Осколки Отражения

Размер шрифта: - +

Пролог

 Тот, кто говорит с отражениями, говорит со смертью – самое частое высказывание, что слышит Вадим в свой адрес. Но, что ответить, если действительно находишься в постоянном диалоге с ними, с отражениями. Отражения говорят – Вадим слышит, понимает, расшифровывает. Тут главное разобраться, что именно кроется в послании отражений, вовремя уловить суть. Порой от этого зависит жизнь, и не только Вадима. Но, есть одно «но»: отражения не всегда разговорчивы. Вот и сегодня они молчали. Один лишь холодный, пронизывающий, порывистый ветер налетал на Вадима и его спутников на набережной реки, заставляя ёжиться и кутаться в тёплые куртки.

Вадим не любил холод. Холод напоминал ему об одиночестве, тоске, безнадёжности, отчаянии. Всё это было в его жизни совсем недавно. Но не сейчас. Сейчас не время хандрить. Вадим потер озябшие руки и, присев, наклонился к воде. Там, в спокойном течении реки, отразился он сам и ещё трое: господин Фрей – директор частной школы, где учился Вадим, главный следящий и Егор, друг Вадима.

– Никого нет, – хриплым голосом произнёс Вадим, оглядываясь по сторонам. – Отражения молчат. Может, Следящие ошиблись?

– Следящие никогда не ошибаются, – строго произнёс главный из них, из следящих. – Они где-то здесь.

– Нам ещё вчера сообщили о подростках, что вовремя не вернулись на учёбу, – раздраженно бросил господин Фрей, резкими движениями рук поправляя чёрные кожаные перчатки. – Брат и сестра. Близнецы. Возможно, ты их даже знаешь. Арофьевы.

– Возможно, видел, – задумчиво произнёс Вадим, продолжая смотреть на воду. – Фамилия их мне ничего не говорит. Меня мало интересует хоть кто-то из нашей школы.

– Артём и Алиса, – вступил в разговор Егор, внимательно осматривавшийся по сторонам. – На год нас с тобой младше.

– Не знаком, – безразлично произнес Вадим, даже не взглянув на Егора. – И, поверь, не сильно из-за этого расстраиваюсь.

– Ты бесчувственный человек, – фыркнул Егор. – Это же подростки, такие же, как я и ты. Они в беде. Хотя о чём я говорю, тебе просто всё равно.

– Мои чувства – моё личное дело, – жёстко ответил Вадим, смерив Егора придирчивым взглядом. – Они в беде, и мы пришли на помощь. И я пришёл на помощь. И мне не всё равно.

Вадим дотронулся пальцами до воды, которая была такой холодной, мутной и противной, что хотелось скорее высушить руки и забыть об этом месте, как о неприятном сне. По поверхности воды пошли еле заметные круги и бледное свечение, а на водной глади проявились двое: девушка с белыми растрёпанными волосами в тонкой синей кофте, затравленно оглядывавшаяся по сторонам, вела под руку вдоль кромки воды парня, такого же беловолосого, как и она. Вадим убрал руку, как только те двое в отражении исчезли, и, медленно поднявшись, стал осматриваться вокруг. Он направился к пешеходному мосту, стилизованному под подвесной. Вадим заметил на бетонной поверхности свежие кали крови. Он медленно двигался вперёд, пока не оказался под мостом. Фрей и остальные, осторожно ступая, чтобы не шуметь, шли следом. Вадим поднял глаза и резко отшатнулся в сторону, налетев на стоявшего сзади Егора. Прямо перед ним на холодном бетоне сидели двое. Мальчишка лет шестнадцати и примерно такого же возраста девочка. Оба беловолосые, с темными бровями и ресницами. Брат и сестра, в том сомнений не возникало. Слишком похожи, чтобы быть чужими. Близнецы.

– Молодец, Вадим, нашёл, – ошарашено выдохнул Егор, хлопнув друга по плечу. – Как ты только это делаешь?

– Без чувств, – равнодушно отозвался Вадим, а сам уже мысленно благодарил все отражения мира за помощь. Отражения видят многое и многих, важно, чтобы они захотели рассказать о том, что и когда видели. И Вадиму удавалось их разговорить. Иногда.

Девочка, исподлобья глядя на незнакомцев, прикрывала собой брата. Тот был настолько бледным, что казалось на лице его не осталось и капли крови. На щеках его проступал лихорадочней румянец. Левая рука парня была замотана в серую тряпку, сквозь которую просочилась кровь. Сестра нервно оглядывалась на брата, закрывая его руками.

– Мы хотим помочь, – спокойно начал Фрей, кивком головы указав на мальчишку. – Мы не сделаем вам ничего плохого.

Егор сделал шаг вперёд, намереваясь подойти к парню, но девочка тут же начала кричать:

– Нет, нет! Не трогайте его! Я вам не верю! Это он вас подговорил! Вы хотите вернуть нас домой! Мы не вернёмся! Никогда!

– Мы хотим помочь, – мягко повторил Фрей, примирительно выставив руки вперёд ладонями вертикально. – Нас никто не нанимал. Мы отведём вас в безопасное место. Мы позаботимся о вас. А твоему брату нужна медицинская помощь. Как тебя зовут? Алиса, верно?!

– Алиса... – сквозь слёзы произнесла девочка, испуганно оглядываясь на брата. – А это мой брат Артём. А вы... вы нас не обманываете?

– Конечно, нет, – продолжал Фрей. – Я господин Фрей, директор школы и наместник рефлекторов. Ты ведь знаешь меня, ты учишься в моей частной школе. Это Вадим, моя правая рука и помощник, а это Егор, а рядом – главный следящий. Ты пойдёшь с Вадимом, а твой брат со мной.

– Иди с ними, – еле слышно выдохнул Артём, сидевший на полу у бетонной стены. Глова его медленно скатывалась по шершавой поверхности, казалось, ещё немного и парень свалится на бок. – Тебе помогут... Иди...

– Мы заберём вас обоих, – сдержанно произнёс Фрей. – Егор, помоги поднять парня. Ему нужна помощь врача. Срочно.

Девочка недоверчиво взглянула на Вадима, ближе всех стоявшего к ней, дрожащими руками вытерла слёзы, размазывая грязь по лицу. Её знобило. И не удивительно, ведь на улице конец сентября, а близнецы в тонких кофтах. Сколько они провели здесь под мостом, было не совсем понятно. Вадим нервно провёл рукой по своим волосам, быстро расстегнул молнию, снял куртку и накинул её на плечи девочки. Та вздрогнула, но отпираться не стала. Холод. Холод мгновенно пробрался под одежду парня. Противный. Колючий.



Оксана Одрина

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться