Осколки разбитого неба

Размер шрифта: - +

Эпилог

Аня взяла заключительный аккорд и посмотрела на девочку, сидящую на ковре в окружении раскиданных игрушек. Улыбнулась. Девочка неотрывно смотрела на нее огромными карими глазами, обрамленными пушистыми темными ресничками. Когда последние отзвуки музыки затихли, Аня поднялась с круглого табурета и подошла к дочери. Опустилась возле нее на колени. Та тут же потянулась и обвила ее шею ручонками.

- Все, теперь спать. - Она погладила дочку по мягким волосам, вьющимся крупными тёмными локонами.

- А папа? – малышка отлипла от Ани и заглянула той в глаза. – Папы еще нет.

- Папа сегодня на работе задерживается. Пошли спать. А папа придет и обязательно тебя поцелует. Пошли, Мирось, поздно уже.

Мирослава вздохнула тяжело, совсем по-взрослому, но на ноги все-таки поднялась. Она жутко не любила ложиться, когда отца не было дома. Уговорить ее можно было разве что, пообещав перед сном небольшой концерт. Нечаева-младшая безумно любила, когда Аня играла на фортепьяно, а уж если она пела… Тут девочка приходила в полнейший восторг и могла подолгу сидеть, практически не шевелясь, лишь бы мама не останавливалась. Впрочем, когда Андрей был дома, он не многим отличался от дочери: брал ее на руки, и они вместе слушали, как Аня поет и играет.

Аня взяла Миру за руку и повела в детскую. Там помогла ей улечься, прикрыла мягким розовым одеялом и поцеловала в щечку. Убрала от ее личика волосы.

- Спокойной ночи, моя милая, - с любовью посмотрела она на дочь и поцеловала в другую щечку.

- Спокойной ночи, мамочка. - Мирослава тоже коснулась Аниной щеки губами и поудобнее устроилась в кровати. – Только не забудь сказать, чтобы папа меня поцеловал, - с самым серьезным видом напомнила она.

- Я обязательно прослежу за ним, - едва сдерживая улыбку, пообещала Аня и, еще раз поправив одеяло, выключила светильник, а затем вышла из детской и тихо прикрыла за собой дверь.

 

Услышав шум из коридора, Аня закрыла шкаф и пошла встречать мужа. Она как раз успела разложить постиранное белье и уже хотела позвонить ему. Соскучилась. Она всегда скучала по Андрею, когда его не было рядом.

Дождалась, пока муж снимет ветровку, и забрала ее у него из рук. Хотела повесить в шкаф, но поняла, что она влажная: видимо, весна опять «баловала» дождем. Так и есть: на темных волосах Андрея поблескивали капельки воды.

- Ты когда успел промокнуть? – Аня погладила его по голове, стряхивая воду, а потом коснулась быстрым поцелуем губ.

- Зонт в машине забыл. - Нечаев не дал ей отстраниться, обхватил за талию и поцеловал уже совершенно иначе: требовательно, глубоко. – Как вы тут без меня? – спустя минуту, все еще продолжая обнимать жену, спросил он.

- Мирося уже спит. - Аня высвободилась из его рук, взяла из шкафа плечики. – Просила напомнить тебе, чтобы ты ее поцеловал, - с улыбкой добавила она и направилась в ванную. - Пойду куртку повешу.

 

Андрей остановился в дверях кухни, наблюдая, как жена колдует над сковородкой. Они уже почти четыре года вместе, а ему все кажется, будто совсем мало времени прошло. Вечером хочется быстрее вернуться домой, чтобы обнять ее, а утром нет никакого желания вылезать из постели, потому что Аня так уютно посапывает у него на плече... И еще Мирося. Их маленькое чудо, совершенно невероятное создание. Сегодня, целуя спящую дочь в крохотный носик, Андрей в очередной раз думал о том, что все это могло пройти мимо него. Если бы не Аня, не было бы в его жизни этого безмерного счастья. Не было бы сейчас в его жизни этой маленькой девочки, в которой так удивительно сплелись их с Аней черты.

- Чем кормить будешь? – Он заглянул через ее плечо и со словами: «А ну, дай сюда» забрал из рук контейнер с заранее приготовленными котлетами.

- А у тебя ничего не треснет? – усмехнулась Аня, глядя, как довольный муж выкладывает все содержимое в горячую сковороду.

- Я голодный, как волк. - Он обнял ее за талию, сомкнув пальцы на животе. – Как на обед сходил, так и все.

- Что же с тобой поделаешь, - вздохнула Аня и принялась разогревать гарнир. – А если серьезно, то не дело это, Андрей, так на работе задерживаться.

- Переговоры затянулись. – Он поцеловал ее в макушку. – Потом бумаги…

- Да знаю я.

Она отмахнулась от него лопаткой и закрыла сковороду. Андрей отступил на шаг, позволяя ей отойти от плиты. И все-таки кое-что изменилось. За прошедшее время Аня стала еще красивее. В движениях появилась грация и уверенность, исчез даже намек на сутулость. Гардероб ее наполнился платьями и прочими штучками, подчеркивающими женственные очертания великолепного тела. И волосы… Как же ему нравилось прикасаться к этим отросшим шелковистым прядям!

- Ань…

- М-м-м? - Она поставила чайник и посмотрела на мужа.

- Давай еще одного ребенка родим.

Он говорил серьезно. Он всегда говорил серьезно на эту тему. А Аня всячески пыталась убедить его, что еще слишком рано. И, в принципе, он понимал, что она права, но…

Аня вздохнула. Можно подумать, что это так просто: раз, родили ребенка, и все. Нет, она никогда не жалела, что все у них случилось так быстро, что Мирося родилась фактически еще до того, как сама она успела выучить местоположение предметов на кухне Андрея. Конечно, хотелось какое-то время пожить для себя, насладиться отношениями, но раз так вышло… Теперь же, когда Мирослава немного подросла, Аня, можно сказать, наверстывала то, на что времени, в силу обстоятельств, раньше не хватило. Да, Господи, она просто наслаждалась любовью! И да, порой ей жуть, как не хотелось целыми днями вылезать из объятий Андрея! Сейчас, когда дочь немного подросла и могла оставаться на денек у бабушки, это было еще возможно. А вот если они родят еще одного малыша…



Ольга Борискова и Татьяна Минаева

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться