Осколки параллели

Глава 26

Всю обратную дорогу домой, максимально концентрируясь, Сара пыталась нащупать Хэлла, но каждый раз натыкалась на бездонную пустоту. Её знобило и било мелкой дрожью, хотелось кричать, и Сара кричала в эту пустоту. Она ощущала, что Ксан и Арно едва живы, их боль, и то, что связь с ними была так остра - означало, что они без сознания. И что Паук был в ярости и в ужасе. А Хэлл  … ещё в первую секунду она поняла, что потеряла его, что её мужа больше нет в живых. Каждый из гнезда был частью её души, и вот одной части не стало, части которую она тоже любила. Хэлл значил для неё так много. … Они так и не поговорили. Она так и не сказала ему, что прощает его и хочет, чтобы он тоже её простил, ведь они семья.

Уже в машине потрясенная горем Сара почувствовала, что с ней что-то не так, сильные боли в животе и растекающееся влажное тепло между ног, которое оказалось открывшимся кровотечением. Это было последнее, что она запомнила – свою окровавленную руку. После Сара потеряла сознание.

   Медсестра как раз регулировала капельницу, когда очнувшись, Сара первым делом схватилась за живот. И … там тоже оказалось пусто.

- Мой ребенок? – надломлено выдавила она, прожигая медсестру взглядом.

- Сейчас  я позову доктора, - ответила та, выскакивая из палаты.

На интернатуре их учили сообщать людям неутешительные новости. Сара сразу узнала «это» выражение лица.

- Я потеряла ребёнка да?

- Мы сделали всё возможное, но гибель малыша произошла внутриутробно. Стремительное отслоение плаценты. Вы ведь медик, Сара, вы знаете классификацию подобных случаев, - мягко проговорил пожилой доктор. – Мне жаль, выкидыш на таком позднем сроке, это сильнейшая травма, как физическая, так и психологическая. Но вы поправитесь, угроза для вашей жизни миновала. Всё будет хорошо, Сара. Можно пригласить психолога. Или кого-то из ваших родных?

- Нет, - с болью прикрыв глаза, покачала головой девушка. – К чёрту психолога.

- Могу предположить, что причиной, толчком послужил сильный стресс?

- Могу предположить, что у вас полно другой работы, доктор, - не открывая глаз, выдавила Сара со злостью. У неё даже не было сил плакать. Только пугающая пустота, в которую  она не сопротивляясь провалилась снова.

Он вернул её бережно, выловил из этого пустого холода, прижав к себе. Машинально сжав пальцы, Сара ощутила его руку, его запах, его губы, целующие в висок.

- Скажи мне, Роб, - прошептала Сара.

- Хэлла больше нет. … Ксан потерял руку, у Арно ранение в голову и у обоих множественные мелкие осколочные по всему телу. Они в больнице Принстона, мне пришлось внушить всему персоналу не замечать мутацию. Обнаружив возможность, сюда стали прорываться жестокие и отчаявшиеся люди из-под колпаков, а они похуже арахноидов, у них нейтронные пушки, они взорвали один из разломов, где находились мои братья. … Малышка, я спешил к тебе, как мог, - выдохнул Паук, не прекращая её обнимать.

- Я это чувствовала … тебя … рядом. Забери меня отсюда, Роб. Мы нужны им.

- Ты ещё очень слаба, Сара.

- Хуже мне уже не будет, - собрав все силы, возразила она. – Мне нужно себя чем-нибудь занять, забота о Ксане и Арно, то, что мне сейчас нужно, чтобы не спятить от мыслей. За пару дней я полностью восстановлюсь. Пожалуйста.

Через час они уже направлялись в Принстон. Свернувшись клубочком, Сара лежала на заднем сидении машины. Паук за рулём. Обоим было о чём подумать и эту боль они тоже делили на двоих.

- Ты не спрашиваешь, как Ив, - заметил он, через какое-то время.

- А ты ни слова не сказал о том, что я потеряла ребёнка.

- Потому что я не хочу произносить вслух неприятные для тебя вещи. Из множества рассмотренных вариантов, в свете произошедшего, потеря ребёнка может быть даже к лучшему. Поэтому я сожалею лишь о том, что тебе пришлось это всё вынести. Мой мир жесток, и я тоже жесток, малышка.

     Большую часть пути она спала и даже когда Паук взял её на руки не хотела просыпаться. Душевные раны всегда заживают сложнее и дольше.

- Мы на месте. Раздобыть для тебя палату?

- Всё нормально, Роб. Я могу ходить и сама. Раздобудь лучше еды. Я хочу их увидеть. Кого-нибудь из них уже перевели из реанимации? – переключившись со своих мыслей, Сара почувствовала хоть какое-то облегчение.

- Ксана.

Привыкшие к смерти изо дня в день, они не говорили о погибших и о потерянном, мутанты цеплялись лишь за живое, за настоящее, природа создала их выживать. И они выживали любыми способами. Поэтому никто из них не упоминал ни её ребёнка, ни Хэлла, искусно огибая эту тему. Ксан и Паук говорили о делах. Много. Об отражении атаки, об установке, о предстоящей поимке перебежчиков. Ксан подшучивал над медсёстрами и требовал себе добавку пудинга. Ворчал для вида, когда Сара обрабатывала ему швы и откровенно радовался её присутствию, наблюдая, как Паук касается её всякий раз, когда она проходит мимо, чувствуя, как их любовь сплелась с кислородом от чего воздух становился пьянящим. Затем, из реанимации к ним присоединился Арно и хлопот добавилось. Арно подпускал к себе только Сару и даже отказывался есть, если её не было рядом.



Лаванда Риз

Отредактировано: 23.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться