Осколки мира. Эдхэ. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 19

Таррен не смог сомкнуть глаз до самого рассвета, все ворочался и ворочался, не в силах перестать думать о том, что находился под одной крышей с отпетыми мошенниками. С самого начала Осдорна грызли сомнения на их счет. И ведь не зря!

Как раз, когда Лэрион нужна была помощь, они совершенно случайно оказались в Нордоле. И заглянули не куда-нибудь, а во “Втридорог”. Спрашивается, что в этом Норной забытом месте делали такие прожигатели жизни? Ладно, это еще можно посчитать за обычное совпадение, то откуда они знали, какое именно противоядие понадобится Фрей? Даже название вспомнили и перечислили его составляющие. Списать все на глубокие познания Айлорста? Ну уж нет: на вид - обычный прощелыга.

Они заранее все спланировали, иначе не объяснить такое благоприятное для них, конечно же, стечение обстоятельств. Не говоря уже о том, как подозрительно сразу указали, где и у кого искать такой необходимый для создания противоядия, но очень редкий камень.

Складывалось впечатление, что Таррен без своего ведома был вовлечен в фарс, великолепно организованный двумя давними знакомцами. Оставить безнаказанным подобные махинации он не мог. А если быть честным - не хотел. Уж он-то постарается вывести на чистую воду этих проходимцев. Дело принципа.

Полночи Первый Ястреб пытался сопоставить факты. Мысль о том, что Артан мог быть лазутчиком Коллегии казалась нелепостью. Пусть он тоже маг, но, судя по всему, о своих собратьях отзывался крайне нелестно. А вот, что подослан иссирой Сандой Ровэн и выполняет за нее грязную работу, исключать все же не стоило. Однако и тут было свое “но”. Насколько Таррен мог судить, патлатая морда все свои дела предпочитала проворачивать в одиночку. Ни следов не оставлял, ни зацепок, ни улик, ведущих к непосредственному заказчику, если таковой вообще имелся.

Может, Фрей за то короткое время, что была в столице, успела насолить не только дайроновскому магу, но и Артану? Как вариант, но судя по подслушанному разговору, им нужна Лэрион, а Риарду они видели впервые в жизни. Хотя это тоже могло быть ложью.

Непонятным оставалась еще и их связь с драггхами. Сводить воедино найденные в лесу трупы и появление этой парочки не очень хотелось. Как-то неприятно осознавать, что и от этих кретинов есть толк.

С первыми лучами Осдорн уже был на ногах. Раз сон не идет, чего попусту тратить время? Лежа на боку, проблемы не решит.

Бесшумно спустившись в зал, чтобы не разбудить остальных, Таррен подошел к кровати Фрей и с надеждой склонился над спящей девушкой. Увиденное не только огорчило, но и пробудило притихшую злость. Вопреки словам этой парочки Фрей лучше не стало, наоборот: лицо посерело, под глазами залегли глубокие тени. Волосы у лба и висков были мокрые от выступившего пота. Пусть Таррен ничего не понимал в лечении, но видел, что Фрей продолжает мучиться в горячительном бреду. Он едва ли не заскрежетал зубами. Если они обманули, живыми из этого дома точно не выберутся, да простит его Лэрион. Спуску этим лживым гадам не даст!

Осдорн осмотрелся и заметил на столе миску с травяным отваром, смочил тряпку, оставленную Лэрион рядом с посудиной, и аккуратно провел по пылающему лбу Фрей.

- Ну что же ты так? - спросил он шепотом. - Ты же борец. Если сдашься, я тебя не прощу, слышишь?

И совсем не ожидал, что ему ответят:

- Зря стараешься, - голос принадлежал Лорвэ и доносился со стороны потухшего камина. - Она все равно ничего не слышит.

И тут Таррен понял, почему сразу не заметил эту рыжую падлу. Он свернулся калачиком на вещевом рундуке (как только поместился?) и прикрылся неказистой тряпкой, слившейся с утренними сумерками. Взгляд Ястреба прошелся сперва по серому покрывалу, переместился на облюбованное спальное место, длиной в три локтя, затем поднялся на Лорвэ, взъерошенного, заспанного и спросонья потирающего глаза.

- Что ты так смотришь? Думаешь, легко дежурить у постели больной? - запричитал тот и почесал макушку, похожую на воронье гнездо. Видать, после игры в злого демона он так и не смог как следует причесаться.

Проснулась внутри мстительная жилка, требующая выплеснуть на кого-то всю ту злость, что столько времени копилась.

- Ты! - Таррен в мгновение ока оказался рядом и, схватив за ворот рубашки, хорошенько потряс. - Ты сказал, что Фрей будет лучше, но у нее уже лихорадка началась! Ты что не видишь, как она бредит? И что ты скажешь сейчас, лживая рожа!

- Эй, эй! - дернулся Лорвэ, пытаясь освободиться из крепкого захвата. - Я же никаких обещаний не давал. Я сказал, что поможет преодолеть яд и только. Избавиться от Серой мглы не так просто. Пусть противоядие и способствует ее выздоровлению, но вот только от Фрей зависит, проснется она или нет. Это уже только ее борьба. Я могу здесь быть только в качестве стороннего наблюдателя, если ей станет хуже. И отпусти меня уже, неблагодарная скотина! Я сменил Артана буквально пару часов назад. Вся спина так и болит от лежания в кресле и на этом вейровом огрызке. И чья бы рожа мычала! Ты же всю ночь дрых.

Крыть было нечем. Таррен разжал пальцы, и Лорвэ со вздохом облегчения потер шею, на всякий случай отступив от разъяренного воина на пару шагов. Извиняться Осдорн не собирался, не видел смысла: прозвучало бы неискренне и с толикой угрозы. Рыжий продолжил:

- Я понимаю, как тебе тяжело, но теперь от нас ничего не зависит. Фрей должна сама решить, хочет ли она вернуться к нам, или нет.

Да что он все заладил? О, Норна, нужно взять себя руки и постараться не убить этих придурков до того момента, когда Фрей очнется. А она обязательно проснется! Это же Риарда, неугомонная, суетная и бойкая. Таррен ткнул пальцем в рыжего и процедил сквозь зубы, чеканя каждое слово:

- Лучше. Помолчи.

Он поспешно вышел в коридор и что есть мочи ударил кулаком в стенку. Легче не стало. Прохлада неотапливаемого помещения хоть и помогла остудить голову, но недостаточно для того, чтобы полностью прийти в себя. Так, нужнъо занять чем-то руки, иначе это грозит вылиться в такую потасовку, из-за которой Лэрион придется выгнать вон не только эту парочку, но и самого Таррена.



Литта

Отредактировано: 26.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться