Осколки мёртвого мира

Font size: - +

Глава 1. Всё начинается с Петли

Сатура

 

Огненный лепесток плавно опускается на страницу. Остановившись и оглядев серую пустынную улицу, я поднимаю взгляд на собравшиеся облака. Совсем недавно их не было: свет рассеянно скользил по сиреневым травинкам и улочкам, стояла мёртвая тишина, разгоняемая эхом наших шагов. Сейчас же вдалеке слышится гром.

— Что это, господин? — тихо спрашивает Нори.

Светлая и тёмная макушки одновременно наклоняются к книге с разных сторон, разглядывая нечто, сорвавшееся со стремительно темнеющего неба.

— Это магия или природное явление? Не могу определить, хозяин, — беспомощно подытоживает Цуми, отстраняясь и заглядывая мне в глаза.

Я вздыхаю, смотря на испорченную страницу. Не особо-то её и жаль. Я нашёл книгу, когда разбирал обвалившуюся лестницу в занятом мною здесь доме. И читаю её в свободное время, прогуливаясь по городу. В пункте сбора магов или дома оставаться выше моих сил. Сожалею я о том, что сегодня это было не лучшей идеей.

Порыв тёплого ветра сдувает пепел и проносит мимо нас несколько горящих лепестков, взъерошивает волосы и забирается под одежду. Поднятые пыль и песок кружат над развалинами.

— Я чую демона.

— А я ангела!

Парочка хвостокрылых с ожиданием устремляют лица вверх. Прикрыв половину лица книгой, я с пренебрежением их рассматриваю.

Все представители их расы низкого роста и у каждого из нижней части спины растут маленькие крылья и хвост, так же они имеют не сильные, но необычные магические способности.

У Нори светло-зелёные волосы и такие же глаза. Ушки, крылышки и хвостик покрывают белые пёрышки. Из одежды светло-зелёная туника и сандалии. Выглядит он безобидно. Цуми его противоположность: темноволосая и темноглазая, выглядит хищницей и характер дерзкий. Ушки закрывают чёрные наросты, длинный хвост и крылья наполовину выглядывают из-под куртки, а ладошки с длинными когтями из рукавов.

Сложно поверить, что они брат и сестра. И напротив, легко представить, как эта раса умудрилась подвергнуться почти полному уничтожению и проиграть в войне за сбор божественных часов. Все поселения были разрушены, словно их посчитали слишком слабыми для дальнейших сражений, а то и вовсе помехой. Самих хвостокрылых не перебили только потому, что эльфы впустили их в свои леса и даже выделили часть земель для спокойного существования. Многие расы пытались выжить, объединившись, но немногим такая тактика помогла.

— Вы, как хотите, а я пойду отсюда...

Обогнув парочку, я шагаю вверх по украшенной трещинами дороге. Под серыми облаками она ещё более уныла, чем обычно, когда на развалины проливается солнечный свет, а небо играет различными красками.

Ахэйр не такой уж старый город, как выглядит. Просто десять лет назад он полыхал в холодном пламени скверны и после этого в нём даже дышать было тяжело. Лишь два года спустя скверна рассеялась и в него начали стекаться бездомные маги. Помимо печального факта из истории, над ним часто пролетают ангелы и демоны. Из-за их противостояния не осталось ни одного целого здания. Тем не менее, мы, маги, продолжаем здесь жить. Больше нам негде искать пристанище. Мы понимаем свою ущербность, по сравнению с другими расами, однако не боимся, а скорее недолюбливаем их.

Да уж, в столь печальном и тоскливом городе, где только заблудшие души, мне самое место... Здесь я всегда помню о совершённых грехах.

Большинство магов приходит сюда случайно, берёт задание и больше не возвращается. Никто не засиживается на месте и не желает иметь привязанностей. Редко они собираются в «Дырявом листе», но отнюдь не дружественной компанией. А вместе с ними и оборотни, которые, судя по всему, просто следят за нами. По мне, так они и задания придумывают, чтобы просто занять нас чем-то полезным.

— Снова убегаешь, господин?

— Давай хотя бы посмотрим, хозяин!

Два голоса вместе с нарастающим громом призывают обернуться. Надоедливые создания. Я оборачиваюсь и замираю. Рядом со щекой проносится вспыхнувший уголёк и с громким стуком падает за спиной. Сердце пропускает удар и взволнованно бьётся, разбуженная кровь шумит в ушах, дыхание срывается на хриплое, серая улица плывёт перед глазами.

Этот трепет в груди... Ожидание боли, отчаяния и близости смерти... Мерещащийся аромат крови и зловоние скверны...

Чувствуя, что задыхаюсь, дрожащей рукой цепляюсь за ворот рубашки и опускаюсь на колени. Фамильяры подбегают ко мне и что-то кричат. Я не слышу. Память уносит меня на десять лет назад, где я и познал впервые эти чувства. В те дни, когда я наслаждался, дышал, жил ими и заставлял других разделять их со мной.

Вот... почему я не хотел...

— Н-нори, Цуми...

Едва произнеся имена, я запираю фамильяров в сосуды. И всё равно они продолжают шептать в темноте сознания, связанные со мной контрактом и жизнью. Небо сотрясают столкнувшиеся взрывы. Огненные лепестки и град из пылающих углей, сплетаясь друг с другом, летят на порушенные здания, поджигают траву, стучат по камням и покрывают их гарью. Собравшись, я медленно поднимаюсь и бреду прочь.

Подобные явления происходят настолько часто, что уже несложно понять, чьих это рук дело. Огненный ангел Шаки и огненный демон Шэрид. Они одна из самых частых парочек, любящих повоевать над населёнными местами. Вернее, ангелы чаще провоцируют демонов и заманивают их к городам, чтобы ослабить. Они единственная раса, которая не понимает нашей ущербности перед остальными и того, что в отличии от хвостокрылых, магов защищать никто не станет.



Акира Зарксис

Edited: 26.10.2018

Add to Library


Complain