Осколки Отражения

Размер шрифта: - +

Глава 22. Гениальный стратег

– Ты ошибся, детка! Ты проиграл! Твои друзья умерли!

Вадим медленно открыл глаза и сильно зажмурился от ударившего яркого слепящего света, приподнялся и повернулся в сторону говорившего, и замер на месте. Егор. Он стоял в центре комнаты Ослепших зеркал и надменно улыбался. И только сейчас, только здесь, внимательно приглядевшись, Вадим понял – перед ним стоит вовсе не его друг, нет. Перед ним стоит сам Рих. Светлые волосы и брови и глаза карие, но всё это так легко организовать в наше время. И никто не понял, никто не догадался, никто не узнал. Да и как узнать, если Риху сейчас должно быть далеко за семьдесят, а уж точно не семнадцать. Вадим до боли, чтобы не кричать, стиснул зубы. Какой же он, Вадим, идиот. Тот, кто так старательно всё это время пытался получить его жизнь, всегда был рядом. Всегда. В голове мгновенно всплыл осколок со смеющимся Рихом внутри и его голос: «Ты отдашь мне моё! Скоро! Я рядом! Я всегда рядом! Всегда!» И как же Вадим раньше не догадался. Ведь ни разу Егора не было рядом, когда Вадим проваливался в отражения, когда искали Кирилла, когда нападали неизвестные с закрытыми лицами. И тот незнакомец, что бил его в грудь зеркальным мечом и держал оружие, как копьё и был Егор. Ну, конечно. Так учат в школе. И он, Егор, учился рядом с Вадимом последние года три, кажется. Почему же Вадим его не узнал, почему?! Ведь отражения столько раз показали Риха: в разных ситуациях, в разных местах, в разном возрасте. Отражения подсказывали. Они просили помощи. Они кричали. Но Вадим так ничего и не понял. Почему...

Егор мгновенно оказался рядом и с силой рванул Вадима за волосы вверх, поставил на ноги и прижал к стене, уперевшись рукой тому в грудь. В руке Егора сверкнуло острие осколка, и Вадим даже и понять ничего не смог, как Егор замахнулся и ударил Вадиму в грудь. Боль мгновенно пронзила всё его тело. Жуткая, раздирающая на части боль разливалась под кожу, под рёбра, внутрь, всё глубже, заставив Вадима издать протяжный стон, с шумом выдохнув. Мир провалился во тьму, из которой доносился лишь звон бьющегося стекла и голос Егора:

– Ты не умер, даже не мечтай. Они защищают тебя.

В глаза Вадиму ударил яркий, слепящий свет. Он ощущал своё тяжёлое дыхание. Он дышит. Он живой. Очень больно и невыносимо жарко. Тело мгновенно покрылось мелкими капельками пота, пытаясь спасти его от скачка температуры. Но всё же он был жив. Почему... Вадим упирался руками в стену, пытаясь подняться, но не получалось. Егор одним рывком поставил его на ноги, но тело не слушалось. Оно клонилось в сторону, сползало по стене, голова склонялась на бок. На пол полетели капли крови, переходящие в рвущуюся струйку. Кровь из носа.

– Я не могу тебя убить. Лезвие моего меча разлетается на осколки, касаясь тебя. Я пробовал. Ну, ты помнишь. Уверен, ты чувствуешь чудовищную боль в этот момент, но остаёшься жив. Это так странно для меня. Они защищают тебя – отражения. Ну, надо же! Какая преданность человеку! Интересно, чем ты подобное заслужил. Ну, да и ладно. Ещё после своей первой попытки, тогда, на набережной, помнишь?! Я задался вопросом «почему» и «как сделать по-другому» и понял. Отражения, детка, защищают тебя от меня, но не от тебя самого. Ты нужен мне: твоя несдержанность, твоя порывистость, твоя злость, твоя ярость. Ты. Ты один. Не знаю как, но ты научился свою агрессию контролировать, потому даже твой друг Кирилл мне стал не нужен. Хотя о чём это я, у тебя нет друзей, и никогда не было. И зачем такому, как ты друзья?! Ни зачем! А мне ты нужен. Ты нужен зеркалу смерти. Ты равновесие.

– Ты чёртов псих, – срывающимся голосом сквозь зубы процедил Вадим.

– О, нет! Я всегда был величайшем воплощением самоконтроля в мире Рефлекторов. Психом был мой брат. Он был как ты: не способный управлять собой и своей яростью. В те годы особо буйных Рефлекторов, таких, как он или ты, помещали в психбольницу, где он и провёл почти всё свою жизнь. Он был старше на два года. И мы были похожи. Как две капли воды. Он умер. Я самолично избавил его от душевных мук и страданий, а взамен моё зеркало получило его неуправляемую ярость.

– Твоё зеркало однажды тебя же и уничтожит, – прошипел Вадим.

– Ах, детка! Что ты можешь знать о Зеркале смерти? Ничего! Я и сам до сих пор не во всём разобрался. Знаешь, когда я его создавал, я хотел лишь получить положение в обществе и деньги. Но. Зеркало было создано, а ничего не менялось. Шли годы, а моя жизнь оставалась прежней. Мне приходилось возиться с вот такими, как ты, сопляками, теряя драгоценное время и впустую растрачивая свои таланты. И я решил разобраться, что не так. И понял. Отражение ждёт плату. Им всегда платить приходиться, ну, ты ведь заешь, платить собой. А зеркалу смерти и тем более – оно забрало часть меня и требовало противоположности – ярости. И я дал ему ярость. Пришлось пожертвовать жизнью брата. Но что есть жизнь, детка, лишь миг. Одним мигом стало меньше, тем более – он был псих. К тому же его смерть помогла начать мне новую жизнь. Ведь для всех Роман Рих покончил жизнь самоубийством: в порыве отчаяния, он вогнал себе осколок зеркала в грудь и бросился с моста. Тело ведь нашли, ты, наверное, слышал. И всё изменилось в тот день для меня. Мгновенно. Мне пришлось изменить лишь одну букву в фамилии: был Рих, стал Ерих. Гениально, правда детка?!

– Ты безумец, – прошипел Вадим.

– Вовсе нет, детка. Я стратег. Я перебрался в столицу и получил всё, чего хотел, о чём мечтал, и даже больше. Но, через двадцать лет я почувствовал спад в делах и понял – зеркало хочет ещё. И я дал ему ещё. Двое учеников случайно нашли в школе осколки моего зеркала. Ну, или почти случайно. Я мог тогда всё очень быстро закончить, но нет, твой Фрей решил мне помешать. Смешно! Бездарность всеми силами пытался спасти тех двоих. Но не получилось. Пришлось и Фрея покалечить. Глупый мальчишка, он ведь меня даже не интересовал, ни он, ни его подслеповатый брат. Хотел добить его тогда, но Тильда помешала. Да и ладно. Всё прошлое. Тех двоих и их равновесие я ведь получил. Знаешь, детка, так удачно тогда всё представил: один убил другого, и, не выдержав мук совести, первый убил себя. Я гениален!



Оксана Одрина

Отредактировано: 01.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться