Осколки

Глава 4

«Оплавляются свечи на старинный паркет, и стекает на плечи серебро с эполет... Или о том, когда ты второй, третий, пятый, двадцатый, но лишний. Люди иногда всего лишь люди и ничего больше. Слишком часто приходится не ждать от людей чего-то, потому что в этот момент он просто человек, просто набор органов, набор звуков и запахов. Как часто просто приходится отойти в сторону, потому что ты по факту лишний. Не важно сколько вас было до, но ты сейчас слишком лишний, потому что просто не такой как надо, не такой удобный, не такой понимающий, слишком другой для остальных, слишком странный, просто слишком не тот. А ведь с каждым что-то связывает: общие интересы, беседы, думы и куча всего. Но… Да нет, без пресловутого «но».

Свечи неторопливо догорают, согревая холодный воздух, кофе допит. Воздух пропитан одиночеством. Сладкий запах одиночества пропитал все вокруг, залезая под кожу приятным холодком, распространяясь в районе позвоночника, замирая в груди спящим ледяным дракончиком. Замерзшие руки охлаждают теплую кружку. Время тянется. Тянется настолько размеренно и медленно, но тянется только для тебя. Кажется, сами песочные часы жизни замерли рядом с тобой и твоим одиночеством. Нет, одиночество не гнетет, оно слишком родное, слишком приросшее к тебе, значимая и весомая часть жизни. Это то, куда хочется возвращаться. Благо слишком много поводов вернуться туда.»

Два часа дня.

Дописана очередная часть главы. Пока не понятная часть и сырая, для того, чтобы быть чем-то большим, чем просто начало истории. У меня так часто бывает, главы возникают в непонятной последовательности набора слов, потом, постепенно заворачивается сюжет, появляются герои, оживают на страницах.

Устала. Потянулась. Отпила остывший чай. Спина затекла, пришлось встать.

Настроение было прекрасным, хотелось творить и вытворять. Поэтому быстро собрав рюкзак, выскочила во двор, включила любимую музыку и пошла куда глаза глядят.

Погода была жаркой. Зеленая листва мягко переливалась на солнце нежной позолотой, еле заметной глазу.

Люди неторопливо и лениво прогуливались под палящими лучами солнца. Кто-то из них сидел в кафешках пот натянутыми тентами и уплетал мороженое.

На самом деле по дороге я всегда ходила с громко включенной музыкой и совершенно не поглядывала по сторонам, всего лишь первые несколько минут, наслаждаясь отсутствием звуков, постепенно уплывая от внешнего мира в какой-то свой, совсем, даже мне, не понятный.

Маршрут был выверен до сантиметра: полчаса пешей прогулки, уличная кафешка в тени, апельсиновый сок, булочка с малиной и книга. Сегодня под руку попалась классика. Лион Фейхтвангер «Безобразная герцогиня Маргарта Маульташ» - средневековый роман.

Книга и кафе увлекли меня часа на два, не больше. Затем я отправилась в магазин за продуктами, точно так же, вдалеке от суеты и шума.

Молчаливое спокойствие сквозь темные очки… Мир скользит за стеклами лишь чередой ломаных событий и лиц, словно и не существе его сейчас. Мне нравится это ощущение, слишком оно родное, когда ничего и никого не замечаешь, плывешь в своем, неведомом никому времени.

Но бывает и так: воздух резко покидает легкие и сердце начинает быстро биться в неровные ребра с протяжным звуком отзываясь в ушах… Именно так и произошло, когда череда событий, моих каждодневных событий, сменилась одним лицом…

Ярослав шел неторопливо, разговаривая по телефону. Он совсем не изменился. Такой же надменный взгляд, будто выше всех остальных на голову. Хотя с его-то ростом это было не удивительно. Широкие плечи обтягивала белая футболка. Белый цвет он любил. За одни плечи и широкую спину Ярослава когда-то я была готова просто продать душу. Как бы смешно это не звучало. Карие глаза были скрыты за темными очками. Волосы как обычно взъерошены, но эта небрежность ему идет.

Нет, видеться с ним в мои планы совершенно не входит. Ни сегодня, ни через год. Поэтому в очередной раз я позорно сбежала, свернув в строну маленьких магазинчиков.



Мария Риоко

Отредактировано: 31.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться