Осколки надежды: Потерянный осколок

Размер шрифта: - +

Глава 12 Сильный пожирает слабого

«Вставай!»

Какой-то очень настойчивый голос все никак не оставит меня в покое. Хватит, уже навставалась за свою жизнь. Не вижу смысла делать это после смерти.

«Вставай, дочь моя! Они ждут тебя!»

До этого ждали, ничего, если еще подождут. Отцепитесь, вампиры прилипалы. Всю после смертную эйфорию убили.

«Открой глаза!»

«Неа!»

«Пора, вставай!»

«Только через твой труп.»

«Ха-ха-ха, меня не убить, девочка.» - вдруг перед глазами мелькнула черноволосая девушка с необычными голубыми глазами, и снова темнота.

«Вставай!»

- Суара!

- Да, учитель, еще пять вар.

- Су! Дракон обугли! Открой глаза! Если ты не сделаешь этого, я клянусь, я пойду за тобой к Всевышним и устрою месячный забег по пересеченной местности в эльфийских доспехах и во всеоружии. А из еды ты увидишь у меня только кашу, самолично приготовленную. Будешь помирать, а всю эту дрянь я в тебя впихну, чтоб аж из ушей лезть начала, - и кто это меня так ужасно проклинает? – очнись, идиотка, что я Баску скажу? Суара, помрешь и не видать тебе эльфийских пирожных!

- Как? За что? – резко села, тут же в висках запульсировала острая боль. Только хотела помассировать их, как сделала новое открытие. Руки-то связаны, причем за спиной. Ноги, кстати, тоже. Открываю глаза – темно.

- Слава Всевышним, я уже думал, тебе конец настал, - и кто-то облегченно вздохнул.

- Широ, ты что-ли?

- Я, кто же еще.

- Ты мне за веселенькое пробуждение этих самых пирожных теперь должен. А мы где вообще?

- В плену.

- Ха-ха-ха, очень смешно! В чьем интересно?

- А вот тут самое интересное. Как ты уже догадалась, не у карателей. Те в плен не берут, сразу убивают, - он замолчал.

И я все вспомнила. Последние события как во сне. Как что-то нереальное. Будто не с нами вовсе приключилось. «Сразу убивают» - что это значит? Нет! Не хочу знать. Просто не хочу. Они все живы, не может быть по-другому. Не имеет права быть по-другому.

- Мы… мы, - не могу заставить себя задать этот вопрос. В горле ком стоит, и челюсти спазмом сводит. А глаза сухие. Не могу заплакать, слезинку не выдавить, так напряжено все тело, - Широ мы…

- С нами только Ван. Он со мной спиной к спине привязан, - и снова тишина.

- Почему…почему мы не мертвы? – голос дрожит.

- О, это еще неизвестно. Но если ты о том, почему мы не у карателей, то нас выкинуло далеко от них. Ты со своей кобылой в мою ловушку «огненный вихрь» попала. Я как увидел, что тебя от взрыва вверх кинуло, тут же за тобой кинулся. А Вана твоего уже поднявшимся вихрем подхватило. Точно не помню, но, кажется, Салвана тоже зацепило. Есть вероятность, что его не схватили с нами, потому что просто не нашли. Он тоже может быть жив.

- Ты же сам сказал, наш статус пока не определен. 

- Перестань нюни распускать. Главное, что есть шанс. Меня вот мучает вопрос. Феникс наш и к карателям так же устойчив, как к обычной смерти? Если так, то он точно жив, - пауза, - периодами.

Я тяжело вздохнула. И то верно, не все так плохо как могло бы быть.

- Кобыла твоя тоже жива. Ее наши захватчики к рукам прибрали. Не будет упрямиться, выживет.

- Ты вообще понял, что только, что сказал?

- Да уж. Значит колбаса.

- Широ!

- А что? Ведь правда, - так и хочется его стукнуть по темечку. Или нет, чтоб Паля ему врезала, тоже по темечку.

Я не успела ему ответить, как дверь распахнулась, и в проем ворвались лучи закатного солнца и свежий, нагретый воздух. Я с трудом могла разглядеть высокую фигуру, что направилась ко мне. Помещение, где нас держали, оказалось каким-то подвалом. От порога шла кривая, местами расколотая каменная лестница. Именно по ней сейчас шел незнакомец. Шел, грубо сказано. Он плыл. Мягко, как вода стекал по ступеням. Складывалось впечатление, будто тень соскальзывает с горки, а не мужчина вышагивает по лестнице.

- Леди, прошу вас пройти со мной, - и этот черный силуэт подал мне руку. Я обернулась. Широ тоже смотрел на меня. Его лицо было наполовину залито кровью. Бровь рассечена, щека стесана, да и губа разбита. Одежда порвана и местами в крови. В разрывах виднеются ссадины и царапины. В остальном могло быть и похуже.

- Тормозил, видать, лицом? – съехидничала я. Но мне было на самом деле страшно.

- Ты бы на себя взглянула, синя девица в красные подтеки, - вот же паразит.

- Леди, - наш гость все так же стоял, протянув мне руку. Я снова посмотрела на Широ.

- Иди, Су. И помни все, чему я тебя учил, - я кивнула. Нам необходимо, чтоб хоть кто-то смог вырваться. А еще больше нам нужно разведать обстановку и понять какова ситуация. После этой небольшой перебранки, мне стало значительно легче. Мысли перестали хаотично носиться в голове, и я немного успокоилась. Все-таки он хорошо меня знает. И я снова обернулась к вновь прибывшим.

- Уважаемый, я, конечно, с удовольствием соглашусь сопровождать вас на выход, однако свою прекрасную длань я дать вам не в состоянии. Видите ли, они с некоторых пор находятся за моей спиной, без какой-либо возможности на высвобождение, - не знаю, как этот стекающий по ступеням, но Широ уже всхлипывал, правда, очень тихо.

Мужчина передо мной наклонился, взял меня за предплечье и поднял на ноги одним рывком.

- Ау! Темень! Больно же!

- Простите, леди. Я проверил, остались ли ваши длани все так же чувствительны, или онемели окончательно. Но они все так же в прекрасном состоянии, как и ваш язык. Хотя я был бы не против его онемения, - и он ухмыльнулся, - на время, конечно же.

Широ снова всхлипнул, а меня потащили вверх по лестнице.

- Меняю свой онемевший язык на ваши бесшумные ноги.



Анастасия Сиалана

Отредактировано: 14.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться