Ошибочка вышла...

Размер шрифта: - +

Часть 20. Время истекло

      — Я так молод! — схватившись за сердце (а может, за желудок), простонал кот. — Я не готов умирать!
      — В моих грезах никогда не страдают дети и животные, — даже обиделась Славка, продолжая дергать за все подряд рычажки и рукоятки.
      — Правда, что ли? — прищурился Джарет. Славка с запозданием вспомнила, что он имел удовольствие лицезреть часть ее фантазий в чертовом шаре, и запротестовала:
      — Но то был Лешка, это не считается!
      — Правда?
      «Черт, неужто он заметил-таки и соседскую девочку, которая играет по выходным гаммы с шести утра?» — ужаснулась Славка. Кот закатил янтарные очи и собрался брыкнуться в обморок. Корабль немилосердно болтало и трясло, но каким-то предусмотренным в каждой приличной грезе чудом он сумел приземлиться на небольшой полянке, сломав всего пару вековых баобабов. Посадка вышла не слишком мягкой, но в целом полет оказался куда менее экстремальным, нежели езда в челябинской маршрутке, огибающей пробку в час пик.
      — Ну вот, а вы панику тут развели, — с некоторой долей высокомерия заметила Славка. Его гоблинское величество метнул в ее сторону ненавидящий взгляд и сосредоточенно уставился в пространство, шевеля губами, однако и эта попытка вернуться в реальность Лабиринта не увенчалась успехом. Цербер очнулся и слабым голосом мяукнул, что завещает свои сапоги, если они все-таки отыщутся, какой-то там Мэри.
      — Я на разведку, а вы как знаете, — Славка нетерпеливо выпуталась из ремней безопасности и решительно направилась к выходу. Люк распахнулся, из недр корабля выскочил и протянулся к выжженной земле язык трапа.
      — Какой чудный цветочек, — пробормотала Ярослава, подозрительно разглядывая необычайно большой и яркий образчик туземной флоры, покачивающийся в нескольких шагах от звездолета. — Наверняка плотоядный, — подумав, заключила она и обогнула эту неземную красоту, досадливо щелкнувшую ей вслед зубами. Из кустов высунула голову крайне неприятная на вид тварь с гребнем и попыталась без всяких прелюдий полакомиться Славкой. Пришлось вынимать из-за пояса материализовавшийся там странного вида пистолет и палить в морду неприветливой фауне. Горгулья упала и захрапела.
      — Что, будешь продолжать экскурсию? — лениво осведомился Джарет, сидящий на верхней ступеньке трапа.
      — Конечно, — даже удивилась такому вопросу Славка. — Самое интересное ж начинается!
      — Ну-ну, — усмехнулся король гоблинов, но его усмешку как будто стерло с точеного лица, когда над кораблем вдруг взметнулось пламя, и поляну окутали клочья едкого дыма. Мимо Джарета по трапу, словно ядро, пронесся кот и едва не сшиб с ног стоявшую на его пути Славку. Плотоядный цветок хищно раззявил свои лепестки и потянулся к очутившемуся в пределах его досягаемости кошачьему хвосту. Но тут Цербер встал на все четыре лапы, этот самый хвост завибрировал, точно древняя стиральная машинка при отжиме, и исторг на злокозненную флору такой заряд земного патриотизма, что цветок моментально скукожился и поник.
      — Это наша земля! — торжественно изрек Цербер с видом космонавта, водрузившего национальный флаг на поверхности нового мира.
      — Теперь да, — зажимая нос, согласилась Славка. — Только жить на ней невозможно…
      Джарет с небывалой поспешностью пересек полянку и метнулся прочь, в глубину девственного леса. Корабль продолжал весело полыхать и, вероятно, готовился, огласив окрестности знатным взрывом, разметать все свои винтики по местным джунглям. Кажется, пора было переходить на другую локацию. Ярослава кинулась следом за его величеством, сама толком не зная, зачем — возможно, приключения в компании выглядели все же заманчивее, да и спасать кого-нибудь, в конце-то концов, и в иных мирах надо. Кот семенил рядом, и Славка решила и его далеко от себя не отпускать. Все-таки биологическое оружие, хоть и весьма ограниченного радиуса действия.
      Лес оборвался с уже привычной внезапностью, и перед ними раскинулся гигантский рынок, по сравнению с которым китайский базар в родном городе показался Славке просто воскресной ярмаркой в деревне Гадюкино. Это что же… греза шопоголической направленности? В задумчивости Ярослава так резко остановилась, что король гоблинов буквально налетел на нее.
      — И что на сей раз? — осведомился он, поправляя нарушенную симметрию кружев на своих манжетах.
      — Ры-ыба! — неожиданно взвыл Цербер и, напрочь забыв о своих спутниках, ринулся к крайнему прилавку. Там стоял совершенно пустой аквариум, у которого тосковал какой-то смутно знакомый карлик. Славка с интересом наблюдала, как кот запускает лапу в воду и под аккомпанемент протестующих воплей печального карлика закидывает в широко разинутую пасть пригоршни воздуха.
      — Мои рыбы! — голосил продавец, и на его крики уже начинал оглядываться разнокалиберный народ. На кота и Славку устремились десятки глаз — одиночных, парных, не поддающихся подсчету, на покачивающихся ножках, фасетчатых и прочих.
      — Там ничего не было, правда же, Цербер? — неуверенно вмешалась Славка.
      — Абсолютно…. ик! … ничего! — сыто поглаживая вмиг округлившееся пузо, промурчал котяра.
      — Он сожрал всех моих невидимых рыб, я разорен! — рыдал карлик. Ярослава почуяла, что пахнет жареным, и недолго думая рванула прочь, ловко маневрируя меж бесчисленных рядов - сказывались тренировки, когда нужно было донести стакан горячего кофе до своего стола в офисе, миновав разнообразные препятствия. Вслед им несся глухой ропот толпы, а затем — и топотанье, цокот и шуршание устремившейся следом погони. Когда Славка остановилась отдышаться, она уже находилась в другом конце рынка. Рядом с ней стоял малость запыхавшийся Джарет, кота видно не было, но за его судьбу она не слишком переживала. Сам виноват, если на то пошло. Ну, и на крайний случай оружие у него имеется, от которого и видимые, и невидимые твари отдадут концы. 
      Славка огляделась и вдруг увидела мечту своего детства на поводке у двуглавой змеищи с явными признаками ожирения.
      — Я должна его купить! — захлебываясь от восторга, простонала она и кинулась догонять змею, сопровождаемая насмешливым голосом Джарета:
      — Через три минуты истекает отведенное тебе время. А это всего лишь фантазии. В реальности ничего у тебя не останется. Может, все же домой? Даю тебе последний шанс…
      Славка лишь отмахнулась от него и льстиво улыбнулась змее:
      — Какой чудесный у вас зверек! Продадите?
      — Обменяю, — басом ответила змея и ткнула кончиком хвоста в презрительно наблюдавшего за ними короля гоблинов. — Вот на этого…
      — По рукам! То есть… по хвостам… или еще там по чему, неважно! — с энтузиазмом воскликнула Славка и протянула ладошки к индикатору. — Кис-кис-кис!
      Тот мгновенно стал золотым в знак полнейшего одобрения сделки, чего никак нельзя было сказать о короле гоблинов, который нежданно-негаданно вдруг сделался новым питомцем жирного пресмыкающегося с двумя головами.
      — Ты что творишь?! — гневно вскричал он, адресуясь то ли к туго обвившей его кольцами змее, то ли к так лихо провернувшей бартер Славке. Присущее гоблинскому величеству высокомерное безразличие покинуло его в тот самый миг, когда змея попыталась утрамбовать покупку в багажник своего флаера. — Сию секунду освободи меня! Это, черт тебя раздери, твоя греза! Прекрати это немедленно!
      И тут очертания рынка стали стремительно размываться, и Славка увидела, что они плывут по воздуху в гигантском мыльном пузыре. Еще секунда — и он разлетелся тысячами переливчатых осколков, Ярослава чувствительно ударилась тыльной частью организма о каменный пол и обнаружила себя сидящей посреди огромного, на диво запакощенного и грязного, зала. В центре его возвышался скособоченный трон, на котором и восседал Джарет, чьи щеки все еще пылали от гнева, а льдисто-голубые глаза сверкали от сдерживаемой холодной ярости. Кот с невинным видом умывал лапой хитрую морду, а из-за хорошо знакомого автобуса выглядывали туповатые рожи гоблинов.
      — Ты! Ты!.. — наконец к его королевскому величеству возвратился дар речи. — Ты хоть понимаешь, что только что сделала?! Ты же продала меня жирной рептилии из своей больной фантазии, чтобы заполучить какой-то мохнатый светофор!
      — Это индикатор, — извиняющимся тоном откликнулась Славка. — Но у меня не было при себе сумки и больше меняться было не на что…
      — Меня, короля домовых, властителя Лабиринта, повелителя человеческих грез, ты обменяла на блохастую разноцветную зверюшку! — продолжал бушевать Джарет.
      — Ну да… тут я продешевила, конечно, — виновато согласилась Славка. — Надо было с нее еще что-нибудь стрясти…
      — Ты!.. — снова взревел его величество, не находя даже подходящих слов.
      — Да ладно, ладно, что было — то было, делов-то, пару минуток со змеей пообниматься, — примирительно заметила Ярослава и поднялась, отряхивая штаны. — А грязно-то как у тебя тут… Значит, здесь мне и суждено теперь коротать вечность? Ох, видела бы это моя мама… А она-то еще твердила, что безобразнее моей комнаты жилища не придумать… Ладно, все это мы приберем, это выкинем, и это тоже, — тут ее палец ткнул прямиком в королевский трон, и Джарет издал глухой полурык-полустон. — Гоблинов зашлем в IKEA, там подберем новую мебель. И шторки тоже сменим… А вот тут…
      Окончания полета Славкиной дизайнерской мысли его гоблинское величество не дождался. В голове у него все помутилось, и он сполз с трона без чувств, распростершись в пыли, словно подбитая птица.



Janny

Отредактировано: 02.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться