Осколки прошлого

Размер шрифта: - +

Глава 14

Дети всегда растут быстро. Вроде только вечера мы вернулись из роддома, а вот уже и первый зубик, первые шаги, первые разбитые коленки. Когда Танюшка пошла в садик, Миша стал тонко намекать, что пора бы уже и за вторым. Но я всё как-то сомневалась, а когда устроилась на работу, захотелось сначала чего-то добиться. Муж смирился с этим решением, но не оставлял своих попыток уговорить меня. И вот когда дочке исполнилось семь, и осенью предстояло пойти в первый класс, я, наконец, на это решилась. Летом мы как всегда съездили на море, и как раз к первому сентября оказалось, что я беременна. Миша летал на крыльях, беспрестанно повторяя, как он нас любит. Вторая беременность давалась мне намного тяжелее первой. Почти с первых дней накрыл токсикоз, я ничего не могла есть, меня беспокоили боли внизу живота и недолго думая врачи положили меня в больницу. Тамара Петровна переехала к нам – Таню надо было провожать и забирать из школы.

У нас появилась машина, муж приезжал ко мне каждый день, иногда даже заглядывая всего на пять минут, если задерживался на работе или попадал в пробки. В то время как раз начали появляться сотовые телефоны. Связь была довольно дорогая, и мы старались пользоваться ей только в крайних случаях.  В тот вечер, всё шло как обычно. Я получила все положенные процедуры и вышла в холл, ожидая его приезда. Когда до окончания времени посещений оставалось пять минут, я заволновалась. Беспокойство поднималось откуда-то изнутри, а я усиленно гнала его прочь. Минут через пятнадцать моё терпение лопнуло, и я позвонила ему на сотовый. Приятный женский голос сообщил мне, что абонент вне зоны доступа. «Опять забыл телефон зарядить», - раздраженно подумала я, и набрала домашний номер.

- Он звонил с работы, - сказала мне Тамара Петровна, - сказал - заедет к тебе, а потом домой. Что-то случилось?

- Наверное, в пробке застрял, а телефон разрядился. А может понял, что не успевает и поехал домой, - я старалась добавить уверенности в голос, хотя сама её совсем не ощущала. – Пусть позвонит, когда приедет.

А часа через полтора ко мне в палату пришли моя свекровь и дежурный врач. Увидев их, сердце сразу заколотилось. Как её пустили так поздно? Зачем? Она присела ко мне на кровать и взяла за руку.

- Маша… - Тамара Петровна обернулась на врача, и та ей кивнула, по её лицу покатились слезы. - Миша погиб. Попал в аварию. Не он виноват.

А мне всё равно кто виноват! Миши больше нет! Перед глазами появилась его улыбка, а потом лица стали расплываться, голоса слились в сплошной гул. Я уже не чувствовала, как подскочившая ко мне врач тревожно меряет мой пульс, проверяет зрачки, а потом что-то вводит мне в вену. В себя пришла уже в реанимации. В голове всё плыло, а по телу словно каток проехал.

- Ребенка спасти не удалось, – холодно сказала мне врач. – Мы и за вас очень опасались, слишком сильное кровотечение оказалось. Долго не могли остановить. Да не переживайте, будут еще у вас дети, вы еще молоды.

Она ушла, а я невидящим взглядом уставилась в потолок. Мне больше не с кем думать о будущих детях. Миша, ребенок… Почему я? За что? Что я сделала не так? Тяжелые мысли крутились в голове, но слез почему-то не было. И за все пять дней, что меня еще продержали в больнице, ни слезинки не выкатилось из глаз. Похороны я пропустила. Мои родители помогли Тамаре Петровне их организовать. Едва выйдя из больницы, я поехала на кладбище. Смотрела на его улыбающееся лицо и всё еще не могла поверить, что его больше нет. Подошла к памятнику, прижалась щекой к его шершавой поверхности. Только тогда я сломалась. Слезы ручьем покатились из глаз. Там меня свекровь и нашла.

- Я так и не сказала тебе что люблю, - шептала я, когда она подошла ко мне, и, развернув, обняла, прижимая мою голову к своему плечу.

- Ему не нужны были слова, он и так это знал. И был счастлив.

Я плакала у неё в объятиях, а она молча поглаживала мою спину. Не знаю сколько мы так простояли, пока я окончательно не успокоилась.

Вот так, в двадцать семь лет, я стала вдовой. Тамара Петровна окончательно к нам переехала, я растворилась в работе и воспитании дочки. Года через три свекровь впервые завела со мной разговор о новом замужестве.

- Ребенку нужен отец, - сказала она, - если ты из-за меня не впускаешь в свою жизнь мужчин, то напрасно. Я всё понимаю. И Миша понял бы.

- А вы почему больше не вышли замуж? – резче чем надо спросила я её. С Мишиным отцом они развелись, когда Мише было пять. Тот ушел к другой женщине, переехал в другой город и ничего о своей прежней семье знать не желал. И тут же устыдилась такого своего тона. – Прости, мама Тома.

За это время она действительно стала мне второй матерью. Ближе нас с Танюшкой у неё никого не было. Мои родители тоже переехали поближе к нам. Иногда у меня были отношения с мужчинами, но дальше ни к чему не обязывающих пары встреч дело не шло. Давая удовольствие телу, ничего не затрагивали в моей душе. «Ну, хоть для здоровья», - говорила Ира.

С тех пор иногда Тамара Петровна снова пыталась завести со мной этот разговор. Так же как и мои родители.

- Таких как он больше нет, а другой нам не нужен, - всегда отвечала я, обрывая эту тему в зародыше.



Елена Елина

Отредактировано: 16.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться