Осколки Благородия

VI. Мартин

Лошади приближались к Перебору. Солнце неспешно покидало горизонт, расплывчатым пятном растворяясь за чертами дали, и постепенно уступало место луне. Уставшие от дневной скачки кони сбавляли темп, часто и тяжело дышали, испуская из ноздрей горячий пар.

Мартин не жалел ездовых. Сейчас он мечтал как можно быстрее попасть домой и рассказать о произошедшем.

Он беспокоился по поводу того сна, который несколькими часами ранее превратился в реальность. Он шел по горам и встретил пещеру. Вокруг – никого, лишь снег и ноющая пурга. Мартин слишком устал с дороги, поэтому решил переждать в пещере. Там и нашел сундук.

И как только не пытался – замок не позволял принцу открыть себя. Он приложился рукоятью меча, и сломал железо в несколько ударов. И когда открыл ящик, внутри лежал тот самый кулон.

С того момента Мартина волновало лишь местоположение Веки. Все ли с ней в порядке?

Днями напролет они искали хоть какую-то зацепку, но от духа принцессы не осталось и следа. Словно земля разверзлась на распутье и поглотила их, приняв в свое темное царство навечно.

Сир Оскар постоянно останавливался, когда видел что-то подозрительное, и словно крот взрывал всю землю вместе со снегом. Разочарованно садился на лошадь и стукал ногами в бока.

- Я хочу научиться многому, - говорил Мартин отцу, сидя у его кровати. Александр кашлял, постоянно тянулся к чаще с отваром, внимательно слушал и смотрел в окно, через которое в комнату проходил яркий свет северного солнца.

Александр потянулся и положил свою сморщенную руку на плечо младшего сына.

- Неважно, насколько глубоко будет погружен кувшин – тебе все равно придется зачерпнуть воды с поверхности. Всему свое время, Мартин. Не гонись за медведем, не попробовав победить волка.

Мартин кивал, частично понимая смысл сказанного, но все же думал о своем. Поил отца, проводил дни и ночи в его покоях.

И резкий треск, удар, громкие шаги взъерошили его разум. Принц вздрогнул, когда увидел запыхавшегося, грустного Герта, держащего в руке письмо со взломанной печатью. И увидев раскрытый рот акулы на оставшемся воске на бумаге, он понял. Письмо из дома Кларков.

- Лорд Гурий пишет, что Века не была доставлена в родовой замок! – быстро пролепетал он, подошел к окну, бросил на пол письмо и схватился за голову, растрепав волосы. Мартин обомлел, а отец нахмурился.

- Ты выделил принцессе хороший эскорт? – тихо спросил царь.

Герт резко обернулся.

- Я выделил ей лучшее сопровождение, отец! Я должен найти ее!

Мартин чувствовал – что-то ужасное надвигается. Быть может, целый мир держится на жизни принцессы. И Герт не поведет и глазом, когда бросит огромное войско на весь Истон, лишь бы найти возлюбленную.

Но изо дня в день, организуя поиски, привлекая все больше и больше людей, Герт возвращался ни с чем, опустошенный, и словно тюльпан, лишенный почвы, постепенно увядал. Следом он брал с собой Мартина, они разделялись и объезжали все пути, все леса, осматривали замерзшие озера, проглядывали реки, но снова ничего.

Герт много пил, надеясь, что так он решит проблему. Но он всего лишь забывал вопрос, который до сих пор был актуальным – принцессу нужно найти.

Лорд Гурий разглядел в Герте не только выгодного зятя, но и великого правителя, хорошего воина. Тогда, когда старший принц был еще отроком, Александр и Гурий заключили помолвку между Гертом и Векой. И будущий союз принца и принцессы перерос в чувства, симпатию, любовь, привязанность.

Но лорд Скорта лишь приукрашивал некоторые будущие заслуги Герта. Мартин превосходил брата в бою на мечах, в стрельбе из лука, в обращении с копьем, в мудрости решений и отношении к жизни. Но сам младший принц не обзаводился грязными мыслями о незаконном наследстве. Он клялся честью и верностью будущему правителю, выковывал из себя меч и щит для защиты брата, восходил к вершине, чтобы сразу принять бразды командования великой гвардией Восьми.

И вскоре Герт приехал полностью морально разбитый и с горечью сообщил Мартину, что нашел трупы лошадей и тех воинов, которых отправил в дорогу с принцессой, замерзшие и припорошенные снегом. Но не саму Веку.

Это означало, что ее похитили. Но кто?

Никто и подумать не мог, что настолько сильный эскорт будет разбит. Разбойники не осмелятся на такое злодеяние, они слишком трусливы, прячутся в горах и избегают путей, по которым передвигается северное войско.

Дело в другом.

За всю свою жизнь царь Александр обзавелся большим числом врагов. Они ненавидели царя за его успех, за легенды, которые ходили о нем, за честную жизнь, и тихо, словно змеи, желали смерти ему и его семье.

Александр не проиграл ни одной войны, с малым войском разбивал огромные отряды, грамотно организовывал оборону городов и неожиданные атаки с незначительными потерями. И воистину Александр имел право носить сан Великого. Так и называли его в народе.

Но ужасные обстоятельства ломают даже самых Великих. Возраст, не столь глубокий, но полный потерь и переживаний, сказался на здоровье и уложил царя в постель. И Герт ныне фактически управлял царством, а царь, лежа на кровати, макал перо в чернила и подписывал бумаги, одобряемые Гертом.

Однако восседать на троне себе Герт не позволял. Пока отец жив, трон ждет только его. И Мартин гордился братом – он был готов зубами рвать противников отца, до последнего стоя за его честь. Он пошел бы против Герта, дабы защитить Александра.

И похищение Веки оставило новый рубец на искалеченной душе царя. Мартин всеми силами старался залечить его, найдя принцессу, но с каждым новым днем все больше и больше сомневался… Жива ли она?

Матери принц не помнил. Ему было четыре, когда родилась Дина, и в его памяти проскакивало лишь лежащее тело, накрытое одеялом, свисающая вниз нежная, холодная рука и лужа крови на белой простыне… И кричащая девочка на руках у рыдающего Александра.



Никита Минаков

Отредактировано: 17.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться