Осколки Благородия

V. Бастард

С любой стороны, где бы не ехали всадники, виднелась яркость ослепляющих, черных, как обсидиан, доспехов. Их рога словно пронзали солнце, а железная маска с прорезями для глаз блестела под небесным светом.

Но ничто не избавит человека от его сущности, от его происхождения. Бастард есть бастард, и Корос Малум это понимал.

Позади него сидела молодая девушка со связанными руками, ногами и закрытым тряпкой ртом. Волнистые рыжие волосы трепал теплый ветерок, а через толстую северную одежду, так и не сменившуюся на протяжении всего пути, сочились капельки пота.

Бастард с умилением наблюдал за ее страданиями. Это приносило ему удовольствие. Он бы приказал одеть ее теплее, но южные ночи холодны, не стоит оказывать пленнице такую услугу. Днем она мочила одежду, а ночью тряслась от холода.

Три четверти пути преодолел сотасский отряд. Бастард уже в мечтах стоял на коленях перед отцом, тот благословлял его и нарекал новым именем – Корос Амери.

Лысый здоровяк на снаряженное в доспехи лошади постоянно ускакивал вперед, чтобы осмотреться. И каждый раз докладывал, что на горизонте чисто. А Корос гордился своим отрядом – отец оказал огромную честь, дав часть своего войска. Вскоре, думал Корос, он поведет армию короля в бой.

Принцесса постоянно мычала, когда ее мучила жажда или иная малая необходимость. Короса это раздражало. Несколько раз он останавливал лошадь и бил девушку по лицу. Однажды она полетела вниз и счесала о землю лицо.

Но она не умолкала. И бастард ничего не мог поделать, отец приказал доставить ее в столицу невредимой.

Тем временем здоровяк вернулся к отряду.

- Солнце заходит, бастард, нужно устроить лагерь.

Корос снял железную маску и показал обезображенное лицо, коротко остриженную голову, что наводило неимоверный страх на принцессу. Явно она задавалась вопросом, что же с ним произошло.

Настолько бастард пугал ее, что когда приближался, принцесса начинала плакать.

- Назови меня бастардом еще раз, и я отрежу твой поганый язык, лысая тварь. – Корос остановил коня и спустился вниз. – Сможешь? – посмотрел он на здоровяка.

Лысый уставил на бастарда туповатый взгляд серых глаз.

- Бастард! – плюнул он.

Корос ухватился за рукоять меча, но тут же ослабил хватку. Отец приказывал не вступать в перепалки со своими.

- Тебе везет, Харбер, но учти, как только отец наречсет меня законным наследником, я первым делом прикажу отрезать тебе то, что не нужно.

- И член тоже что ли? – Харбер закинул голову назад и громко, басисто рассмеялся. Лошадь заржала, будто поддерживая его. Он спустился на землю и хлопнул недовольного бастарда по спине. – Да ладно тебе, Корос, я же не со зла. – Он снова рассмеялся и обнял Короса.

- Тогда я не со зла отрежу тебе твой причиндал, - усмехнулся Корос.

Мимо ушей пропустил слова Харбер, он лишь назойливо улыбнулся и выстрелил игривым взглядом на Веку.

- Красивая, - протянул он. Его золотые зубы ослепляли в тысячу раз сильнее доспехов, в десятки раз сильнее солнца. – Плачу сто золотых за ночь с ней, - утвердил Храбер.

Корос нахмурил тонкие, местами словно выщипанные брови.

- Закрой свой рот, дурак! – вскричал он. – Отец приказал доставить ее целой и невредимой, и я выполню его наказ.

Харбер подался вперед.

- Ну никто не узнает, - шепнул он.

Корос замахнулся и врезал кулаком по лицу.

- Держись от нее подальше! – Пока Харбер поднимался с земли, Корос обернулся к отряду: - Здесь устроим привал. Кто прикоснется к девчонке, отрублю руки и заставлю их же сожрать!

Пока люди бастарда обустраивали ночлег, он сидел на пне у костра, опустив в угли палку. И рассматривал, как языки пламя облизывали ее, продвигаясь все выше и выше.

Он вспоминал о нападении на эскорт принцессы.

- Мы разбили их наголову, - проговорил он подошедшему Харберу. Тот тупо уставился на бастарда, не понимая смысла его слов.

- О чем ты?

- Сопровождение Россов, - договорил он, широко раскрыв глаза.

Харбер нарисовал на лице туповатую улыбку.

- О, да. Неожиданность – союзник малого войска, - сказал он, заставив Короса задуматься. Эта фраза явно не была придумана тупым здоровяком с золотыми зубами. – И как король доверил такое дело тебе?

Корос бросил палку в костер и, отряхнувшись, поднялся. Доспех прозвенел от столкновения с рукоятью меча.

- Ты еще спрашиваешь?

- Ваш шатер готов, мой принц! – обратился хромой воин с кривым ртом. Корос кивнул и, когда осведомивший похромал обратно, снова уставился на Харбера.

- Послушай меня, я не идиот, чего нельзя сказать о тебе. Отцу план я поведал, отдал красивый именной кулон разбойникам, аки плата за проезд на север, за это они даже предложили присоединиться и большим количеством напасть на Перебор. – Корос почесал затылок и рассмеялся. – Александр даже не знает, что на них надвигается. Моему отцу останется только привести войско и добить клятых северян. – Он замахнулся и дал Харберу подзатыльник. Тот оттолкнул Короса. – И все, что произошло и произойдет, благодаря мне.

Харбер потер место удара.

- Ты единственный смельчак, который позволяет себе такое. Вот, что, король не говорил, по какой причине так озлоблен на северного царя?

Корос усмехнулся.

- Отец говорит со мной лишь по делу. Про это речей не было и подавно, так что заткнись, упырь!

- Зато твой папенька любит трахать шлюх и крестьянок… К сути, а ты сын шлюхи или крестьянки?

Корос нахмурился и побарабанил пальцами по рукояти меча.

- Может не хочешь иметь своих детей?

- Ну знаешь, лучше уж быть бастардом короля, чем каким-то никому не всратым лордом.

Корос потянулся, вдохнул внутрь воздух и с выдохом сплюнул на землю.



Никита Минаков

Отредактировано: 17.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться