Осколки Благородия

I. Мартин

Как только прошедшая буря не оставила следов, а раскидавший снежные хлопья ветер утих, он сумел разглядеть что-то дальше своего носа. И увидел их…

Ноги отекли от усталости, принц двинул в бока, послав коня вперед. Волнисто ниспадающие с плеч черные волосы колыхал холодный северный ветер. Он проникал сквозь одежду и, растворяясь, прокатывался по телу. Монотонно белые земли пугали южан, но истинный северянин видел здесь самое, что ни на есть, настоящее искусство.

Кое-как он смог оглянуться. Отряд, что сопровождал принца, постепенно терялся из виду. Мартин улыбнулся. Теперь он мужчина, и черная щетина, что просела на гладкой, холодной, северной коже, доказывала это. Мужчина не ведает страха. Он сильнее пришпорил коня.

Зеленые ели, сбрасывающие с себя снег, начинали небольшой лесок, позади которого величественно возвышались Белые горы: высокие, грозные, словно титаны, не знающие пощады для случайно забредшего путника. Их пологие подножья напоминали высушенные озера, беспощадно усыпанные снегами, а крутые склоны, переливающиеся светло-голубыми тонами, прорисовывались клыками потрескавшихся льдов.

Ближе к восходящим путям, проходящим меж неестественных, природных каменных ворот, заканчивались деревья. Лишь одинокая, оголевшая от чего-то сосна, вырастала из сугробов. Мартин привязал коня к темному стволу и, высоко поднимая ноги, пошел наверх.

Снова выпавший снег наслаивался на лежавший до этого. Мартин, утопая, словно в болотной трясине, потерял им счет. Он мысленно ругался и молил Создателя облегчить путь.

Здесь сильное эхо. Вдали слышался топот копыт, восторженные возгласы и смех. Отряд приближался. Но что-то неизвестное тянуло Мартина наверх. Он стиснул зубы и ускорился, осматриваясь по сторонам.

Казалось, здесь была мгла. Всегда здесь так? Мартин прищуривался, пытаясь что-то разглядеть вдали. Лишь величественные памятники, понятными только природе фигурами, приветствовали его. И ничего больше.

Медвежий рык рокотом прокатывался по местности среди холодных белых гор. Он сбивал снег с горных вершин, привлекая внимание принца. А рык накатывал и накатывал, снова заставляя горы просыпаться и принимать дружественно укрывший их снег за пыль.

И снова рычание. Это обезумевшие от голода медведи, они бьются за добычу. За что же еще можно так яро сражаться в столь суровых, неприветливых землях? Разве что…

Но пути назад теперь не было. Мартин принял решение, и даже если силы оставят его, он дойдет до конца. Но есть ли конец в Белых горах? Только если конец жизни.

И постепенно поверхность теряла крутизну. Ледяные пещеры, как словно из его сна, показали себя, гладкие, будто вылитые из воды. Мартин отчетливо помнил свой сон. Пророческий, как считали некоторые верные помощники отца.

И какие-то сны уже сбывались, Мартин просто не мог не поверить в этот, столь странный, столь правдивый ужасный сон.

Он вынул меч из ножен.

Солнце находилось в зените. Нужно поторопиться, дорога до Перебора долгая, а ночи на севере холодные. Мартин снова оглянулся назад, спуск казался более угловатым, нежели подъем. Бегом он устремился к пещере, и когда нашлась возможность разглядеть ее лучше, обомлел.

Та самая пещера. Издали ярко сверкающая и прозрачная, но плотная и бугристая вблизи. Ее причудливый вход, где, казалось бы, свет уступал тьме место, источал сияние. Кто-то смеялся, разговаривал, тени отплясывали на стенах, освещаемых пламенем горящего костра.

Принц почувствовал, как вспотели ладони. Ему очень хотелось скинуть перчатки, но холод мгновенно поглотил бы его руки. Нет, он не сделает этого. Снять перчатки в такой мороз сродни тому, чтоб засунуть голову в пасть к волку.

Его меховая броня покрылась инеем, а железо, которым снаружи была подбита, промерзло и стало скользкое, как растопленное на сковороде масло.

Послышались шаги, принц прошмыгнул за ледяную стену, но вышедший незнакомец тут же заметил его.

От расползшейся по всему лицу улыбки его шрам на левой щеке просел. Кажется, он не имел одной брови. Сердце в груди Мартина заколотилось.

- Кто это тут у нас? – хрипло рассмеялся он. На лбу незнакомца черной краской был нарисован сломанный меч. Бывший наемник, тут же понял Мартин.

Принц выставил меч перед собой.

- Что ты здесь делаешь?

Он приподнял отсутствующую бровь и поковырялся пальцем в зубах. Не найдя ответа, он позвал в пещеру.

- Эй, идите сюда!

Голову Мартина тут же заполонили мысли. Сколько их? Двое? Трое? Десятеро?!

Но из пещеры показалось пять человек.

- Тебе сколько лет, мальчуган? – спросил тот, с татуировкой на лбу.

Семнадцать. Мартин проговорил это мысленно, но не для них.

- Для тебя я не мальчуган! – сказал Мартин.

- Да? Может, тогда мы снимем с тебя штаны и убедимся в обратном? – Он показал мизинец и снова расхохотался.

- На нем железо, Хедрик! – взвинтилась седоволосая девушка с луком. – Убьем парнишку, и добыча наша!

Ее глаза были полны безумием. Казалось, она неволей влачила свое жалкое существование, навсегда потеряв контроль над собой. Она натянула тетиву.

- Нет! – Хедрик выставил перед Мартином руку и повернулся к седовласой. – Он мой. Я убью его!

Он потянулся к ржавому топору, висящему за поясом.

- Это кого вы собрались убивать? – послышался грозный голос позади. Высокий мужчина, крепкий в плечах, стоял на подходе. Его длинные черные волосы и ровно спускающуюся бороду колыхал ветер. В обеих руках отблескивали изогнутые мечи. Копьеносцы рядом занимали боевую стойку, и два северянина наготове держали луки.

Тупой здоровяк, почесывающий затылок, направился к сиру Оскару.

- Теперь добычи будет валом! – Его мерзкая улыбка не сходила с лица. Он питал надежду, наивно думал, что сумеет справиться с одним из известнейших воителей севера.

Мартин мгновенно среагировал, когда меч Хедрика попытался прорезать его сверху. Заблокировав удар, Мартин контратаковал, но разбойник ловким движением парировал нападки и отпрянул в сторону. Мартин с наскоком нанес еще один, но неудача снова ожидала его. Хедрик с легкостью отводил выпады бородкой топора. Скрестив оружия, принц послал удар ногой, и мельком присмотрел сира Оскара.



Никита Минаков

Отредактировано: 17.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться