Осколки

Глава 2.

Резкий стук, донесшийся из коридора, привел Анну в чувство. Шиисса вздрогнула и отняла смятую сорочку от заплаканного лица. Огляделась по сторонам и нахмурилась. Мысли ее теперь свернули в совершенно иную сторону. Она стала злиться. На себя в первую очередь.

- Как можно быть такой глупой? - негодовала Анна, поднимаясь на ноги и отбрасывая смятую сорочку на раскрытый сундук. - Как можно жалеть о том, что удалось скрыться от своего тюремщика? Это все сказывается напряжение последних дней. Неуверенность, присущая мне с самого детства.

Анна прошла в закуток, приспособленный под умывальню и загороженный выцветшей от времени и многочисленных стирок шторкой. Здесь на небольшом столике стоял таз и кувшин с уже едва теплой водой. Раздраженно плеснув немного жидкости в таз, шиисса умылась, затем долго терла лицо жестким полотенцем, словно желая стереть не только следы слез, но и все мысли о шессе Лорне и его поцелуях.

Анну целовали и раньше. В юности.

Когда живы были родители, и в их замке устраивались шумные приемы и балы. На такие праздники обычно съезжалось огромное количество гостей. Старый замок оживал, наполненный людьми. Звучала музыка и смех, в просторных салонах декламировали стихи и разыгрывали сценки приглашенные гости, стремясь развлечь себя или блеснуть собственными талантами.

По ярко освещенным коридорам деловито сновали горничные, спеша на зов своих хозяек, бегали лакеи, исполняя поручения господ. Отовсюду слышались веселые голоса, смех.

У Анны были поклонники. Молодые шииссы, отпускавшие ей цветистые комплименты, приглашавшие на танцы и всегда стремящиеся завладеть ее вниманием или сорвать быстрый поцелуй с ее уст, пока никто не видит. Конечно, никто из них, потомков родовитых дворян, не позволял себе вольностей. Легкие поцелуи, приятные, конечно же, но не волнующие кровь, не заставляющие сердце биться быстрее… разве что от волнения, что кто-нибудь заметит, и поползут слухи.

Все, что позволяли себе эти благородные юноши - это жаркие взгляды и легкие прикосновения к ее губам украдкой. И такое обхождение нравилось Анне не в пример больше, чем напористость и бесцеремонность шесса Лорне.

Тут даже сравнивать нечего. Начальник службы безопасности Дорвана дворянином не являлся и потому не знал, какого обращения достойна благородная шиисса.

- Он просто безродный шесс, не имеющий никакого представления о том, как должно вести себя в присутствии благородной шииссы, - прошептала Анна, откладывая полотенце в сторону. - И мне стоит выбросить все эти глупости из головы. Не хватало еще...

Громкие крики из коридора прервали ее размышления. Шиисса нахмурилась. За дверью что-то происходило. Хлопанье дверей, топот множества ног, крики и ругань - не те звуки, что она ожидала услышать поздним вечером, пусть себе и на постоялом дворе.

Осторожно ступая, Анна приблизилась к двери и приложила ухо к щелке, в попытке расслышать что-нибудь, что помогло бы понять, что же там происходит.

За собственную безопасность она не слишком беспокоилась. Страшилась только одного человека, а он, если догонит, вряд ли будет шуметь. Воины из ее сопровождения ночевали в комнатах на первом этаже, но Анна была уверена, что шесс Ранно все равно выставляет охрану на ночь. Так что, если бы весь этот шум имел хоть какое-нибудь отношение к Анне, то здесь бы уже было не протолкнуться от вояк, что следовали за ней. А раз ни шесса Ранно, ни кого-либо еще из ее сопровождения не было, то и опасности для себя шиисса не видела.

Она покусала губы, раздумывая, стоит ли открывать дверь.

И любопытство победило. Осторожно повернув ключ в замке, Анна приоткрыла дверь и высунула нос в образовавшуюся щелку.

Первым, что она увидела, была широкая спина в серой грубой рубашке. Эта спина закрывала весь обзор и рассмотреть, что же происходит в коридоре, не было никакой возможности.

- Шевелитесь, лентяи! - громкий крик заставил Анну вздрогнуть. - Шиисса скоро будет здесь! Надо подготовить все к ее прибытию.

- Простите, - Анна просунула руку в щель, образованную приоткрытой дверью, и потянула мужчину, стоящего спиной к ее двери за рукав. - А что здесь происходит?

Тот обернулся и молодая шиисса узнала в нем хозяина постоялого двора. Вопреки бытующему мнению, что все трактирщики и владельцы гостиниц, обычно маленькие и толстенькие мужичонки, этот был на удивление высок и широкоплеч. Выправка выдавала в нем бывшего военного. И голос у него был громкий, раскатистый, проникающий даже в самые отдаленные уголки.

- Все в порядке, шиисса, - заискивающе улыбнулся Анне, хозяин. - У нас тут новые постояльцы намечаются. Вот, готовимся. Возвращайтесь к себе и ни о чем не беспокойтесь.

- Но вы так шумите, что совершенно невозможно отдыхать, - возразила Анна, открывая дверь еще шире.

- Простите, - буркнул шесс, но, ни в голосе его, ни во всей позе не было и капли раскаяния. - Скоро станет тише.

- Это непозволительно!

- Простите, шиисса, -  хозяин отвернулся от нее, продолжая наблюдать за слугами, которые в этот момент заносили в комнату, расположенную как раз напротив занимаемой Анной, какие-то сундуки и баулы, - но она уже здесь и лучше я возьму с вас меньше за постой, чем завтра мой трактир пойдет с молотка.



Наташа Загорская

Отредактировано: 25.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться