Особенности преддипломной практики

Размер шрифта: - +

Глава 19, часть 1

Ильфарийцы остались позади. Они о чем-то между собой перешептывались, и, кажется, даже спорили. 
Вдруг я почувствовала какой-то лёгкий ветерок по ногам. Глянула вниз - а прореха на платье-то полностью затянулась.  Мой изумительный разрез почти до бедра исчез, как не бывало. Да и сам подол разгладился, словно только из-под утюга, и  очистился от пыли и липучек местного чертополоха.  Теперь в  таком платье можно спокойно в город возвращаться, не боясь, что обо мне в очередной раз подумают соседи. Я подняла голову поблагодарить, но принц и Мэльст не  обращали на меня никакого внимания, занятые едва слышным спором. 
- Госпожа Маргарита, - Инвар уверенно взял мою руку и положил на свой локоть. Мы степенно и чинно, как семейная пара, зашагали по дороге к Шанвиллю. Ильфарийцы двинулись следом, продолжая о чем-то тихо переругиваться. - Я так понимаю, что  вы заблудились и эти господа вам помогли выйти к городу. Но, кажется, вчера я  ясно дал понять, что одной вам ходить не безопасно. 
- Так я и не одна была. 
- А в такой компании тем более, - тут же парировал Инвар, - Я видел, что они сделали с вашим домом.
- Ну вряд ли эти господа подняли бы на меня руку.
- Госпожа Маргарита, когда люди не уважают чужой дом, они не уважают и его хозяина.
Я выразительно покосилась на святую парочку. В чем-чем, а в этом кузнец абсолютно прав. Впрочем, чего я  хочу от ильфарийцев, которые считают  всех, кроме себя, низшими животными. Таэль в  ответ безразлично пожал плечами, а Мэльст обогнал нас и преградил дорогу. 
Высокий, темноволосый в черном с серебром костюме да еще  на фоне рыже-красного закатного неба. Гордый взгляд, строгое красивое лицо, подтянутая фигура. Да, сейчас я  отчетливо понимала тех дамочек, кто был без ума от ильфарийцев. Сама разве что слюни не пускала на  этого иномирского красавца. 
- Это моя вина, господин Инвар, - отвечал он кузнецу, но взгляд не сводил с меня. Смотрел в глаза и словно ждал от меня ответа на незаданный вопрос. 
- Да, уважаемый, - кузнец остановился и сложил руки  на груди. Молоточек приставил к ноге, чтобы не  упал, -  это действительно ваша вина.  Госпожа Маргарита любезно предоставила вам свой дом для  переговоров, а вы ей отплатили черным злом за доброту!
Я подняла глаза к небу. Сколько пафоса! 
- Многоуважаемая местра, - и красавец-ильфариец чуть поклонился мне, - была очень великодушна.
- Да я как бы…, - хотела вклиниться в их скандал, но меня не услышали.
- И получила в ответ разгромленный дом, - кузнец ткнул в меня пальцем. - Где ей  теперь жить и как?
- Но я… 
- Насколько  я помню, стены остались, - с намеком уточнил Мэльст.
- И крыша с полом тоже, господин, - кузнец начал уже раздражаться от снисходительного тона эльфа, - но сможете  ли вы сами жить  в свинарнике? 
- Да я… - и опять они не захотели дать мне право высказаться.
- Я готов возместить  ущерб.
- Но при этом, господин, вы не испытываете ни малейших угрызений совести!  
- Увы, нет. Я, скорее, даже рад, что так получилось.
- Рад!?
- Рад? - пискнула я.
- Местра Моргана…
- Маргарита!
- Местра Моргана,  - отчетливо проговорил Мэльст, -  сама добровольно пустила в свой дом незнакомых ей людей! Она ни на минуту не задумалась о том, что это может  быть небезопасно.
- А вот  в  этом я с вами согласен! - и оба обвиняюще уставились на меня.  
Ну, здрасьте! Приехали!
- Во-первых, - я  ткнула пальцем в кузнеца, -  я взрослая женщина и могу сама  решать что и как  делать!  Во-вторых, - и я повернулась уже к  Мэльсту, - я взрослая женщина и могу сама решать что и как  делать, а в третьих, - я обернулась к молчавшему до сих  пор принцу, - я взро…
- Взрослая и можешь решать, - скороговоркой повторил он за мной, - Я это уже слышал.
Но кузнеца было не так просто успокоить. Он явно хотел высказать все, что накопилось, а  накопилось у него очень много. 
- Вы пришли в гости и почти полностью разгромили весь первый этаж в доме госпожи Маргариты. Мебель я починил и хоть теперь она уже не так красива, как раньше, но ее хотя бы  можно использовать. А вот те магические устройства на кухне …
- Что именно? - похолодела я. 
- Большой белый  шкаф, в котором лежали холодные продукты, больше не работает. В нем прожжена дыра размером с голову барана. 
Хана холодильнику. Придется теперь каждый день бегать на рынок за продуктами. Без “большого белого шкафа” разве что овощи пролежат неделю и те  - скукожатся и превратятся в подвид изюма. А хлеб, творожок, маслице, молоко - все на выброс. Я уж молчу про то, что за порчу университетского  имущества меня по голове явно не  погладят и заставят покупать за свой счет. Холодильник стоит примерно полгода моих стипендий. 
- Это все? - с трудом сглотнула я. Горло внезапно пересохло.
- Нет, госпожа Моргана, -  кузнец продолжил уничтожать мои деньги, - Тот маленький очаг… Йонас сказал, что он называется микровка? 
- Микроволновка, - поправила я, с ужасом ожидая следующих слов, - С ней что?
- Тоже самое, что и с большим холодным шкафом. 
Минус год стипендии! А она и так небольшая. А жить мне на что?
Конечно, я получала  от шайнвилльцев деньги за работу. Каждый заказ обязательно оплачивался местной валютой в виде золотых монет. Но по правилам преддипломной практики, я должна вести строгий учет этим деньгам, а раз в месяц возвращаться обратно на Арлиту и в университетской бухгалтерии обменивать иномирскую валюту на наши родные арлитские кроны. Из заработанного я на руки получала всего четверть, остальное уходило в родную альма-матер. Так что,  оритскому золоту я не хозяйка. Можно, конечно, подумать о сторонних заработках в обход финансового журнала, но если об этом узнают  в университете - прощай диплом.   
А ведь еще и комиссия не сегодня-завтра заявится! Ох ты ж, мать моя королева! Что будет-то!?
Хотя, стоп… О чем это я? 
- Значит так, местр, - Валосирэль недоуменно глянул на мое застывшее от негодования лицо, - Раз вы все сломали, то вам и платить.
- Только если напополам с  Сэлгрином ди Андарэ, местра. Ломали-то оба.
- Ничего, он свое заплатит мне, - мстительно пообещала я, - а с вас, местр, новый холодильник и микроволновка! И только посмейте купить самые дешевые!
А ведь  всего лишь минуту назад я считала его божественно красивым. 
Как будто в прошлой жизни. Теперь же я видела в эльфе только счетчик денежных купюр. Маленький, черненький и с зелеными мигающими огоньками.   
- Ваш “разговоры по душам” с его братцем, - я злобно кивнула на до сих пор молчавшего принца, - лишили меня дома, который  принадлежит университету.  Платить за вашу болтовню я не собираюсь! Значит...  
- Да, благородная местра, - Мэльст даже не дослушал, что я  хотела высказать ему, - Завтра же получите все новое через портал. 
Завтра?! ЗАВТРА?! Портал не работает! И не будет работать  еще неделю!
- Как  не работает? - переспросил Таэль и только сейчас я поняла, что выкрикнула последние слова вслух.
- А вот так! - я обернулась к высочеству, - Сдох он, полностью! 
- Что значит "сдох"? - опешил принц. К нему присоединился и Валосирэль. Эльфы обменялись недоуменными взглядами.   
- Разряжен! До нуля! Ни одной искры! Ни единой! И заряжаться ему неделю! - я гневно уставилась на ильфарийцев, - Поэтому никаких “завтра утречком получишь” не будет! В лучшем случае - послезавтра и  то, если господин Валосирэль, который пообещал мне все купить, - и я уперла руки в боки как заправская скандалистка, - вот прямо сейчас рванет в Гардаран. Потому что единственный работающий из двух портал в Орите находится только там...
Хорошо, что меня сейчас знакомые не видели. Такого позорного скандала я  никогда еще не  устраивала. Впрочем, то, что они не видят - не значит, что не слышат. А вопила я знатно! 
По сторонам разлеглись заросшие травой поля, за ними полосатили небо разноцветные крыши деревеньки неподалеку от Шайнвилля. Позади осталось старое кладбище, впереди виднелись городские стены. И мой голос разносился далеко-далеко. В деревне ответом залаяли собаки, обругивая орущую благим матом иномирянку. Наверное даже Сэлгрину, ползающему по полосе Хальта, было слышно, как я опять недовольна его братцем. Кузнец благоразумно в мой скандал не вмешивался, просто молча меня поддерживая и нависая надо мной в качестве своеобразного щита.
- Так что, мои дорогие и многоНЕуважаемые, каким способом вы сюда притащились - таким и бытовую технику мне доставите! - как же быстро я научилась приказывать иномирским принцам. Прям талант!
- Ну я, к примеру,  просто упал сверху, - пожал плечами принц. - Ты же понимаешь, что такого способа доставки холодильник явно не переживет. А Мэльст,  - и он повернулся к другу, - портанулся экстра-порталом из дома. Им, во-первых, не вернуться обратно, он действует только в одну сторону, а во-вторых,  холодильник через него не потащишь, он по габаритам не войдет.
- Твой Мэльст вошел, высочество, и холодильник пролезет!!
- Сомневаюсь, местра, - по-эльфийски изящный и гибкий Валосирэль категорично качнул головой, - К тому же мне  будет сложно объяснить родным и слугам, зачем я пытаюсь протащить холодильник в экстра-портал.
- Поверьте, местр, мне будет еще сложнее объяснить своему куратору по практике, что произошло с университетской бытовой техникой!
- И потом, селянка, что ты так бесишься?!  - Таэль развел руками, - У тебя же есть искровые накопители. Подключи их. 
Я чуть не взвыла от бессильного бешенства. 
- Да нельзя мне!! Как  ты  не понимаешь, твое вшивое высочество, мне нельзя! У меня комиссия из  университета не сегодня-завтра нагрянет, если увидят, что отсутствует  без  уважительной причины хотя бы один накопитель, меня исключат без права восстановления! - заорала я. Все! Сил моих больше не было, - Это тебе, принц, все хиханьки да хаханьки, там повеселился, тут развлекся, а у меня не просто диплом, у меня будущая жизнь зависит от этих трижды проклятых накопителей! 
- Погоди, селянка, но если портал не работает, то как к тебе приедет комиссия? - резонно поинтересовался Таэль.
Хороший вопрос, умный и очень вовремя. Когда комиссия поймет, что  портал у одной из практиканток полностью истощен, то … в общем, я  не знаю, что им на  это отвечать.  Я развернулась на каблуках и взяла кузнеца  под руку. Видеть паршивых эльфов больше не хочу. Ни одного, ни второго. 
- Проводите меня, пожалуйста, домой, господин Инвар.  
Кузнец поднял кувалдочку на плечо, махнув ею так,  что эльфы машинально отшатнулись на пару шагов. Зашагал вперед, уверенно таща меня к городским стенам.
- Вот и получается, госпожа Маргарита, - Инвар словно продолжал наш разговор до  скандала, - что без меня вы не справитесь. Вы  же слабая и хрупкая  девушка, вам  защита нужна. А кто, как не я, вам поможет? 
Домой меня Инвар небось специально вел по главной улице. Хвастался невестой, так сказать. Мы раскланивались с соседями, здоровались и прощались с просто встречными, кузнец успел даже пообещать пару заказов портному и сапожнику. У цветочной лавки столкнулись с Иржиной Дивайн и ее подружками, девушки развеселились и засыпали шуточками на свадебную тему. Губернатор Рилэйн и старик Партанс, сидя на лавочке неподалеку от фонтана и раскуривая трубки, одобрительно махнули, подзывая:
- Господин Верренс, госпожа ведьма, погулять вышли?
Я чуть присела в реверансе.
- Да, мы …
- Да, господин губернатор, - меня перебил Инвар и покровительственно похлопал по руке, - Маргарите надо чаще выходить на улицу гулять. А то все в доме да в доме сидит. Зачахнет совсем над своими зельями.
Старик Партанс пыхнул трубкой, хитро на меня прищурился и широко заулыбался: 
- А погодка-то сегодня какая чудесная.
- Верно, господин Партанс, - и снова кузнец ответил быстрее меня, - очень хороший и тихий вечер. Как раз для прогулок. 
Старик замахал рукой, отгоняя нас:
- Ну, идите, гуляйте, молодежь, - и чуть кругом не осенил, благословляя.
Инвар потянул меня дальше по улице. 
Так и дошли до моего дома. Кузнец поцеловал на прощание мои пальчики, взял обещание запереться на все замки, чтобы меня никто посреди ночи не уволок и не ограбил, попросил разрешения зайти завтра с утречка доделать недоделанное, еще раз напомнил, чтобы я  никуда без него не выходила и не забыла поужинать, там Йонас на столе оставил…
Я запирала за ним дверь с двойным облегчением. Во-первых, наконец-то этот дикий день закончился. Он был слишком наполнен событиями, разговорами, скандалами и я очень устала. Да и Инвар Верренс поначалу будучи скромным и  застенчивым, к вечеру все больше входил в роль официального жениха. Не сказать, что его забота была неприятна, но ее оказалось слишком много. Подавляюще много.  
А спиной я продолжала ощущать взгляд жгучей ненависти, которым меня провожала Иржина Дивайн, несмотря на всю свою веселость.
 …
Сэлгрин оставался на кладбище до темноты. Что произошло с его братом, он уже примерно  представлял, не хватало лишь нескольких деталей. 
Странник поднял с земли очередной ком грязи и вытащил вдавленный в  него волос. Длинный, светлый, вьющийся. Сэлгрин выматерился так, что уши заткнули бы даже портовые грузчики. 



Анна Азарцева

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться