Осколки параллели

Глава 25

Весь следующий день она почти что в обнимку просидела с Хэллом, не ища связи ни с Пауком, ни с братьями. Хэлл пытался болтать на отвлечённые темы, в очередной раз выбирать имя для сына, советовать что посмотреть или почитать, пока она будет дожидаться его в бункере. Они много целовались, она смирилась с его условием и занявшись любовью они уснули, если бы не предстоящее расставание, почти счастливыми.

Рано утром Хэлл уехал и с той самой секунды потянулись долгие часы напряженного ожидания. В таком состоянии у неё рука не поднималась ни книгу взять, ни пульт, даже еда и та вставала комом. Сара мерила шагами углы, чуть ли не лезла на стены по диагонали, упиралась лбом в ненавистную дверь. Необъяснимый страх вдруг занял всё пространство.

***

- Хэлл счастливчик, - протянул Арно, с особой придирчивостью осматривая своё оружие.

- Не стоит, - предупреждающе бросил ему Ксан, почувствовав, к чему брат завёл этот разговор.

- А Сара … Сара … она ведь это всё, что тебе нужно, твой блаженный смысл, твой сдвиг, - упрямо продолжал Арно, взглянув на Паука. – Но ты себя за что-то наказываешь, бичуешь, будто прёшься от этих мучений. Хотя нет же, я бы почувствовал кайф, но его нет!

- Арно, заткнись, - напрягся Ксан. Паук по-прежнему не реагировал, молча вращая на пальце свой пистолет.

- Это если бы ты умирал от жажды, расшибался бы ради глотка воды, вдруг решил подохнуть, когда тебе протянули полный стакан. Мне уже тошно от этих откатов, когда нутро сворачивается и печёт, потому что ты иступленно продолжаешь её любить и отрекаться, - не унимался Арно. – Почему Хэлл занял твоё место? Почему мы должны загнуться без шанса на что-то иное?

Паук молчал, глядя в одну точку.                                                  

- Нашел время для нытья, - прошипел Ксан, толкнув Арно в плечо. – Может, тебе витаминов не хватает, а? Чистый воздух подействовал? Один инвалид у нас уже есть. Где кстати Ив?

Паук не отвечал и ему. Подойдя к окну, Ксан тяжело вздохнул:

- Я бы на твоём месте, Арно, рыдал о такой красотище. Столько красок и жизни. Их мир … прекрасен.

- И тем не менее, в нём полно своих уродств, - наконец подал голос Паук. – Надевайте бронежилеты. Время. … Селекционные твари вроде нас рождены для убийства, а не для любви.

Переглянувшись, Ксан и Арно ускорили сборы. Ксан и сам знал, что Пауку всё хуже и досягаемость Сары лишь всё усугубляет.

Спускаясь по лестнице, Паук столкнулся с Хэллом, болтающим на ходу по телефону. Ему даже не нужно было гадать с кем. При виде брата Хэлл моментально поменялся в лице.

- Будь хорошей девочкой. Целую. Выйду на связь по возможности, - бросил он в трубку, отключаясь.

- Почти не опоздал, - хмыкнул Паук, загородив ему дорогу. – Кто отец её ребёнка? Мне ты мозги не задуришь. Генная мутация изменила наш ДНК, мы иной вид существ, от нас не рождаются дети подобным образом. Как ты мог, Хэлл? Чего то не хватало до полной идиллии?

Отступив назад, Хэлл зашипел, выпуская жала:

- Я всего лишь хотел, чтобы она стала счастливее, погрузившись в жизненные хлопоты с головой, чтобы все её мысли занял ребёнок, а не проклятая параллель мутантов, которая снилась ей чуть ли не каждую ночь, - заиграл желваками Хэлл. – И ты не скажешь ей об этом. Ты не разобьёшь ей сердце. Я использовал донорский материал, если для тебя это принципиально знать. Но его отцом всё равно буду я. Ты просил меня позаботиться о ней и сберечь семью, и в отличие от тебя, я дал ей всё, что она хотела.

Слушая его слегка прищурившись, Паук якобы понимающе кивал головой:

- Да ты у нас оказывается стал экспертом в крепких семейных узах. Даже Ива переплюнул. Тот просто хотел захватить мир. Любовь страшная сила, да, брат? … Ксан и Арно ждут тебя наверху. Вертолёт заберёт вас через десять минут.

***

Чему она научилась от арахноидов, так это контролировать связь, приглушать её, чтобы никого не сбивать своими эмоциями. В данном случае страхом. Сара  не хотела, чтобы её состояние помешало Хэллу. Но отвлечься от всего и вся ей помогала только работа и бункер спокойствию не способствовал. Поэтому решение напрашивалось само собой – отправиться в клинику, где невзирая на седьмой месяц беременности так бурно протекала её практика, где она уставала, как собака, и где её точно не отыщут враги человечества. И она не собиралась сообщать об этом Хэллу, хотя совесть о нарушенном обещании её грызла почти до самых дверей больницы. Но как только она надела белый халат -  двенадцатичасовая смена пролетела почти незаметно. И главное – от страха и след простыл. Расслабившись, она смогла послать Хэллу тёплую волну своего спокойствия, а засыпая, отыскать Паука, мимолётно коснувшись его плеча. Она даже не поехала домой,  решив передремать в комнате для отдыха персонала, чтобы снова заступить на полную смену.

Но распахнув дверь через пять часов, Сара ошарашено замерла. Перед ней стоял Паук. Реальный, живой и … сердитый.



Лаванда Риз

Отредактировано: 23.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться