Осколки мира. Эдхэ. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 14

Холодный ветер свистел в ушах. Обдувая густой сосновый лес, разросшийся в Нордоле, он взбирался на холмы и снова падал на притаившийся в непогоду город. Деревья кутались, а сквозь меховые покровы проглядывали зеленые иголочки, на которые изредка сыпались снежинки, стряхиваемые неуловимым ветром.

Стоял лютый мороз. В такую погоду хозяин из дому даже собаку не выгонит, не то что помышлять о прогулке по заснеженному и беспокойному лесу.

Ноги утопали в глубоких сугробах по самые щиколотки. Снег насыпался не только за шиворот, но и просочился в обувь, растаяв и замочив ноги. Они не хотели уже слушаться. Озябшая и уставшая, Лэрион то и дело скользила на голом льду, едва удерживая равновесие. Если б она только знала, в какие мучения превратится дорога до таверны Вроя, то послала бы какого-то шустрого мальчишку отнести туда заказ.

Верный спутник – ирбис по кличке Сейнар – не разделял ее чувств, то и дело подставляя свою морду под неистовые порывы ветра. Огромные лапы устойчиво ступали по насту, ни разу за все время пути зверь не провалился под снег, в отличие от хозяйки, которой постоянно приходилось выбираться из устроенного непогодой капкана.

- Сейнар, ну не торопись так, - попыталась урезонить своего друга, но тот только ускорил бег, невзирая на все просьбы. – А ну вернись! – Лэрион остановилась и сурово глядела на барса. Что такого интересного каждый раз это капризное животное находило в таверне Вроя, Лэри понять не могла. Но стоило только начать снимать в сушильне пучки трав, как тот воодушевлялся, предвкушая дальнюю дорогу.

Сейнар замер, нервно дернув хвостом, и обернулся. Они еще некоторое время играли в гляделки, пока Неллас не указала пальцем на место рядом с ней. Огромный кот, явно догадавшись, что та не шутит, потрусил обратно. Ростом ей почти что по пояс, ирбис передвигался очень быстро и теперь поторапливал свою неуклюжую хозяйку печальным желтым взглядом. На спине качались вязанки сушеных трав, которые и нужно было отнести владельцу таверны.

Уже более двух лет это животное ошивалось у нее и постоянно клянчило что-нибудь вкусненькое. Неллас вспомнился тот далекий день, когда она, вернувшись из центра города, в похожую метель обнаружила у своих ворот маленького ирбиса. Он потерянно возился в сугробе, пытаясь выбраться. Сердце дрогнуло, и она не смогла пройти мимо. Ее не смущало, что этот дикий зверь и близко не домашний питомец. Фрей взывала к разуму, однако Лэрион только крепче обнимала несчастного малыша и качала головой. А тот тыкался мокрым носом в ладонь своей спасительницы. С тех пор пятнистое чудо вымахало в не менее пятнистое чудовище, но барс так и ходил за ней по пятам, охотно сопровождал и давно откликался на кличку “Сейнар”.

Теперь вряд ли удалось бы выкинуть его на улицу, даже пожелай она это сделать. Собираясь на дайроновскую Ярмарку, Лэрион то и дело приходилось отгонять ирбиса. Он мешался под ногами, перенюхал почти каждую вещь или склянку, положенную в мешок, и вопросительно взирал на хозяйку. Мол, куда это на зиму глядя, она собралась? Лэри боялась, что непослушное животное будет преследовать их повозку до самой столицы, но Сейнар проводил свою хозяйку только до заставы. Фрей в очередной раз съязвила тогда о ее необоснованных страхах.

Кстати о Фрей. Лэрион тяжело вздохнула. Сердце было не на месте. Лишь бы Риарда опять не вляпалась во что-то эдакое. Может, этот иссир, которого она привела в таверну, сумеет ей помочь? Жаль, что Фрей почти ничего не рассказывает. Лэри тоже хотела быть полезной подруге, но как огородить ее от бед, если та все свои злоключения держит в тайне?

Некоторое время спустя Неллас уже видела очертания здания, а через четверть часа и занесенную снегом вывеску, на которой должно было быть написано «В три дороги». Харчевня удачно располагалась на пересечении трех дорог, что, в сущности, и легло в название. Посетители же нарекли таверну по-своему, выделяя слог «дОрог», Врой негодовал. Но что поделаешь против людской молвы? Вскорости последняя буква на вывеске то ли выпала, то ли ей кто-то помог исчезнуть, и таверна стала называться «Втридорог». Лэрион предлагала поменять название, но хозяин был непреклонен, убеждая то ли себя, то ли ее, что его заведение уже знают под этим именем и ничего менять он не собирается. Лэри тогда только плечами пожала, мол, он – хозяин, ему и решать.

Неллас отвлеклась, а зверь успел перейти на рысь и обгонял уже на добрых пять шагов.

- Эй, погоди ты, - прикрикнула Лэри достаточно громко и поскользнулась на протоптанной гладкой дороге.

Местами снег подтаял, и мороз превратил его в гладкое стекло. Удержав равновесие, победно усмехнулась. Не хватало еще прям перед таверной себе шишки набить. Сейнар обернулся, застыл как всегда в своей ленивой кошачьей позе, внимательно наблюдая за своей медлительной хозяйкой. Потом сладко потянулся, когтями распоров сугроб, и зевнул, обнажив два длинных клыка, что торчали из его огромной пасти. Барс словно насмехался над ней, громко то ли фыркнув, то ли чихнув. Злость придала силы и даже немного согрела, потому Лэри, недовольно хмыкнув и тихонько выругавшись по поводу нерадивого провожатого, отряхнула налипший к сапогам снег и направилась к входной двери таверны.

Несмотря на свое отвратительное поведение, ирбис знал, когда не стоило заигрываться. Сейчас он уже покорно последовал за хозяйкой, терпеливо дожидаясь, когда она откроет дверь. Лэрион не заставила себя долго ждать и потянула продрогшими пальцами за ледяную ручку. Уже слышны были приглушенные голоса и смех, доносящиеся из «Втридорог».

Кот ловко скользнул под ногами и втиснулся в узкий проем двери. В нос ударило теплым воздухом и запахом еды, и у Лэри живот скрутило от голода. Первым она встретилась взглядом с недовольным вышибалой.

- Здравствуй, Кирдан, - натянула на лицо приветливую улыбку.



Литта

Отредактировано: 26.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться