Осколок ледяного озера

Размер шрифта: - +

Осколок ледяного озера

 

                        Осколок ледяного озера

 

23 декабря 2004 года

 

Я выхожу на балкон в потертой и растянутой пижаме. Зябко кутаюсь в старый плед и нервно закуриваю сигарету. Мои пальцы дрожат, я судорожно делаю затяжку и выдыхаю дым. Сухой снег хрустит под босыми ногами. Я проваливаюсь в белый плен воспоминаний. Как Алиса падаю в кроличью нору.

- Я не сплю, - надломлено шепчу ночному мегаполису, сверкающему рекламными вывесками и мигающему витринами торговых центров. И поспешно выныриваю в настоящее, проклиная воспоминания, цепляющиеся пиявками в мой мозг.

Вытираю кровь с прокушенной и опухшей губы и теряю несколько секунд, разглядывая размытую на пальцах алую кровь.

Глупо. Я ищу символы и знаки там, где их нет, и никогда не было.

А в настоящем есть съемная квартира на пятом этаже. Есть балкон, припорошенный снегом, и мои следы босых ступней. Они еще одно свидетельство, что я не заблудший призрак, растревоженный луной.

С высоты пятого этажа козырек подъезда напоминает мне замерзшее озеро. Оно манит меня хрустальным блеском и тайной в глубине вод. Мои ступни мерзнут, и я с трудом делаю один шаг, туда, к самой кромке ржавых перил.

Оцепенение отпускает меня, и город взрывается ночными звуками – лязгам шин на оледенелой дороге, музыкой из тонированной машины и жизнью, ускользающей от меня тучами, гонимыми ветром.

В каждом чуждом мне звуке в этом городе, который я ненавижу вместе с воспоминаниями – есть жизнь. И только в моей квартире царит безмолвие и тишина.

Я гоню от себя мысль перебросить ноги через…чертов кот, его я ненавижу, пожалуй, больше нежели этот город. Этот рыжий комок выскальзывает на балкон. Тушу сигарету в пепельнице, ее замело, и я нахожу ее по очертанию. Делаю этот один шаг, но не в неизвестность, а чтобы поймать мелкого гада.

Кот вырывается, оставляя царапины на моей коже, но мы вдвоем оказываемся в тепле: снег там – за окном, а вот воспоминания всегда со мной.

Я не чувствую своих ступней. Боль на несколько мгновений отвлекает меня от воспоминаний. Хотя нет – это ложь, я помню все.

Я помню этот день, как будто он был только вчера. Я помню этот день в мельчайших подробностях и деталях, о которых пытаюсь забыть, но не могу.

Мои руки все еще дрожат, когда я беру в руки карандаш и блокнот и делаю первую запись в дневнике.

Дневник…его мне посоветовал вести психолог еще два года назад.

- Женя, вам не обязательно делать записи каждый день, но вы можете поделиться с дневником самым сокровенным, тем, что не можете доверить мне.

Прошло два года, а я так и откладывала это решение, навсегда попрощавшись с Владимиром Петровичем, который решил, что я наконец-то смирилась с прошлым. Можно ли смириться со своей виной? Можно ли забыть о боли потери? До сих пор задаюсь этими вопросами. Ведь мне этого не удалось сделать.

А дневник, я так и не осмелилась сделать в нем запись. Страх, что его кто-то прочтет, не позволил. Удивительно, как легко обнажить свое тело и как трудно бывает обнажить душу. Хотя если я буду мертва, возможно, мне будет все равно.

Но я хочу жить, но не знаю – как. Не знаю, как забыть и сделать следующий шаг – в будущее. Да, завтра будет новый день, и я забуду ночные кошмары. Просто мне надо пережить зимние праздники, и я вновь смогу спокойно спать…но только до следующей зимы, снега и льда.

Ночью мне приснился кошмар! Очередной кошмар. Я уже давно сбилась со счета, сколько раз я просыпалась ночами с диким криком. В детстве – в комнату вбегали родители, чтобы успокоить меня, затем в общежитии – будили подруги, а теперь я живу одна, и никто не может помочь мне справиться со страхами и воспоминаниями, не считая крикливого кота, доставшегося мне вместе с ключами от квартиры.

Небольшое озеро за старым добротным деревянным домом, зима, промчавшиеся сани Снежной королевы, холод и осколок ледяного зеркала, застрявший в моем сердце.

Раннее зимнее утро и замерзшее озеро…Во сне я слышу звук коньков, рассекающие лед. А затем треск под ногами! И вот она – кроличья нора, из которой не выбраться, не найти пути назад. И холод, сковывающий и леденящий, тянущий на самое дно. Я путаюсь в зимней одежде, как рыба в рыболовной сети, я бью руками по воде, пытаюсь глотнуть морозного воздуха и захлебываюсь ледяной водой. Легкие обжигает холодом, а крик поглощает вода.

Сегодня я проснулась от пронзительно мяуканья кота, от которого столько раз обещала избавиться, но все еще почему-то терплю его. Я не сразу понимаю, что это я так сильно кричала во сне, что напугала кота. Когда я судорожно включила лампу, то увидела вздыбленную шерсть кота. Он рычал, будто хотел наброситься на меня. Ненавижу кошек. И этот рыжий комок шерсти отвечает мне такой же нелюбовью.

Карандаш в моей руке в какой-то момент превращается в змею, способную меня ужалить. Бросаю его на стол с бумагами и грязными тарелками.

Я ничего не пишу в дневнике – ни одной строки. Не могу. Я сижу, глупо смотрю на белые листки и вспоминаю.

Каждый год на новогодние праздники мы всей семьей ездили в небольшое село «Подборки», к бабушке.

За домом находилось озеро. Зимой вода покрывалась коркой льда. И мы с братьями дурачились, бегая на перегонки вокруг озера, и играли в снежки.

В тот год, старший брат Андрей учил меня кататься на коньках. Было холодно, очень холодно. Щеки и те на морозе моментально покрывались инеем.

Обычное утро. Утро после рождества. Плотный завтрак с поеданием праздничного пирога, обмен подарками, и смех.

Странно, эти мелкие незначительные детали так глубоко отпечатались в моем сознании, что спустя годы, в кошмарах, я отчетливо вижу каждую секунду того утра. Во снах и наяву я проживаю тот день раз за разом.



Марина Халкиди

Отредактировано: 27.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться