабый вестибулярный аппарат, — угрожающе добавил Цербер.
      — А хотя бы его ты не могла где-нибудь по пути из одной грезы в другую выгрузить? — мрачно покосился на кота его величество.
      — Его можно в трюм отослать, — предложила Славка. — На каждом уважающем себя звездолете должен быть кот. Мышей ловить… ну, и мутантов всяких, — добавила она, вспомнив, какие именно произведения научной фантастики послужили базой для данной грезы, и ей стало малость нехорошо. Ладно, если это целиком миры Андрэ Нортон, а ну как и Чужие сюда все-таки просочились? Звук двигателей резко оборвался, и корабль перешел в свободное падение. Кот отчаянно заорал, царапая обивку кресла.
      — Возможно, тебе следовало бы выбрать чуть менее экстремальную фантазию? — приподнял бровь Джарет. Славка наконец-то присмотрелась к порожденному ее воображением новому имиджу короля гоблинов и подумала, что он все-таки чертовски эффектный мужчина. Взгляд скользнул по его лицу и остановился на безусловно украшавших этого мужчину боевых ранах.
      — Проклятые каннибалы, они пытали тебя! — воскликнула она с подобающим случаю праведным негодованием. Ее рука, потянувшаяся было к приборной панели, почти коснулась лица Джарета, но дальше не пустил ремень.
      — Это вообще-то ты, — кисло заметило его величество, трогая пальцем свой переливающийся всеми оттенками радуги фингал.
      — Я? А, точно. Ну извини. Совсем из головы вылетело, — Славка самую малость покраснела. Корабль все падал. Все, что она знала об управлении самолетами, сводилось к волшебной формуле: «штурвал на себя — вверх», а странички о тонкостях пилотирования звездолетов Ярослава, должно быть, когда-то в спешке пролистнула. Она подергала какие-то рычажки, понажимала разные кнопочки, но ничего не изменилось, только включилась магнитола, и их падение разнообразилось пятой симфонией Бетховена.
      — Кстати говоря, у тебя осталось всего полчаса до истечения времени, — непринужденно вставил Джарет. — А потом ты останешься здесь навек.
      Славка продолжала увлеченно тыкать в клавиши, и королю гоблинов пришлось несколько повысить голос:
      — Слышишь? Через полчаса после тринадцатого удара часов ты…
      — Превращусь в тыкву? — предположила Славка, не отрываясь от своего занятия.
      — Навсегда останешься в Лабиринте, — довольно скомканно закончил Джарет, озадаченный странным вопросом.
      — Отлично, мне здесь уже начинает нравиться, — радостно отозвалась Ярослава, которой удалось, в конце концов, отыскать кнопку включения аварийных двигателей. — У меня еще куча идей есть, как тут время скоротать. На вечность вполне хватит.
      Король гоблинов изменился в лице.
      — Ты никогда не вернешься в Надземье, — напомнил он.
      — Я буду передавать родне письма с гоблинами, — беспечно откликнулась Славка.
      — Ты никогда не сможешь возвратиться к прежней жизни! — воскликнул Джарет.
      — И слава гоблинам! — широко улыбнулась ему гостья. — Ты и правда думаешь, что после такого веселья я захочу вернуться к существованию офисного планктона?
      Сквозь загар, которым его гоблинское величество снабдила Славкина фантазия, проступила смертельная бледность. Вот такого-то поворота король не ожидал.
      — Если мы сейчас вернемся в Лабиринт, я сам помогу тебе добраться до замка, — дрогнувшим голосом произнес Джарет. Славка так энергично тряхнула головой, что кудряшки подпрыгнули:
      — Не-а. Мне тут нравится.
      — Здесь тебя будут окружать одни гоблины.
      — Ничего. Там они тоже меня окружают.
      — Здесь не будет магазинов.
      — Открою свои.
      — Здесь не будет этого… интернета! — хватался за последнюю соломинку король гоблинов.
      — Можно попросить гоблинов украсть сисадмина с сервером, — предложила Славка. Джарет на мгновение лишился дара речи. А затем корабль с воем и грохотом вошел в атмосферу неизвестной и недружелюбной планеты.



Janny

Отредактировано: 02.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться