Ошибочка вышла...

Размер шрифта: - +

Часть 21. Сделка есть сделка, или грезы должны сбываться

      — Эй-эй, ты что это делаешь?! — закричала Славка, протестующе размахивая руками. — Прекрати!
      — Что такое? — удивленно повернула к ней левую голову толстая змея, не ослабляя хватки на шее бездыханного гоблинского величества. — У нас была честная сделка. Я тебе индикатора, ты мне — вот этого. А он сбежать, видишь ли, надумал!
      Что-то пошло не так. Что-то стопроцентно точно пошло не так! Ведь Джарет утверждал, что это были не более чем грезы, и ничего из них в реальность пронести невозможно. А вот, нате-пожалуйста, змеюка лично заявилась за своим удравшим в Лабиринт имуществом.
      — А где же тогда индикатор? — робко спросила Славка, уже без той свойственной снам и фантазиям легкости и самоуверенности.
      — А вон, за твоей штаниной прячется, — равнодушно откликнулась змея и принялась споро увязывать его величество, точно батон ветчины. Славка никогда бы и подумать не могла, что это реально так быстро и ловко сделать, орудуя всего лишь одним хвостом, так что поначалу даже засмотрелась на процесс. А затем ей пришло в голову, что если змея утащит Джарета, она останется тут одна среди гоблинов и прочей шушеры. Поскольку вряд ли они захотят сходу признать Славку королевой вместо сгинувшего величества, начнется смута, всякие заговоры и перевороты. А оно ей надо? Ну и опять же всколыхнулись разворошенные героические мечты, призывая спасать Джарета. Конечно, он не самая приятная и милая личность, но это еще не повод отдавать его в комнатные собачки едва знакомому жирному пресмыкающемуся. Возвращать обратно честно выменянного индикатора, жавшегося к ее ногам, Славке было жаль, поэтому она все же на миг заколебалась. Да и легендарная выручательная сумка, как назло, где-то сгинула. Однако когда змея поволокла Джарета к выходу, Ярослава решительно преградила ей дорогу:
      — Секундочку! Давайте, я вам вместо него что-нибудь другое предложу?
      — Не хочу другое, мне он нравится, — не пошла на переговоры змея, мотнув одновременно обеими головами.
      — Но тут имеется масса прелюбопытнейших вещей! — не сдавалась Славка. — Говорящие колотушки! Руки помощи, незаменимая штука в хозяйстве, переделают все дела, а кормить не нужно! Суперхренорезки… то бишь эти… машины-чистильщики…
      — На что мне эти колотушки, ну сама посуди? — кисло спросила змея, неохотно останавливаясь перед Славкой. — Жизнь у меня личная не задалась, а ты мне — колотушки, хренорезки… такого добра я и у себя могу набрать…
      — Но, как бы это помягче выразиться, физиологически змеи-мутанты и гуманоиды не слишком хорошо совместимы, — возразила Славка.
      — А что делать, что делать, если мужики вообще перевелись?! — рыдающим голосом воскликнула змея и в сердцах хлопнула хвостом по полу, спугнув рывшихся в отбросах мелких орков. – Я, может, всю молодость на ожидание прекрасного змея на белом ящере ухлопала, а теперь надо хоть как-то жизнь устраивать! Ты думаешь, вот о нем я мечтала ночи напролет, длиной в сотню ваших лет каждая? Но выбирать-то уже не из кого!
      — Ну-у, я уверена, все не настолько плохо, — сочувственно похлопала Славка по хвосту чешуйчатую сестру по Еве. — Наверняка на вашей планете еще остались приличные змеи, пусть и без белых ящеров…
      — Ящеров — завались, а змеев нет, — пригорюнилась змея. — Экологическая катастрофа, понимаешь. Спонтанная мутация. Все мужские особи превратились в маленьких змеедевочек, у которых на уме только розовые наконечники на хвост, лак для чешуи да эпиляторы для лишних, отрастающих иногда, голов… так что прохлопала я свое змеиное счастье, приходится довольствоваться тем, что есть…
      Славка призадумалась над нелегкой в любой вселенной женской долей, а затем в ее голове внезапно все прояснилось, и забрезжил выход из положения.
      — А ведь здесь имеется ни много ни мало — холостой принц, которому просто не хватило дамы сердца! И мне думается, на ваш вкус он может показаться симпатичнее данного непричесанного гуманоида, — Славка не без доли сожаления покосилась на растрепанные, снова прямые и белокурые, волосы Джарета, беспорядочно разметавшиеся по грязным каменным плитам тронного зала. — Цербер, а ну-ка сюда, живо! Как добраться до озера с русалками?
      — Я воду не уважаю, — насупился кот. — Не припомню я туда дороги.
      Ни собачьего, ни кошачьего корма для эффективного срабатывания метода пряника при Славке больше не было, поэтому пришлось обратиться к кнуту:
      — А я вот сейчас тебя в Болото Вечной Вони отошлю, век будешь ходить, его закапывать, так что лапы от усталости отсохнут!
      — Это только его величество умеет, — усомнился кот.
      — Его величество уверял и будто никто и ничто из грез не может здесь оказаться, и что сейчас с его величеством? — торжествующе спросила Славка, и Цербер мигом сделал выводы:
      — Ах, озеро… припоминаю! Это недалеко, надо через сад пройти, а потом вдоль канала…
      — Вот и веди нас. Через сад и вдоль канала, и так далее, — велела Славка и показала коту кулак. Индикатор в знак полнейшего одобрения ее действий сделался изумрудно-зеленым.
      — Я прихвачу все же его с собой, — пропыхтела змея, волоча за собой Джарета. — Вдруг мне тот принц совсем не понравится?
      Не блещущие интеллектом гоблины совершенно безучастно взирали на попрание королевского достоинства своего властелина: ведь прямого приказа противодействовать змее они получить не успели, а соображать сами, похоже, давно разучились. Впрочем, судя по манере обращения Джарета с подданными, не исключено, что они ничуть и не были опечалены его нынешним плачевным положением. Славка, Цербер, индикатор и змея с властителем Лабиринта под мышкой (весьма условной) двинулись к озеру, сопровождаемые лишь перешептываниями домовых да слегка заинтересованными взглядами косоватых глазок.
      Сад был настолько прекрасен и свеж, что первый же дедуктивный вывод напрашивался сам собой: доступ Церберу с его привычкой всюду заниматься демаркацией границ сюда до сегодняшнего дня был закрыт. А из этого следовало, что треклятое млекопитающее вновь получило шанс завести их всех невесть куда.
      — Цербер! — грозно сказала Славка. — Даже если ты избежишь болота, от моей сверхзвуковой тапки тебе не укрыться, так и знай. Признавайся лучше честно — ты ни черта не знаешь дороги?
      — Обижаешь, хозяюшка, — кот молодцевато выпрямился и даже пузо втянул. — Да будет тебе известно, я много лет охранял этот самый сад, и мне знакома здесь каждая тропинка!
      — Позволю себе усомниться, — ответила Славка. — Нечто подобное я от тебя уже слышала перед парочкой дверей, припоминаешь?
      — Ну ладно, ладно, — покорно сложил лапы на вновь выкатившемся объемистом животе Цербер. — Не был я раньше тут, признаюсь. А ведь сколько раз челобитную подавал ироду лохматому с просьбой перевести меня по состоянию здоровья в королевские садовники и техники-удобрители… Мечта у меня, может, голубая… гладиолусы выращивать, а ее губит на корню бюрократизм отдельно взятых личностей, — и кот недобро стрельнул золотистым глазом на болтающегося в змеиных кольцах владыку.
      — Ну так я пошла тогда, лучше гуманоид в хвостовом завитке, чем змей в гипотетическом озере, — философски заметила змея и сделала попытку покинуть общество.
      — Одну секундочку, сейчас мы разрешим это маленькое недоразумение! — запротестовала Ярослава, попутно подставляя ей подножку, отчего пострадала исключительно сама — змеища проехалась своей тушкой по босой ступне Славки, точно асфальтовый каток. В который раз прыгая на одной ноге, Ярослава призадумалась, не потребовать ли ей индикатора за бесплатно в качестве возмещения физического ущерба. Однако, за неимением под рукой отлаженной судебной системы или хотя бы дара обращать несогласных в ночные вазоны, эту идею пришлось отбросить. Вспомнив про канал в Гоблин-Сити, о котором говорили ей русалы, она заключила, что в целом направление выбрано верно, только вот транспорт бы не помешал. Джарет наверняка смог бы сотворить из очередной сферы хоть яхту, хоть линкор, хоть шар со скайпом для связи с подводным миром, однако в данный момент содействия от него ждать не приходилось.
      Славка тоскливо осмотрелась. Всюду, куда падал взгляд, простирались бескрайние сады, и никакого канала на горизонте не вырисовывалось. Единственное, что напоминало об озере — мраморный фонтан в виде разинувшей рот рыбины.
      «А чем Джарет не шутит?» — подумала Славка и, подойдя поближе, крикнула прямо в пасть рыбе:
      — Эй, вы, там! Я дворец, я дворец, вызываю озеро русалок!
      — Чего так орать-то? — гулко, точно из унитаза, громыхнуло из рыбьей утробы. — И да, что за дискриминация. У нас озеро русалов, а не русалок. Сколько их осталось, тех русалок… уже не заслуживают и упоминания эти русалки…
      — Вот я как раз насчет этого вопросика! — обрадованно воскликнула Ярослава. — Есть тут у меня на примете невеста для принца!
      — Была уже у него невеста, да сплыла — угрюмо откликнулся голос.
      — А ее сумочки там у вас нигде не завалялось? — вкрадчиво полюбопытствовала Славка.
      — Какой еще сумочки? Мы нашли только жуткую черную личинку неизвестной твари, ее так раздуло, что к ней даже самые отчаянные русалы не рискнули приблизиться. Вот-вот вылупится… Обтянули только то место лентами для свадебной колесницы, раз уж больше ни на что они не сгодились, чтобы никто туда случайно не заплыл.
      Славка почесала в затылке, соображая, что могло дать такой эффект. Может, это нашелся тот самый разбухающий от воды гремлин, которого она купила в том году как сувенир боссу и так и не отыскала в сумке? Или там завалялся еще один пакет «Доширака»?
      — Никому не приближаться к объекту, — самым что ни на есть МЧС-овским тоном распорядилась она. — Укажите самый короткий путь для саперной бригады.
      — Так в фонтан ныряйте, — удивленно булькнул собеседник и с громким плюхом отключился.
      — Может, его величество на бережку позагорать оставим? — спросила Славку змею, опасаясь, что Джарет, прижатый к упитанному змеиному телу вместо клатча, может вызвать некоторые нежелательные вопросы у подданных королевства.
      — Ну уж нет, — отказалась змея. — Пока не оценю другой товар, этим разбрасываться не резон.
      Пожав плечами, Славка посадила индикатора в центр пышной клумбы, генерировать новые цветовые комбинации под влиянием благоухания роз, и вновь повернулась к фонтану. Интересно, у нее опять отрастет хвост или придется так выкручиваться? Кот уже успел юркнуть в какие-то кусты творить свои демаркационные делишки, так что в напарники ей осталась одна змея. Ну и все еще пребывающий в отключке король гоблинов. Задержав дыхание, Славка нырнула в фонтан.
      Едва вода сомкнулась над ее головой, как прямо перед Ярославой очутилось флуоресцирующее опаловое пятно, которое начало разрастаться на глазах и в конце концов обернулось пастью и сделало смачное «ам». Не успела Славка опомниться, как впечаталась в уже знакомый затонувший фрегат, обросший ракушками, частично осыпавшимися после их прошлой встречи. Следом за ней из портала вынесло змею. Славка опустила глаза и увидела вместо ног русалочий хвост. Ее спутница не особенно изменилась, разве что обзавелась двойным хвостом впридачу к двум головам. А вот Джарет так и остался Джаретом, его магия Лабиринта даже захудалым аквалангом не снабдила. Возможно, он по умолчанию не мог пострадать в своем королевстве.
      «Или же подзадолбал королевство, как и гоблинов, и оно не прочь его чуток утопить», — мелькнула у Славки крамольная мыслишка. Вот что бы сделала она сама, попытайся какая-нибудь толстая анаконда унести ее шефа из офиса? Ну, наверное, в первую очередь, услужливо открыла бы перед ней дверь, затем сплясала задорный танец черлидерши на столе и отправилась развешивать праздничные гирлянды. Еще чуток поразмыслив над увлекательным вопросом, откуда именно выкинуло всю компанию, если внутрь загадочный мерцающий организм их принял перорально, Славка поплыла вперед и почти тут же наткнулась на свою сумку. Бока у последней и впрямь весьма угрожающе раздувались, а всему содержимому под водой наверняка пришел конец, в том числе и треклятому пропуску, так что путь к возвращению в родной мир был теперь отрезан гарантированно. Без пропуска ее и на службу не пустят, и обходной не подпишут. Но тем не менее, это все же была ее сумка, и Славка кое-как взгромоздила увеличившийся чуть ли не вдвое саквояж на плечо. Змея уже нетерпеливо била обоими хвостами:
      — Ну, и где же мой суженый?
      Словно в ответ на ее вопрос на горизонте показалась внушительная процессия.
      — Вот она! — завопил один русал, размахивая руками. — Вернулась!
      — Нет уж, увольте, на какой-то гулящей гоблинше я не женюсь, — оскорбленно фыркнул весьма пухлотелый камбалолицый юноша с трезубцем.
      — И правильно! — поддержала его Славка. — Вы лучше посмотрите, какая тут невеста прибыла! Ей же цены нет! Одна голова хорошо, а две лучше, правда ведь?
      Змея зарделась и принялась поправлять кончиком одного из хвостов прическу.
      — Ну не знаю, — засомневался царственный русал. — У этих русалок и одна-то голова вечно болит. А тут две…
      — Мне он нравится, — сказала змея и решительно всучила Славке Джарета. — Я поплыла.
      — Но я еще не сказал «да», — капризно надул рыбьи губы подводный монарх.
      — Ну так я еще и не доплыла, — широко улыбнулась ему новая невеста и прибавила скорости, обретя поразительное сходство с неумолимо мчащейся к цели торпедой. Не желая дожидаться, чем завершится их брачная гонка, Славка подхватила его гоблинское величество под мышки и изо всех сил заработала хвостом, устремляясь к поверхности. Неизвестно, какой из грузов тянул ее на дно больше — сумка или подозрительно долго пребывающий без чувств Джарет, однако в конце концов Ярослава, отдуваясь, вынырнула из воды. Хвост пропал, и ноги вновь облепили отвратительно мокрые джинсы. Золотой берег все так же манил своей дивной красотой и безмятежностью, птицы насвистывали диковинные мелодии, а по песку к ней со всех ног неслись два приземистых орка.
      — Эй! Эге-гей! Ты чего нас тут бросила? — без всяких предисловий обвиняюще закричал Дундук, в силу молодости и резвости опередивший Стенча. — Мы теперь отсюда выбраться не можем! Даже этот дед не припомнит никаких тайных ходов! А водоросли мне уже приелись, по объедкам его величества скучаю…
      Тут гоблин рассмотрел, кого волочит к берегу Славка, и в ужасе выпучил глаза:
      — Ты что натворила? Ой, оркова погибель! Дед, а дед, где та дыра, из которой мы вылезли? Я, пожалуй, обратно поползу, к Болоту. Я лучше сам… А то хуже будет!
      — Вот обычно ты дурень дурнем, но сейчас прав прям как никогда! — пробормотал старый орк, с трепетом изучая распростертое на песке тело повелителя. Славка задумалась, не испугаться ли за компанию и ей, однако неожиданно что-то в глазах Стенча-Вонегряза дрогнуло, помутилось, и тот со знанием дела добавил совершенно другим голосом:
      — Поцеловать его величество надобно. Во всех сказках так положено.
      Ярослава усомнилась, все ли сказки рекомендуют после небольшого удушения кольцами двуглавой змеи проводить реанимационные мероприятия методом поцелуев, но эти свои мысли озвучивать воздержалась. Да и вообще, ей ни сама идея, ни странные остекленевшие иллюминаторы древнего гоблина не приглянулись. Не отрывая пристального взгляда от Джарета, она ласково проговорила:
      — Нет, поцелуи оставим для другого раза. Ты мне лучше ту историю с маленькой мисс пока расскажи.
      — Э-ээ? Маленькой мисс? — замялся Стенч и тоже уставился на владыку Лабиринта.
      — Ну да. Что там с ней было-то? Надеюсь, долгая история? Я сейчас камушек поудобнее выберу, присяду и послушаю, — и Славка, облюбовав булыжник посимпатичнее, примостилась на него и плюхнула рядом сумку, тщетно пытаясь прямо на себе хоть мало-мальски отжать одежду.
      — Ну-ууу… давно это было… влюбился наш король в… э-эээ… — заблеял древний орк, и уши у него беспокойно задергались. Его гоблинское величество живо распахнул свои разные глаза и свирепо вперил взор в переступающего с ноги на ногу подданного:
      — Стенч, я смотрю, ты у меня давно без повышения… а я вот так кстати вспомнил… У меня как раз имеется свободная вакансия одной колотушки…
      Оркодедушку как ветром сдуло. Дундук проявил истинный талант хамелеона, слившись с прибрежной растительностью. Выглядел он настолько натуралистично, что почти тут же меж его рогов сказочная птичка свила свое гнездо. Джарет поднялся на ноги, взглянул на свое отражение в воде и одним мановением руки привел мокрую и местами порванную одежду в порядок. Затем пальцы его дернулись к багровеющему следу на шее, и он торжествующе воззрился на Славку:
      — Поцелуи, значит, в другой раз? А это как называть?
      — Это? Ну, я бы назвала это следствием неаккуратного обращения одной змеи, — заметила Славка, добросовестно изучая то, что обещало вскорости дозреть до знатного синяка. Его величество изменился в лице, и Ярослава рассудила, что надо сказать ему что-нибудь ободряющее и приятное.
      — Тебе эта синяя… ммм… блузочка с воланчиками очень идет, — выпалила она первое что пришло на ум. — Правда, я остаюсь при своем мнении — брюнетом тебе было бы лучше. И вот если здесь чуток подравнять, а тут убрать…
      Гневно сузившиеся очи повелителя гоблинов дали ей понять, что комплимент не оценен, и она умолкла. Атмосфера накалялась. И в это мгновение вода вспенилась, и на поверхности показались счастливо улыбающиеся головы змеи.
      — Спаси-ибо! — прокричала она. — Кормите индикатора сладким для самых красивых отте-е-енков!
      На последнем слове ее как будто утянуло под воду, и с прощальным бульком новобрачная скрылась в пучине.



Janny

Отредактировано: 02.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться