Осколки надежды. Книга 2: Острый осколок

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 12: Сильф

 

ГЛАВА 12: Сильф

Широварт ла Эк

 

Я сорвался! Ну почему я сорвался? От этого еще больше злюсь на себя. Не разговаривай со мной, melda[1]! Я не могу смотреть тебе в глаза. Не могу так же спокойно отвечать тебе, как раньше.

- Можно? – из тени деревьев вышел Ласкан.

Уже вечер и сумерки хорошо скрывают любого от посторонних глаз. Это и позволило фениксу подобраться незамеченным. По этой же причине я и ушел вглубь леса. Хотел остаться необнаруженным. Это удача, что я наткнулся на тоненькую полоску ручейка среди елового леса. Бегущая вода всегда успокаивала меня. Тут я мог спокойно подумать.

- Не стану спрашивать, как ты нашел меня. Все равно не ответишь, - кивок был подтверждением, - ты снова маленький, глупенький принц? – я вернулся к созерцанию бегущей из недр земли ледяной воды.

- Нет, взрослый, мудрый феникс, - усмехнулся он.

- Значит, ты можешь с легкостью забыть все, что я расскажу тебе?

- Да.

- Тогда прошу, - я подвинулся и указал рукой на освобожденный участок поваленного дерева, так кстати свалившегося возле ручья.

- И что же так сильно встревожило тебя? – феникс присоединился к моему наблюдению за движением водной стихии.

- Я убил Салвана, - вполне спокойно ответил я. Странно, но Ласкан не удивился сказанному. Будто знал.

- Причем здесь Дана? – не в бровь, а в глаз. Откуда он такой проницательный взялся?

- Защищал ее, - не хотелось вдаваться в подробности.

- Винишь ее?

- Нет, - ответил, не задумываясь.

- Винишь себя? – продолжал задавать совершенно точные вопросы Ласкан.

- Да, - не было смысла отпираться.

- За то, что убил? – да что с ним такое? Ему вообще нужны мои ответы, или он и без них все знает?

- Нет, - буркнул я. Меня начал нервировать наш разговор.

- Не замыкайся, Широварт ла Эк, дитя разных миров. Тебе нужно выговориться.

Я резко повернулся к фениксу. Веки того были опущены, но даже сквозь тоненькую щелку можно было разглядеть магический блеск глаз мудрейшего во всех мирах.

- Не спрашивай? – остановил он рвущиеся из меня вопросы, - ответы ничего тебе не дадут. Так в чем же ты винишь себя, дитя равновесия?

- В зависимости.

- Объясни.

Как же я не хотел этого делать. На задворках своего сознания я уже все понял, но так и не принял. Возможно, если не стану говорить об этом, все растворится как дым? Но это не так. Мне придется признать то, что со мной уже много весен. Я еще никогда не произносил этого вслух.

- Су, - хрипло шепнул в пустоту. - Моя зависимость – Суардана, - уже тверже произнес пугающие меня слова.

- Ты это понял, наконец, - ни капли не удивился Ласкан.

- Я ни на секунду не задумался, когда убил Салвана. Он мой друг. Пусть мы никогда не признавали такие узы как дружба, это все равно так. При всем при этом его жизнь была пылью по сравнению с жизнью Су. Я предал друга. Неужели пятьдесят последних весен ничего не значили для меня? Я так легко убил ради нее, - я говорил быстро, путано и эмоционально. Слова сами вылетали, не требуя стимула.

- Ты винишь себя за то, что не ценил жизнь друга?

- Нет, я виню себя в том, что ценю только одну жизнь, и за ее сохранность я убил бы любого. Я не могу смотреть на банши. Она моя слабость. Только взглянув в золото ее глаз, я теряю с трудом установленный контроль. Ненавижу быть беспомощным! А перед ней я именно такой. Абсолютно открытый и слабый. Тьма! – я ударил рукой прямо в ручей, расплескав ледяную воду. Ее капли попали на лицо и рубашку, тем самым охлаждая и приводя меня в чувство.

- Я понял. Поэтому ты срываешься на ней?

- Да, - я отряхнул капли с мокрой руки.

- Прекращай, иначе потеряешь ее. Вот тогда ты точно станешь слабым и беспомощным, - он поднялся и медленно пошел к нашей стоянке, где сквозь деревья брезжил свет пылающего пламени, - послушай меня, дитя противоречий. У тебя еще будет шанс, - не оборачиваясь, добавил Ласкан.

Как ни старайся понять этого юношу, у тебя ничего не получится. Как был скрытным, так и остался. Сколько раз я сталкивался с ним, когда следил за Су. Сколько раз видел его ребячество. Равно столько же раз я был свидетелем его мудрости. Банши, тебе повезло иметь такого друга, что последовал за тобой даже после смерти.

 

***

 

- Не горюй, красавица. У тебя есть я, - весело подмигнув, оборотень приобнял меня за плечи. Я зябко поежилась от пронизывающего ветра и придвинулась ближе к теплому боку огонька.

- Спасибо, - вымученно как-то получилось.

- Не за что, - мое плече ободряюще сжали.

- Замерзла? – раздалось за нашими спинами. Должна заметить, вполне миролюбиво.

Широ вышел из леса с целой охапкой дров. Так вот куда он на ночь глядя ушел. А я уже переживала, чего это эльфа так долго нет. Ласкан то давно вернулся.

- Немного, - не стала скрывать я.

- Тогда отлипай от оборотня и иди ко мне.

Я даже растерялась. Что это с ним в лесу случилось? Может зомбики ту часть мозга съели, что за злобу отвечает?

- Э-э-э, точно? – а вдруг пошутил в своей извращенной манере.

- Су, подняла свой заледеневший зад и быстро ко мне. Мне еще лечить тебя не хватало. Как-никак осень на дворе.

Еще раз переспрашивать не рискнула. Кто его знает.

Быстренько поднявшись с бревна, что притащил Алкай, я осторожно обошла костер и встала перед эльфом.

- Чего стоишь, садись, давай, - как маленькой объяснили прописные истины. Есть бревно, есть банши. Действие – надо сесть на бревно. Даже весело стало от абсурдности ситуации.



Анастасия Сиалана

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться