Осколки мира. Эдхэ. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 2

Обратная дорога была мысленно разделена Тарреном на две части. Первый день пути - вялая тряска под нещадным жаром Сантри, во время которой почему-то постоянно посещали мысли о том, как себя чувствует жаркое в котелке. Стянув с себя лишние тряпки, Таррен с ностальгией вспоминал ночную прохладу. Как оказалось, зря. Более чем. На второй день - резко похолодало. Сантри словно обиделось на такое неуважение к своим дарам в виде теплой ясной погоды и подло сбежало за серые, свинцовые тучи. Впрочем, на полноценный ливень небо тоже поскупилось, выдав мерзкую морось.

Влага моментально пропитала одежду и волосы. Ленная дрема бесследно исчезла. Хоть это сложно было назвать полноценным сном, но сил явно придало.

Осдорн поднял голову, позволяя водной пыли мягко осесть на лицо.

- Это намек, что мне пора помыться? - с легкой усмешкой вопросил он небо. Резкий порыв ветра в спину посоветовал поторопиться, чтоб не дождаться еще какой пакости от погоды. Аро был с ним полностью согласен и, словно чувствуя близость стен Дайрона, все ускорял бег. Оба очень хотели домой.

Вот показался Осотный Змееныш - один из детей-притоков узкой и извилистой реки-Змейки, протекающей через весь Дайрон, - опоясывающий Центральную Крепость.

Теперь уже Таррену пришлось придержать коня.

Не зря воды носили такое название. Змейка со своими отпрысками имела свойство тихо и резко менять свои границы и рельеф дна. И мало того, что гадов много, так и место опасное. Из-за прозрачной и чистой как слеза воды, казалось, что дно - вот оно! так близко… Люди оскальзывались и попадали в жестокую ловушку подводного течения.

Впрочем, сама Мать-Змея была куда коварнее и невиннее на вид. Она надежно и ревниво хранила в себе все, что оказывалось в ее холодных потоках. Будь то монетка на удачу или человеческое тело. Жадная Гадина никогда ничего не возвращала. Во время ливня Змея вспоминала о том, что она - хищник и, поднимая свои воды, могла сама подхватить зазевавшегося на переходе путника.

Ходит молва, что когда-то река никогда бы не отняла жизнь дайроновца, но являлась жестокой преградой для пришлых. История умалчивала, когда именно она превратилась в опасного охотника, но Коллегия магов ссылалась на пагубные последствия Альвийского Проклятия.

Не раз их просили утихомирить разбушевавшуюся водную стихию, однако маги разводили руками - их сил было недостаточно. Все оставили как есть, а со временем – свыклись. И не к такому привыкаешь, если вся Эсшана усеяна странными и проклятыми местами, в которых происходило нечто, что не могли объяснить даже великие мира сего.

“Спеши медленно”, - напомнил себе Таррен и осторожно направил коня сквозь усиливающийся дождь к городу. Попасться в ловушку Матери-Змеи и ее обитателей вовсе не хотелось. У Осдорна оставались еще в этом мире свои неоконченные дела.

Добираться через все заставы не добавляло удобства и отобрало кучу времени. Было уже далеко за полночь, когда в поле зрения оказалась желанная родная постель.

Первому Ястребу исконно выделялись апартаменты в Восточном крыле Королевского Дворца, и состояли из просторного кабинета, оборудованного массивным столом, стулом и двумя шкафами, спальни, в которой помимо кровати помещался только платяной комод, и крохотной уборной. Благо, что по жизни Таррен был не привередлив. А после такого короткого, но насыщенного путешествия роскошества волновали в последнюю очередь.

Мысленно послав все отчеты и дела до утра, Таррен предвкушал, как завалится на перину, но мироздание было против. Раздавшийся из коридора дворца вой охранного кристалла застал его, когда еще стягивал с плеч изгвазданную тряпку, некогда бывшую щегольским плащом Ястребов.

Охранные кристаллы были установлены по настоянию Коллегии Магов. На вид напоминали небольшие разноцветные камни, которые незаметно для посторонних глаз крепились не только по периметру залов, коридоров, но и в самих комнатах. Они чутко отзывались на любое нарушение: будь то посторонний человек, не числящийся в списках гостей или приглашенных, нечеловек, невесть откуда пробравшийся на территорию Центральной Крепости, артефакт или даже заклятья, запрещенные к использованию Догматами Коллегии [28]. Либо все вместе. Они сдерживали нарушителя магической сетью до тех пор, пока кто-то из Ястребов, или дворцовых магов, имеющих доступ к системе, не устранит проблему.

Эти кристаллы стали гордостью Дайрона и бичом всех местных воров. Обойти их считалось невозможным, будь ты обычным человеком или даже магом. Единственное исключение - успешное недавнее ограбление королевской сокровищницы. Таррен до сих пор впадал в бешенство от одних только воспоминаний о той истории. Сперва безызвестный вор стащил шедевр альвийского мастерства - цветок из драгоценных камней, а потом бесстыдно подбросил его Таррену. Тогда еще новичок Осдорн, не мешкая, сдал сокровище начальству с полным докладом о произошедшем. А потом проклятое сокровище украли снова. На этот раз с концами. Мотивы неизвестного, как и его способности, ставили в тупик даже высших дворцовых чародеев.

Кстати, о магах… Кристаллы зазывали именно в их крыло.

Таррен как был в полуразорванной рубашке, обнажил клинок и, с грязной и перекошенной рожей, ринулся на зов. Какой-то лопоухий новичок-птенец даже не признал начальство и попытался задержать Первого Ястреба. Наивный. Отброшенный метким пинком он прилег поспать под грудой декоративных лат.

Мысленно сделав зарубку в памяти - после бучи устроить птенцу наказание позаковыристей, Осдорн шагнул на территорию магов и внезапно ощутил упругий удар в грудину. Словно врезался в невидимый барьер, непримиримо не пускавший внутрь. Конечно, маловероятно, что самим магам могла понадобиться защита (хоть и умелого воина, но без магических способностей), однако это препятствие оскорбляло Таррена в лучших чувствах.

Правда, не дав толком возмутиться, барьер пропал.



Литта

Отредактировано: 26.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться