Ошибочка вышла

Размер шрифта: - +

Глава 10

Губы, они пленяют меня. Кажется, они повсюду. Я ощущаю их на плечах, ключицах, на каждой родинке и изгибе своего тела, которое горит пламенем. Мне жарко, должно быть, я в аду, но ощущается, как рай. Истинное наслаждение. Тягучий узел завязывается внизу живота. Сквозь дурман я слышу хриплый голос, что раз за разом шепчет: «Моя». Мне нужно что-то сделать, нужно снять это напряжение. Похоже, я на пределе. Теперь мне холодно, а голубые глаза смотрят на меня таинственным многообещающим взглядом, давая мне понять, что все самое сладкое и запретное впереди. И я жду… Жду… А затем доносится ужасный звук. Я до последнего сопротивляюсь, хватаясь руками за широкие обнаженные плечи парня, но звук приближается, и я открываю глаза.

***
— Черт! — то ли простонала, то-ли прохныкала, отчетливо ощущая возбуждение, с которым не в силах справиться.
Черт бы побрал эти глупые сны и мою впечатлительную натуру!

Телефон снова зазвонил, напомнив мне причину столь раннего пробуждения. Я кинула взгляд на окно. Еще было темно. Я все же лениво протянула руку, пытаясь не сильно выбраться из одеяла, дабы не позволить холодному воздуху пробраться под него.

Посмотрела на дисплей и заметила знакомый номер, который так и не удосужилась записать. Впрочем, не было нужды.

— Да, — со вздохом ответила, а после зевнула.

— Проснись и пой, любимая, — пропели на том конце трубки.

Я потерла глаза. Жутко хотелось спать, а парень, казалось, напротив, был полон энергии. Даже странно, неужели ни одна барышня не смогла его утомить за ночь?

— Чего тебе нужно? — проворчала, глубже закапываясь в одеяло.

— Как что?! Через час нам нужно быть на твоей работе.

— Что? — нахмурившись, переспросила, тотчас же позабыв о сне.

— Да-да, так что давай, рыжая бестия, подымай свою красивую попку и приводи себя в порядок. Через полчаса буду у тебя, — сказал как отрезал.

— Почему ты мне вчера ничего не сказал? Что за привычка вечно ставить меня в известность в последний мом… — шипела на наглого лиса, что вновь забыл поинтересоваться моим мнением, как парень сбросил. Просто взял и сбросил! Так и оставив меня с застывшей рукой в воздухе.

— Ну, ничего, Тимочка! Я тебе устрою! — бурчала я все время пока собиралась.

Этот засранец точно доведет меня. Клянусь! Ей-богу доведет! И мало не покажется! Как притулю к стенке гада и за все отплачу! За то, что негодяй проник в мои сны со своими сильными руками и опьяняющим запахом! За то, что губы его такие страстные и нежные одновременно. За то, что такие томные ласки и уверенные движения! За все, подлец, накажу!

Вот только когда вышла из подъезда и заметила знакомую машину и парня, что курил, я была уже отнюдь не такая смелая. Прежний запал, что разжег этот дьявол, уже успел остыть. Волнение и вместе с тем любопытство успело отрезвить мою голову.

Стоило только Тиму поднять на меня голову, я тотчас же отметила про себя его в недовольстве надутые щеки, движения губ и то, как он смотрел, не отрывая от меня глаз. Я бы непременно подумала, что темноволосый обращался ко мне, если бы не телефон около его уха. Говорил он тихо, и мне не было известно что, однако его вид говорил сам за себя.

Когда я сделала еще несколько шагов к нему, приближаясь, до меня донеслось: «Потом поговорим. Я сейчас занят». Тон его был непреклонен и не терпел возражений. Зная парня, ожидала, что он сию же секунду отключится, как всегда в своем стиле, — неуловимый и ветреный. Однако, на мое удивление, он сперва дождался ответа от собеседника и лишь после, произнеся «хорошо», закинул телефон в карман джинс. Сделал последнюю затяжку сигареты, а затем выкинул небрежным движением бычок, который тотчас же утонул где-то в снегу.

— Давай, рыжая, быстрее шевели своими стройными ножками. Мы через двадцать минут должны быть на месте, — поторопил меня Тим, открывая передо мной дверь джипа и предлагая руку для помощи, к слову, в которой я не нуждалась. Поэтому лишь проигнорировала лапу наглеца и села в машину, краем глаза заметив, как парень заглядывался на мою весьма пикантную часть тела, что заставило меня возмущенно выкрикнуть:

— Не пялься!

Тимур растянул на своих губах дерзкую ухмылку и не менее дерзко произнес:

— Я там уже все трогал, так что ты опоздала, рыжая, с возмущениями.

Очевидно, парень увидел что-то в моем выражении лица, что заставило его закрыть дверь, прежде чем я добралась бы до его шеи или пнула ногой в снег.

— Сволочь, — крикнула, смотря, как это недоразумение обходило машину.

Не уверена, что парень меня слышал, но, когда сел на водительское сиденье, натянул на свою смазливую мордашку милую улыбочку, словно меньше чем минуту назад он вовсе не вел себя как змей-искуситель и вовсе не он пялился на мой зад.

Мы приехали за две минуты до назначенного времени, как всегда не обойдясь без пререканий и споров. Парень вновь включил свой режим «джентльмена», а я делала вид, будто не замечала хоть и мелких, но ухаживаний.
Тим не был джентльменом, это было известно всем его дамам. Особенно тем, кого он после «танца на кровати» выгонял или вызывал такси, не дожидаясь утра, окидывая холодным взглядом после таких разгоряченных поцелуев.

«Нет, мальчик», — усмехнулась про себя, смотря на крепкую спину парня и уверенные шаги.

«Если у нас что-то и будет, то только потому, что я захочу».

Я то и дело в мыслях возвращалась к нашему разговору на выходных. Тогда парень сказал, что я трачу свою молодость. Возможно. Но ведь я любила Даниила. Я могла себе только представить, как хорошо мне будет со своим светловолосым мальчиком. Если уж с этим парнем, который меня раздражал, мое тело, казалось, познавало не знавшую до этого страсть, то с Даниилом должно быть в сотню раз лучше.

Я и не заметила, как мы поднялись на этаж и подошли к знакомому кафе. 
Кинула взгляд на часы. Ровно восемь.
Осмотревшись, не заметила Олега и нахмурилась, когда Тим вытащил из кармана ключи и открыл стеклянные двери, словно делал это не первый раз.

— Э-э? — предприняла попытку хоть что-то произнести, пытаясь бороться с шоком. — Кхм, — прочистила горло, — откуда у тебя ключи?

Тим открыл двери настежь, а после закрепил в одном положении.

— Я тут работал, — просто ответил парень. Да таким голосом, словно ничего необычного.

— Ты что? — вскинула бровь, не веря собственным ушам. Я, скорее, готова поверить, что у меня со слухом проблемы, нежели в то, что этот «золотой» ребенок здесь работал. Из меня непроизвольно вырвался смешок, а затем еще и еще. — А если серьезно? 

— Я серьезно, — беспристрастно ответил он, смотря на меня немигающим взглядом.

Я вскинула подбородок и сложила руки на груди, ожидая, что парень признается, что неудачно пошутил. Однако даже спустя минуту наших «гляделок» он оставался серьезным. Теперь я замялась и отвела взгляд, начав кусать от неловкости губу.

— Сложно поверить, — глухо заметила.

Тим ничего не ответил, только повернулся спиной и включил кофемашину.

— Смотри и запоминай, рыжая.

— Подожди, — прервала парня, и тот развернулся ко мне, тем самым показывая, что весь во внимании. — А где Олег? Я думала, он уже должен быть тут, — покосившись на часы, несколько нервно проговорила.

— Зачем он тебе? 

— Ну, должен же кто-то меня стажировать, — пожала плечами.

Парень осмотрел меня внимательным взглядом с головы до пят, словно сканировал, а затем, чему-то усмехнувшись, растянул на своих губах греховную кривую улыбку, от который обычно смелые девушки принимали самую выгодную позу, которая показывала самые притягательные места, а девушки поскромнее опускали глазки в пол. Я не относилась ни к первому, ни ко второму типу, просто потому что мне было на него все равно (или же мне хотелось так думать). В любом случае я не собиралась с ним заигрывать, поэтому ждала, когда наглый лис выдавит из себя хоть слово.

— Я тебя буду стажировать, — произнес он томным шепотом, соблазнительно прикусив губу и опустив ресницы.

Разумеется, я бы ответила на флирт парня, в очередной раз закатив глаза, либо фыркнув, но нынче была слишком изумлена, дабы выдать хоть какую-то реакцию.

— Ты? 

— Да, я, — расправив плечи, гордо сказал. Ему только хвост не хватало распушить. Павлин.

Я в недовольстве надула губы. Эта новость меня озадачила. Этого парня и так было слишком много в моей жизни. И, полагаю, ближайшее время мне от него не избавиться.

— Если это какой-то твой дурацкий план, — шикнула, тыкая негодяя пальцем в грудь, — то ты труп. И, поверь, моей фантазии хватит на самые изощренные способы пыток.

Глаза бессовестного беса загорелись, и я поняла, что парня занесло не в ту степь и мою угрозу он принял не иначе, как нечто извращённое и бесстыдное.

— Как угодно, моя госпожа, — подмигнул, а после перехватил мою ладонь и запечатлил на ней горячий поцелуй, по-прежнему не отводя от меня горящего беспардонного взора.

Я фыркнула, вырвав свою руку, едва ли обращая внимание на странное покалывание в руке. Едва ли это стоило того, чтобы думать об этом.

— Дуралей, — пробурчала, а после, взяв в себя руки, твердым голосом изрекла: — Ты будешь меня стажировать? Или так и будем дурака валять?!

Темноволосый еще секунду приходил в себя, словно находился совсем далеко от меня, а затем как-то по странному махнул головой, пожал плечами и, приняв свой обычный беззаботный вид, принялся объяснять, как пользоваться аппаратом.

Я пыталась тщательно запомнить каждую деталь, которую уже пятый час вдалбливал в мою голову терпеливый Тим. Мне не удавалось все с первого раза, но парень вновь и вновь показывал, не жалея своих времени и сил.
Я не могла не заметить, насколько популярным был этот засранец, которого я каждый раз отвергала с пошлыми предложениями. До меня действительно не могло дойти, почему же Тим таскался со мной, когда уже, должно быть, седьмая девушка строила глазки и невзначай откидывала волосы, демонстрируя вырез кофточки. Я была по сравнению с ней доска. Тим откровенно флиртовал с каждой и не стеснялся одаривать девиц откровенными взглядами, которые порой ласкали и мою кожу. Он смеялся, закусывал губу, рисовал сердечки на кофе, за что дамы оставляли сексуальному бариста неплохие чаевые с номерами телефонов. Но какого же было мое удивление, когда номера одни за одним отправлялись в мусор, словно он тотчас же с ними выкидывал очередную девушку из своей памяти. Впрочем, уверена, что так и было.

— Я очень люблю фрукты. Мой самый любимый - банан, — соблазнительно промолвила уже восьмая за сегодня.

«Конечно! Кто бы сомневался!» — пронеслось в мыслях, и я отчетливо ощутила, как волна злости прошла сквозь тело.

Я не удержала свой нрав в узде и фыркнула, однако любительница «бананов» и вовсе меня не замечала, лишь крепкие мышцы и смазливое личико.

— Хочешь, могу угостить как-нибудь, — откинул голову, тем самым демонстрируя крепкую шею, которую хотелось без остановки целовать.

Я дернулась от столь откровенного предложения и обожглась, кляня про себя самовлюбленного бабуина, который не мог удержать свой «банан» в штанах.

— Черт!

Спустя секунду надо мной нависла внушающая фигура с обеспокоенным выражением лица, позабыв о своей новой знакомой.

— Больно? — спросил, аккуратным движением поглаживая ожог.

— Все в порядке, — несколько неловко отозвалась.

— Нужно быть аккуратнее. Обжечься очень легко. Я и сам не раз ходил с ожогами.

Девушка чихнула, но на нее так никто и не обратил внимания, затем кашлянула, но вновь потерпела неудачу.

— Спасибо за кофе, — подала она голос, и Тим обернулся, однако уже без прежнего образа «альфа-самца».

— Пожалуйста, — вежливо кивнул, будто еще недавно не делал ей грязных намеков.

Клиентка еще раз улыбнулась. Да так, что сомнений не осталось, что девушка отнюдь не скромница, после подмигнула и, оставив номер телефона, скрылась с поля зрения.

Тимур, по обыкновению, скомкал листок и ловким движением закинул в урну.

— Зачем ты флиртуешь, если не собираешься перезванивать? — все же задала интересующий меня вопрос.

— А ты ревнуешь, рыжая? — усмехнулся он.

Я цокнула и важным тоном изрекла:

— Вот еще!

— Женщины любят ушами, а я люблю женщин, — все же ответил парень.

Я прикусила губу и сглотнула. Отчего-то в груди неприятно заныло, будто кошки скребли на душе. На меня накатила странная апатия. Ничего из того, чего бы я не ожидала. Знала, что очередная в его жизни. Впрочем, я и не надеялась ни на что большее! Разумеется, мне и не нужно больше! Глупость какая! Это же Тим! Ему нужен секс! И помогает наверняка только из-за этого! Безусловно, им правил азарт! Все это его игра, но я не намерена в нее играть. В конце концов, я люблю Даню.

Я ожидала, что мы уйдем в пять, но Тим сказал, что у всех выходной и мы до вечера. Так я быстрее всему научусь. К семи часам моя голова гудела. Я то и дело путала стаканы или же названия, вопреки тому что до жути любила кофе. Каков позор!
Ноги болели, а между тем люди все приходили и приходили, не давая посидеть и пяти минут. Мой «сенсей», как мысленно я его окрестила, не вышел даже покурить. Все направо и налево, не переставая раздавать улыбочки клиентам. Казалось, от нервов я готова была взять очередную даму и бить головой об стекло, но это лишь в мыслях, наяву я прилежно выполняла приказы Тима, пытаясь запомнить ингредиенты и фирменные напитки.
Мы даже толком не общались, но мимо меня не прошли взгляды, которые он мельком кидал на меня.

Я делала очередной капучино, когда услышала знакомый голос, а затем почувствовала парфюм, что мучил меня ночами столько лет.

Подняла взгляд и лицезрела перед собой улыбающегося Даниила. Сердце забилось со скоростью света, и я отчаянно пыталась его усмирить, дабы не выдать свои дрожащие неконтролируемые руки, которые передавали напиток парочке.

— Спасибо, — улыбнулась девушка, давая деньги.

— Пожалуйста, — мило отозвалась, — приходите еще!

Парочка покинула нас, и теперь ничто не мешало мне рассмотреть мой живой идеал. Парень выглядел счастливым, хотя последний раз, когда я видела его, а точнее слышала, он был, мягко говоря, не в духе. А нынче парень смеялся с шуток Тима.

— Хей, — позвал меня он, отчего я втянула воздух в легкие, — так что, ты новенькая?

Я кинула головой, а после добавила:

— Да.

Брови блондина свелись к переносице, словно он пытался вспомнить, где меня видел. Узнавание проскользнуло в его глазах, а у меня между тем, кажется, закружилась голова.

— Я тебя знаю, — щелкнул он пальцами.

— Угу, — прощебетала робко. — Мы учились в одной школе.

— Точно, — произнес он, — а еще ты подруга Камилы.

«Он меня знает! Он меня помнит!» — отдавалось в голове, пока я старательно пыталась засунуть свое ликование куда подальше, чтобы ненароком парни не приняли меня за сумасшедшую.

— Все верно.

— Уверен, у такой милой девушки не будет отбоя от клиентов, — заметил Даниил.

Внутри я уже успела десять раз умереть и воскреснуть, но старалась всеми силами себя контролировать. Не стоило забывать, что здесь был Тим. Я не хотела, чтобы он догадался. Потом проблем не оберешься.

— Наверное, — скромно ответила, а затем отвела глаза, потупив взгляд, в то время пока щеки покрывались румянцем.

— Все, заканчивай заливать, — раздраженно выплюнул Тим. — У них все равно нет шансов.

— Почему же? — удивленно поинтересовался Даниил, впрочем, как и я, только мысленно.

— Если у меня не получается, то у остальных тем более, — хмыкнул самоуверенный мерзавец.

Блондин закатил глаза, а я, на секунду забыв о своем смущении, язвительно сказала:

— Может, просто дело в тебе?

— А что со мной не так?! — возмутился гаденыш.

— Может, ты просто не в моем вкусе, — пожала плечами и сбоку услышала заливистый смех своего мальчика.

— Ты прелесть, — произнес Даниил, все еще посмеиваясь.

— Рыжая, — скаля зубы, гневно выплюнул Тим, — я во вкусе любой, у кого есть глаза.

— Ты слишком самовлюблен, — хмыкнула, и мы с Даниилом переглянулись веселыми взглядами, словно старые друзья.

Я пыталась запечатлеть этот момент в памяти. В особом ящичке, который буду открывать каждый раз перед сном, засыпая с мыслями о блондине, но мой момент самым наглым образом украл негодяй, который не давал мне построить личную жизнь!

— Да, но я бы так не сказал, если бы не помнил, как ты стонала. На. Мне, — внезапно на ухо зашептал Тим. Его горячий шепот донесся до моей шеи, по которой незамедлительно пробежали мурашки, а руки отчего-то сжались в кулаки.

Рука парня провела по бедру, что заставило меня невольно вспомнить дурманящий сон. Я забыла, где нахожусь, что не стоит себя так вести, когда рядом любовь всей моей жизни, однако, прежде чем я потребовала парня отойти, он сделал это сам.

Подняла глаза от пола, как раз в тот момент, когда блондинистая нимфа гордо вошла в кафе, будто целый мир лежал у ее ног. Модельной походкой она подошла к Даниилу и поцеловала того в щеку.

Я видела, как парни в холле, на лестнице, здесь за столиками не могли оторвать глаз от столь прекрасной особы, и вдруг четко осознала, что я была всего лишь «милой», а она «красивой», «потрясающе красивой». Настроение упало ниже плинтуса. Все люди находились под эффектом натуральной блондинки, которая, казалось, владела какими-то чарами. Когда я отвернулась, чтобы не смотреть, как мой Даниил ее целует, то заметила на себе обжигающий взгляд. Уже такой знакомый. Он смотрел и не замечал блондинку, а лишь меня. Будто ее тут и не было вовсе. Все смотрели на нее, кроме него. Он, казалось, не был впечатлен. И вдруг настроение поднялось. Не так, как было до этого, но на душе ощутимее стало легче.

— Привет, любимый, — отозвалась девушка, и я неосознанно поморщилась.

— Любимая, — с придыханием зашептал Даниил, — что-нибудь будешь? Все, что хочешь, выбирай!

— Эм-м, — задумалась на секунду Злата, а после покачала головой.

— Может, ты голодна? Все, что хочешь! Клянусь, я мигом… — начал было трещать блондин, обращаясь с ней, как с хрустальной вазой или же самым дорогим и любимым подарком судьбы.

— Прекрати, — цокнула она, будто парень ей наскучил.

— Ну, всё, малышка, не дуйся, — обнял он блондинку за талию.

Девушка позволила себя обнять, однако, в отличие от парня, не светилась счастьем, а просто стояла, словно так и должно быть.

— Здравствуй, Тимур. 

Тот кинул на нее хмурый взгляд и кивнул головой, промолвив безэмоциональным тоном:

— Привет.

— Это… э-э, — показал на меня блондин, но тотчас же замялся. Он не помнил даже моего имени. Чудно.

— Яна, — поспешила прийти парню на помощь.

— Я Злата, — мило улыбнулась девушка, на удивление, добродушно.

Никаких косых взглядов и высокомерия, как я того ожидала, а лишь простота и улыбка.

Вероятно, она хорошая актриса. А вполне возможно, просто не любила Даниила, но что-то ее держало? Такая мысль впервые пришла в мою голову. Но зачем морочить голову парню, которого я любила, мне было непонятно.

Девушка посмотрела на золотые часики у себя на руке, которые выглядели мило и без вычурности, а затем, ахнув, пролепетала:

— Нам уже пора. Пойдем, дорогой, а то опоздаем на ужин. Пока, Тим, Яна, — помахала рукой блондинка, а затем унеслась и унесла с собой частичку моего и так разбитого сердца. Благо, мне удалось усилием воли сдержать вздох, который так и норовил вылететь из легких.

— Выдра, — хмыкнул Тим.

— Что? — переспросила.

— Забей, — махнул рукой парень, и я действительно забила, потому что до конца вечера предпочла забыться в своих мыслях и горевать от безответной любви, между тем работая, не покладая рук.

Когда мы закрылись, то молча вышли в холл и так же молча спустились и дошли до машины. Тим вновь открыл мне дверь, а я вновь проигнорировала его предложенную руку.

Мы оба устали, и сил пререкаться не было. День выдался тяжелым. Я знала, что так будет еще три дня, затем будет две смены, но мне казалось, что должна пройти вечность, прежде чем я начну работать.

— Давно я так не уставал, — промолвил Тим, когда мы оказались уже у подъезда моего дома.

— Да уж, — согласилась с парнем.

— Хотя, знаешь, если что, — подмигнул мерзавец, — для тебя я найду силы.

— Пока, Тим, — закатила глаза, а после уже открыла дверь и собиралась встать, как она резко захлопнулась и перед моим лицом оказались голубые сапфиры.

— Ты чего? — несколько испуганно пропищала.

— И что, даже не поблагодаришь? — игриво приподнял бровь этот плут.

Бесспорно, я знала, что парень хочет не больше чем подразниться, но внезапно мне захотелось стереть из памяти Даниила, Злату, то, как он с ней говорил, то, как вдыхал запах ее волос, словно он никогда до этого не дышал.

Я ни о чем не думала, когда притянула красавца к себе за шею. Лишь на секунду встретившись с изумленными глазами, я напала на его губы в обжигающе-страстном поцелуе. В котором так отчаянно нуждалась. В котором хотелось забыться, хотя бы на миг. И я забылась. Особенно когда парень не растерялся и взял все под свой контроль, положив руку мне на щеку.

Его губы скользили по моим плавными умеющими движениями. Этот поцелуй не был сладким, отнюдь. Он был горьким. Горьким, потому что я пыталась в нем утопить свое горе. Руки парня зарылись в мои волосы, и из меня вырвался стон. Язык ворвался в мой рот и принялся бороться с моим. Так, будто сорвался с цепи. Таким голодным он был. Другая его рука ощупывала мои бока, бедра, ноги, все, до чего только могла дотянуться, но, когда он добрался до моей груди и сжал ее, я всхлипнула, а потом разорвала поцелуй.

Ничего не оставалось, как превратить все в шутку.

Я криво усмехнулась, пытаясь придать себе уверенный вид, а после стервозным голосом сказала:

— Благодарю.

Темноволосый не сразу понял, что я имела ввиду, но, как только до него дошло, он тотчас же отстранился от меня.

— Ты знала, что я шучу, — совершенно серьезно заметил.

Мне хотелось бросить язвительную фразу, что, мол, «это же то, чего ты хотел», но язык не повернулся.

— Я знаю, прости, — искренне произнесла, а после открыла дверь машины и ушла.

На этот раз он меня не остановил, но, как и вчера, ждал, пока я зайду. Все становилось запутанным. И я сама была виновата. И зачем я только его поцеловала?! Эти мысли меня мучили до самого сна. А Даниил почему-то так и остался забытым в машине.



Bambie

Отредактировано: 13.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться