Осколки времени

Размер шрифта: - +

Глава 20. Точка отсчета 20. Близость

Точка отсчета 20. Близость

 

 

Неделя без Ульяны была подобна дьявольским пыткам. Все напоминало о ней: стоило закрыть глаза, и казалось, что она вот-вот войдет на кухню, сядет к нему на колени, или позовет со второго этажа – облокотившись о перила, улыбаясь и потягиваясь. Красивая и желанная, в тонкой полупрозрачной сорочке и коротком халате, не скрывающем красоту длинных ног. Не хватало ее смеха, и мурлыканья под нос, когда она расчесывает волосы перед сном, добрых подшучиваний и мягких объятий. Воспоминания измучили настолько, что хотелось бежать без оглядки – туда, где они никогда не были вместе. 

Как давно он утратил человечность? Сотни лет в обличии зверя не стереть и не перечеркнуть. Близость становилась слабостью, ахиллесовой пятой, поэтому даже будучи вместе измененные оставались одиночками. Встреча с ней заставила поверить, что он обрел женщину, с которой получится разделить жизнь. Тем сильнее оказалось разочарование. Он хотел поговорить, но нашел ее в объятиях архитектора времени. Давно Сэм не испытывал такой ярости: жгучей, невыносимой, испепеляющей, как в то мгновение, когда увидел их вместе. Едва сдержался, чтобы не наброситься на Зиновьева, зато ударил ее. Пускай словами, но сути это не меняло. Его ранили, он захотел ранить в ответ.

Разрушить то, что дорого, легко. Создать заново – гораздо сложнее.

Сэм сжал кулаки, когда мобильный отозвался мелодией Вивальди: звонила Клотильда. Не хотелось никого видеть и ни с кем разговаривать.

– Шеппард, надо поговорить. Это касается Ульяны...

Договорить она не успела. Края пространства сомкнулись за спиной – Сэм шагнул сразу к ней в кабинет: просторный, на контрасте высоких потолков, светлых стен и темной массивной мебели, окнами выходивший в сад.

– Что случилось?

Клотильда сидела в кресле, и нажала отбой, когда он появился. Даже ее непроницаемая маска дрогнула – на губах мелькнула холодная улыбка.

– Ты быстро.

Она развернула к нему ноутбук и включила видео, запись с внутренней камеры Центра. Сэм оперся ладонями о стол, вглядываясь в изображение. В библиотеке было много студентов, но он смотрел только на Ульяну. Она что-то читала с экрана, изредка делала пометки в блокноте. Длинные волосы снова заплела в косу, хотя уже очень давно так не делала, плечи опущены. Отчаянно захотелось оказаться рядом с ней, обнять. Тем неожиданней стало его собственное появление. Точнее, иллюзии. Фальшивка откровенно лапала Ульяну, Сэм рывком выпрямился и сжал кулаки.

– Идиотизм – общая черта иллюзионистов? – прорычал он. – Где этот недоделанный фокусник?!

– У себя в комнате, под арестом, – Клотильда поднялась, обошла стол и кивнула на монитор. – Смотри.

Ульяна оттолкнула иллюзию, в библиотеку ввалился Лемман, который спустя минуту уже был основательно прикован к стене. Иллюзионист дергался в тщетных попытках вырваться из сотворенных ей пут, и Сэм невольно улыбнулся. Ульяна справилась с трансформацией материи на отлично: четко и аккуратно. Ее мастерство растет на глазах.

– Хороший трюк. Тебе есть чем гордиться.

Клотильда сцепила руки перед собой.

– Да, только это грубое нарушение. Если все будут творить такое с людьми, которые нас оскорбляют, мир превратится в хаос.

– Или люди перестанут друг друга оскорблять. Он ее спровоцировал.

– Шеппард, это не шутки!

Она нажала паузу, остановив запись, приблизила изображение. Замерли все: Станислав, хлопающий в ладоши, остальные студенты – подобравшиеся, встревоженные, и Ульяна. Такого выражения в ее глазах он не видел никогда раньше: потухший взгляд, полный отчаяния. Сердце кольнуло.

– Девчонка умеет за себя постоять, но это не ее методы, – Клотильда захлопнула ноутбук и пристально посмотрела на него. – Когда я пригласила ее в кабинет, она сбежала через портал. Портал – после такой трансформации! Она отлично управляется с даром, Сэм, но не рассчитывает силу. Однажды это плохо кончится.

Перед глазами возник изуродованный кухонный гарнитур и Ульяна – дрожащая от страха и холода, даже не понимающая, что силы медленно оставляют ее. Неумение держать равновесие – проблема многих начинающих пробужденных. Что если она израсходовала слишком много энергии и сейчас нуждается в помощи?

– Если так будет продолжаться, я вынуждена буду ее отстранить…

– Где она? – нетерпеливо перебил Сэм.

– Понятия не имею, – Клотильда кивнула на стол, – она оставила пропуск и телефон.

– Почему ты не отследила портал?

– Я тренер, а не нянька.

Время утекало, как вода сквозь пальцы, поэтому Сэм не стал продолжать разговор. Кабинет и Клотильда остались по ту сторону пространственного перехода. Он начал с дома Ульяны, шагнул сразу в гостиную: никого. Заглянул в спальню, затем на кухню – та же картина. Тишина звенела в ушах, напряжение нарастало. Со двора донеслись шаги, Сэм поспешно бросился в прихожую, распахнул входную дверь и столкнулся с Джуной, которая несла пакеты с продуктами.

– Где Ульяна?

– Утром уехала на учебу.

– Позвоните мне, когда она вернется.

– Хорошо.

 Стоило Джуне скрыться за дверями, Сэм поспешно создал очередной портал. Комино и Голубая лагуна, Золотой пляж, Национальный музей в Валлетте, любимые места Ульяны на Гозо – все бесполезно: ее не было нигде. Как же мало он о ней знал, если даже не сумел понять, куда она могла отправиться, чтобы залечить душевные раны.

Каждый новый «прыжок» давался с большим трудом, в ушах звенело, поэтому в следующий раз Сэм шагнул к источнику возле Хаджар-Им, чтобы восстановить силы. Когда взгляд зацепился за хрупкую фигурку в ярко-желтом платье, он не поверил своим глазам. Сердце, бившееся рывками, зашлось в бешеном ритме. Ульяна – живая и невредимая, сидела на камне. Сгорбившись, кутаясь в короткую джинсовую куртку, смотрела на море. Ничего больше не имело значения, важной была только она – женщина, которой он едва не лишился в порыве глупой ревности и жестокого отчаяния.



Марина Эльденберт

Отредактировано: 15.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться