Осколки снов

Размер шрифта: - +

3

«Засыпай… Пока ты более уязвима, пока не можешь сопротивляться… Я покажу тебе всё с самого начала, чтобы окончательно разбить в тебе всё, что осталось цело…» — продиктовало сознание Элис за несколько мгновений до начала путешествия в царство Морфея.

Элис жила одна. Так уж случилось, что родительский дом она покинула ещё в 19 лет, гонясь за независимостью и, конечно же, любовью. Два года она прожила со своим возлюбленным, но теперь это осталось в прошлом. В настоящем она уже два года жила в одиночестве. Счастливая и беззаботная жизнь сменилась на затяжную депрессию после тяжёлого расставания, и это оставило непоправимый след на её характере и в целом жизни. Ранее весёлая девушка, которая была душой любой компании, теперь стала вечно серой и грустной, будто забыла, как улыбаться. Всему виной те самые два года беззаботной жизни, когда влияние близкого человека превратило её в затворницу.

Всё начиналось вполне идеально. Она и он по нелепой случайности оказались в нужном месте в нужное время. Казалось, что их вела друг к другу сама судьба, ведь как иначе объяснить их знакомство. Он из приличной обеспеченной семьи, красив, умён и мудр не по годам. Да можно было до бесконечности перечислять его положительные качества! Элис всегда была уверена в том, что такие парни попросту не существуют в природе, а если и есть такой экземпляр на планете, то уж точно предназначается не ей. Обычная девушка из самой обычной семьи. «Да таких полгорода ходит, куда уж мне!» — восклицала о себе Элис. Но случайности случаются. Судьба решила, что из миллиардов путей необходимо соединить именно их.

Их первый год был незабываемым. Она не на шутку расцветала в его объятиях, что из простушки превратилась в объект обсуждений. Но все эти разговоры не волновали их: они были друг у друга и друг для друга, а остальное было не важно. Они построили свой собственный мир, в который был воспрещён вход посторонним. Настолько тепло и уютно им было в руках друг друга, что не было необходимости ни в родственниках, ни в друзьях, ни в каком-либо другом обществе. Так и жили они бок о бок, позабыв всё на свете и ни на секунду не расставаясь. Затем походы в кино сменились на постоянные киновечера дома, на смену ужинам в ресторанах пришли его изысканно приготовленные блюда, а общение с кем то извне вовсе сошло на нет.

Элис нравился их маленький, скрытый от чужих глаз мир. Она была готова утонуть в этом сладком омуте чувств, невзирая на все правила. Он был её вселенной, изучению которой она была готова пожертвовать всю свою жизнь. Но счастливый год остался позади, и всё начало катиться в бездну. Возлюбленный находил себе всё новые и новые увлечения, которые ни как не вписывались в их маленький мир. Вместе с интересами в его жизнь стали просачиваться новые знакомства, которым Элис категорически говорила «нет». Ей был нужен только он, и никаких чужаков! Но к её огромному удивлению он не был готов отказываться от всего этого изобилия свежих эмоций ради их отношений. Когда он покидал квадратные метры их мира, отправляясь навстречу всему новому, жизнь Элис замирала, словно секундная стрелка на сломанных часах. И лишь когда он возвращался, продолжала свой бег.

На исходе второго года больше половины своего времени он тратил вне дома, совместный досуг сократился до пары-тройки фильмов в неделю, а признания в любви витали в воздухе, когда он, уходя в другой мир, закрывал за собой дверь. А она оставалась наедине с собой, не имея представления, чем заняться в его отсутствие, и просто продолжала ждать его возвращения. Ждать, когда он вернется и останется с ней навсегда. Теперь она умела только это.

Однажды, вернувшись глубоко за полночь, он объявил, что им срочно нужно серьёзно поговорить.

         ­­­­­­­­­­­­ — Элис, послушай, — начал он, не заглядывая в её глаза, — Я больше не могу тебе врать. Я больше не могу оставлять всё как есть.

         Но Элис не хотела слушать. Всё чего она хотела, это поужинать его фирменным блюдом, включить фильм и греться в его объятиях. Она вопросительно посмотрела на него и прикоснулась к его руке, но он резко отстранился, подошел к окну, и, устремив глаза в непроглядную темноту, продолжил:

          — Возможно, сейчас я совершаю самую большую ошибку в своей жизни. Но я не могу так больше. То, что происходит между нами больше не похоже на счастье. Те чувства, которыми мы горели друг к другу остыли. — Он остановил свой монолог, неуклюже потёр глаза, и через несколько секунд продолжил: — Я не хочу больше мучить тебя. Мне хотелось бы сделать тебя самой счастливой на свете, но я не смог. Не смог сохранить то, чем был наполнен вначале. Надеюсь, ты сможешь понять меня…

          — Нет! — резко прервала его Элис, что от неожиданности он обернулся и встретился взглядом с её мокрыми глазами. — Я не смогу понять тебя! Ведь я сохранила эти чувства, и не смогу просто закопать их на заднем дворе!

          — Послушай…

          — Нет, это ты послушай! Разве ты не понимаешь, что я просто не смогу жить без тебя? Разве ты не чувствуешь, как сильно я зависима? Разве ты не знал, что я готова была отказаться от всего на свете, ради тебя…

          — Возьми себя в руки и перестань плакать, — нервно проговорил он.

          — Перестать? Только после того, как ты скажешь мне что любишь меня, и что это была просто глупая шутка! — переходя на крик и заливаясь краской, продолжала Элис.



Анастасия Лекс

Отредактировано: 05.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться