Ошибочка вышла...

Размер шрифта: - +

Часть 23. Когда мы предполагаем, а Джарет располагает

      В тронном зале царило необычайное оживление. Дундук в кружевном переднике, сосредоточенно пыхтя, отскабливал с пола древние окаменелости, по которым археологи могли бы составить исчерпывающее представление о меню гоблинов двухсотлетней давности. Униформу горничной доставил ему не иначе как единоутробный брат с аналогичным IQ, уровень которого реально было оценить лишь в отрицательных величинах. Об этом свидетельствовали видневшиеся из-под передника чулки в сеточку и игривая подвязка. Должно быть, оркокурьер по неграмотности заглянул за искомым в магазин несколько иной направленности, нежели предполагала Славка.
      — Ноги поднимите, вашество, я под троном поскребу, — прокряхтела новоявленная горничная, и Джарет, источая флюиды ненависти, привычно замахнулся на Дундука монаршей ногой, но был остановлен окриком Славки:
      — Эй, ты и сам тунеядствуешь, и другим работать мешаешь! И еще… анимагия анимагией, но не мог бы ты, когда в птичку обращаешься, вести себя почистоплотней? Все стены в помете!
      Король гоблинов яростно заскрежетал зубами.
      — Это не их величество изволили напакостить, это все стервятник, — попытался заступиться за властелина Стенч, который тут же покрывал художественной росписью на гоблинский лад бока автобуса.
      — Вон отсюда, все! — взревел Джарет, однако, вопреки обыкновению, далеко не вся масса гоблинов без промедления рванула к двери. Многие заметно заколебались и застыли истуканами посреди зала, оглядываясь на Славку, и это стало последней каплей для королевского самолюбия.
      — Рисуй-рисуй дальше свою хохлому, дедуля, не отвлекайся, — невозмутимо сказала Ярослава, продолжая прикладывать разные лоскутки штор к позеленевшей от времени каменной кладке. Вот тут-то и грянул гром. Хрустальная сфера в руке Джарета вспыхнула, разрастаясь огненным шаром, и в ней появились уже знакомые часы с тринадцатью делениями. Большая стрелка под немигающим взором потемневших до цвета предгрозового неба глаз повелителя Лабиринта дрогнула и попятилась назад. Когда-то немыслимо давно король домовых сумел переломить ход самого времени ради того, чтобы другая девушка осталась с ним, и вновь, по прошествии многих лет, ему удалось повторить этот маневр. Однако сегодня цель была прямо противоположна прежней.
      — Через немыслимые опасности и бесконечные трудности ты отыскала дорогу сюда, в этот замок, стоящий на краю Гоблин-Сити… — с плохо скрытым торжеством в голосе процитировал его величество так хорошо знакомые ему слова, каждое из которых было словно выжжено каленым клеймом в его, прежде чуждом человеческим страстям, сердце.
      — Джарет, ты это о чем? — насторожилась Славка. Образец очередной, почти подошедшей к местной плесени портьеры застыл у нее в пальцах.
      — …чтобы вернуть автобус, который мы украли, — продолжал король, наслаждаясь ее замешательством. — И твоя воля так же сильна, как наша, и твое королевство такое же могучее… — последние слова Джарет после едва уловимой запинки все же пропустил и сразу перешел к главному:
      — Тринадцать часов еще не истекли, ты выиграла, и я возвращаю тебе украденное!
      — Лучше бы вы тогда у меня «мерс» украли, — вздохнула Славка, искоса поглядывая на свежерасписанный мордами гоблинов старенький автобус, но тут до нее дошло, к чему именно клонит Джарет. Славкины глаза округлились, и она отчаянно запротестовала:
      — Джарет, постой, нет, ты не можешь сейчас отправить меня домой! Мне тут нравится! И ребята ко мне уже привыкли! А как же мой индикатор? А как же приглашение на свадьбу от Дорофеи? (так она окрестила по ближайшему созвучию свою новую двуглавую подружку, чье инопланетное имя так и не смогла заучить, а тем паче хоть разок воспроизвести без десятка ошибок) 
      — Ты прошла Лабиринт, все честно, — невозмутимо заметил его величество, к которому вместе с надеждой на скорое избавление от возмутительницы спокойствия стало возвращаться и самообладание.
      — Нет, Джарет, ты же смухлевал со временем! Причем, вообще задним числом! Не надо домой! Хочешь, мы проведем сюда интернет? Я тебе такие сайты покажу — закачаешься! Там не только мечты увидишь, а и то, что в страшном сне не приснится! В чатах научу общаться! В Гугле новые составляющие для амбре Болота Вечной Вони найдем! — цеплялась за соломинку Славка.
      Но король гоблинов был неумолим. В распахнувшиеся окна тронного зала ворвался ветер, закружив по каменным плитам в мини-смерчах значительно уменьшившиеся за последнюю неделю кучки мусора и объедков, небо расколола напополам вспышка молнии, и Ярославу поглотили безмолвие и кромешная тьма.
      Постепенно звенящая тишина развеялась, начал рассеиваться и мрак.
      — Джарет? — неуверенно окликнула Славка, но никто ей не ответил. Она пошарила рукой в потемках, и пальцы наткнулись на что-то мягкое. — Цербер?
      — Мрряу! — послышалось рядом с ней, но подсунутая под ладонь голова оказалась отнюдь не бакенбардистой мордой кота Бегемота.
      — Барсик? — чуть не плача воскликнула Славка, и из-за стены тут же раздался хныкающий Лешкин голос:
      — Блин, тетя Слава, чего ты так орешь, шести утра еще нет!
      — Не может быть! — Славка, вскочив на ноги, метнулась к окну и рывком отдернула штору. Над хорошо знакомой улицей занимался рассвет, а по дороге, ведущей к парку, уже, спотыкаясь, брели первые сонные собачники.
      — Неужели приснилось? — Ярослава так и села в продавленное кресло. Ее растерянный взгляд упал на обтянутые джинсами ноги. Что это были за джинсы — грязные, потертые, порванные на коленях! Значит, по крайней мере, ссора с Пашкой ей не приснилась. И что, она всю ночь топала до города, а потом добралась до дома, отключилась и успела увидеть такой чудной сон? А разве бывают настолько реалистичные, хоть и совершенно бредовые, сны?
      Славка обвела глазами комнату. Привычный бардак после тронного зала Джарета показался почти идеальным порядком. У двери валялась потерявшая всякий вид сумка. Ярослава схватила ее и без лишних церемоний опрокинула над диваном. Водопадом хлынули вниз сверкающие монетки, ключи, карандаши, слипшиеся карамельки… Следом глухо забарабанили по пледу вещички покрупнее –кошелек, визитница, стикеры, всяческие флакончики, тюбики и баночки. Затем дошла очередь до тяжелой артиллерии — неспешно выкатились мобильник с потухшим экраном, замотавшиеся в хитрейший морской узел наушники и в последнюю очередь, разумеется, пропуск. Все выглядело так, словно сутки пролежало в воде, а впоследствии было не слишком старательно просушено. Возможно, именно тем феном, который изображала пара дующих изо всех сил на сумку гоблинов. Славка потыкала пальцем в дисплей телефона, но тот остался совершенно безучастен к этим манипуляциям.
      Покуда она ошарашенно сидела, подобрав под себя ноги, на диване, и пыталась осмыслить случившееся, дом начал просыпаться. Прошлепал на кухню отец, зажурчала включенная в ванной вода, жалобно вякнул, оборвав на середине свою песнь, Лешкин будильник.
      — Яся, ты на работу не проспишь? — заглянула в комнату мама и, узрев замызганные Славкины джинсы, измятую блузку и рассыпанное содержимое сумочного Эльдорадо, осуждающе поджала губы:
      — Яся, на что ты похожа? Уж не собираешься ли ты на работу в таком виде? А что это за россыпи на постели? Ты опять потеряла пропуск?
      — Все в порядке, мама, — поспешно сгребая все барахло обратно в сумку, ответила Славка. — Я сейчас переоденусь.
      Когда мама вышла, Ярослава, воровато оглянувшись по сторонам, прошептала: «Хочу, чтобы гоблины пришли и забрали меня обратно! Прямо сейчас!», но ничего не произошло. Вероятно, Джарет, подобно суровому модеру, вычислил ее ай-пи и на веки вечные заблокировал доступ в Лабиринт. А может, просто пароль сменил. В любом случае, заклинание больше не работало. Славка подавленно шмыгнула носом и со вздохом полезла в шкаф за чистой одеждой.
      — Во прикол! Слыхали в новостях? — из кухни донеслось Лешкино заливистое ржание. — Кто-то вечером пригородный автобус времен каменного века угнал, а сегодня утром его нашли, весь какими-то жуткими харями размалеванный!
      Славка даже обиделась за их совместное с гоблинами творчество. И совсем там были не жуткие хари, а вполне близкие к оригиналу морды орков, Дундук вон себя тогда сразу узнал. Только был недоволен, что выхлопная труба у него вместо носа на портрете торчит. Опечаленная Ярослава отказалась от завтрака и побрела на свои галеры. Но только вот как, скажите на милость, можно дальше работать под руководством человека, которого ты лицезрела с писсуаром на ушах? Да и остальные коллеги получили от нее в той грезе на полную катушку. И никуда от этих серых скучных физиономий теперь не деться, как и от всей серой и скучной действительности. На глаза навернулись слезы досады и горького разочарования.
      Охранник Семеныч уже открыл было рот, чтобы выдать свою коронную фразу про то, куда же Славка засовывает пропуск, что вечно по полчаса ищет его у турникета, но малость покоробленная от воды карточка уже была зажата в ее кулаке. С фотографии на Семеныча угрюмо взирала настоящая гоблинша — при деформации пропуска и без того страшненький снимок украсился перекошенным, точно у маски маньяка в фильме «Крик», ртом и аналогичными очами. Охранник как-то странно покосился на Славку и безропотно пропустил ее, даже не прикопавшись к испохабленной карте.
      Плюхнувшись на стул перед своим компом, Славка окончательно загрустила. Приключение закончилось. Снова разрывались телефоны, что-то орали в трубку недовольные клиенты, бубнили свою вечную присказку о том, как им важен звонок каждого отдельно взятого нервного дяди Васи, менеджеры из соседних аквариумов. Ближе к обеду в офис вплыл обтянутый дорогим пиджаком живот с возлежащим на нем почти параллельно полу галстуком, а следом показался и его обладатель. Все вскочили и подобострастно заулыбались, и лишь Славка, мрачно уставившаяся в монитор, осталась сидеть на месте. Живот решительно двинулся в ее сторону и, заколыхавшись, навис над столом. Ярослава подняла глаза и явственно различила мерцающий над головой шефа писсуароподобный нимб.
      — Мне кажется, вы, Ярослава, недостаточно стараетесь. Я не в восторге от ваших показателей, — громыхнуло из-под светящегося писсуара.
      «Интересно, сколько гоблинов понадобится, чтобы утащить эту тушу в Лабиринт?» — задумалась Славка, мысленно прикидывая среднюю грузоподъемность среднего орка. Шеф еще немного постоял над душой, но, так и не дождавшись принятых в таких случаях покаяний и клятвенных обещаний в следующем месяце посрамить самих стахановцев, удивленно хмыкнул и поплыл дальше в сопровождении все того же неизменно парящего над головой нимба. Вне всяких сомнений, теперь Славка была внесена в самый черный список.
      Рабочий день тянулся так, словно она только сегодня вышла из отпуска. Впрочем, так оно и было. Только это приключение оказалось гораздо лучше любого отпуска. Грезы наяву вместо сериала, форт Боярд с гоблинским уклоном, настоящий замок и даже прилагающийся к нему король. Пусть и домовых… Эх, может, не надо было трогать балдахин его кровати с каким-то там ликом?
      Славка вылетела из офиса, точно ядро, едва часы возвестили об окончании рабочего дня, сопровождаемая неодобрительными взглядами коллег. С разбегу толкнув дверь, она услышала лишь вопль и звук шмякнувшегося с крыльца тела, с хирургической точностью сметенного вниз.
      — Ой! — испуганно сказала она и заглянула в кусты шиповника, в которых кто-то ворочался и отчаянно ругался.
      — Слава, блин! — сквозь зубы процедила вынырнувшая из колючих зарослей голова. – Ты, как всегда, в своем репертуаре! Я, значит, волнуюсь, звоню тебе, а ты весь день вне зоны доступа! Что за безответственность! Небольшая ссора — это еще не повод вот так исчезать! К тому же, и поссорились-то мы из-за тебя! А теперь еще и это! Я весь исцарапан!
      Взирая на него сверху вниз, Славка подумала, что в некотором роде мечта сбылась. Пашка действительно стоял перед нею на коленях, его окружали розы шиповника, и это именно она наподдала ему дверью под зад, однако торжество все никак не приходило. Ей стало скучно и противно. И вот ЭТО она считала достойным любви? Перед глазами на мгновение возник Джарет, развалившийся на троне — высокомерный, властный, с невозможной прической и разными глазами. Затем она перевела взгляд на копошащегося в колючем кустарнике Пашку. Никакого сравнения.
      — И что ты скажешь в свое оправдание? — осведомился Пашка, выбравшись наконец на волю. Шиповник определенно не желал так просто расстаться с ним и отчаянно цеплялся за его штаны.
      «Он и от меня того же ожидает», — пришло в голову Славке, и отступившая было волна отвращения к Пашке нахлынула с новой силой. С одной стороны, если бы не его выходка, она бы так и влачила дальше унылое существование и даже не представляла, что может быть как-то иначе. Ведь она забыла все свои мечты. А с другой… его в любом случае давно пора проучить.
      — Прости, Пашенька, — смиренно опустив бунтарские глаза, как можно жалостней проблеяла Славка. — Телефон упал и сломался, я теперь без связи!
      — Ну что, мир? — успокоившись, спросил кавалер. Бывший кавалер — Ярослава в этом уже не сомневалась. Однако их роман следовало завершить на достойной ноте.
      — Мир, милый, я была неправа, — покаянно склонила кудрявую голову Славка. — Знаешь, я решила устроить тебе сюрприз. Жди меня сегодня в полночь, только завяжи глаза. Обещаю, будет незабываемо!
      Пашку долго уговаривать не пришлось. Распрощавшись с любителем БДСМ, Славка поехала домой. Там она, не раздеваясь, прыгнула в кресло перед компьютером и быстро вбила запрос в строку поисковика. Спустя пару минут гугл уже направил ее на соответствующий форум. Быстро выяснилось, что у Пашки много единомышленников, и двое из них оказались совсем не против позднего свидания.
      «Ключик будет ждать вас под ковриком. Прихватите плетку, я очень плохой мальчик», — отстучала напоследок по клавиатуре Славка и вышла из диалога. Ключ у нее действительно имелся, однажды Пашка оставлял связку, чтобы она в его отсутствие кормила рыбок. Ярослава по своему обыкновению тут же потеряла ее в своей великолепной сумке, соперничающей по силе поглощения вещества с Черной Дырой, долго искала и в конце концов решила сделать пару запасных, так что ключи она вернула, но дубликат сохранился. Оставалось только своевременно доставить его в условленное место.
      Славка не устояла и задержалась-таки у Пашкиного дома. Вскоре у подъезда припарковался джип, и из него выскочили облаченные в плащи фигуры с чемоданчиками. Ярослава от всей души надеялась, что под плащами скрываются кожаные гарнитурчики, а в чемоданах таятся всяческие девайсы для сурового педагогического воздействия на очень плохих мальчиков. Крики, донесшиеся из распахнутых окон, оказались недолгими. Видимо, кляп оказался предусмотрительно положен поверх всех прочих финтифлюшек. Точка в романе была поставлена. Славка вызвала такси и поехала домой.
      Кажется, пора было начинать новую жизнь. А это значит, что с шефом и его писсуарным нимбом тоже следовало как можно скорее покончить. Это была приятная мысль, но все же, засыпая, Славка не удержалась и снова пригласила гоблинов прийти и забрать ее. И вновь треклятые подданные Джарета не явились.



Janny

Отредактировано: 02.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться