Особенности преддипломной практики

Размер шрифта: - +

Глава 20, часть 1

Ночь прошла странно. Сквозь сон мне казалось, что над домом летает то ли огромная птица, то ли настоящий  дракон. Я слышала мощные взмахи крыльев, высокие заливистые трели, оглушающий раскатистый рык. Казалось, что дракон становился птицей, а птица - драконом. Затем приснился кролик, почему-то зеленый, он превратился в яблоки, которые начали кататься по тарелочке с голубой каемочкой и прыгать сальто через скакалку… 
В общем, полноценный бред уставшего до смерти человека. 
Но сквозь этот бред мне не давал покоя взгляд Мэльста. Я его ощущала даже во сне и все пыталась понять, что же он значит. Все то время, что мы были на кладбище, ильфариец смотрел на меня как-то по особенному. Мягко и в том же время подозрительно. Тревожно и в то же время с лаской. Вопрошающе и в  то же время задумчиво. 
Не знаю. 
Не понимаю, что это значит. 
И не понимаю вообще этого странного эльфа. Странного и очень красивого. 
Черные с серебром одежды, длинный хвост густых темных волос, изысканно бледная кожа. Аристократичные черты лица с тонкими скулами и жестким подбородком. Ироничный изгиб губ. Резко очерченная линия бровей, густые ресницы. И взгляд, загадочный и необъяснимый взгляд. 
Я перевернулась на другой бок. Да что я красивых мужиков никогда не видела? Вон наши братцы Уховы, даром что придурки и хулиганы, но считаются самыми привлекательными парнями на потоке. Инвар Верренс внешне тоже очень неплох. И Сэлгрин с  Таэлем далеко не уроды. 
Только вот смотрели они все на меня не так, как Мэльст.  
Братцы Уховы - как на очередную идею по придуриваться, Инвар - с уважением, боготворением и даже опаской, Таэль - с мальчишеским озорством, а Сэлгрин - словно я мешающая всем мелочь, с которой приходиться считаться.
А Мэльст… 
Мэльст смотрел иначе. Как будто…
Я зло взбила подушку. Да ну его в ильмову хмарь, в самом деле! Еще не хватало влюбится в этого, будь он трижды проклят, ильфарийца. Знаю, чем заканчиваются подобные романы: безразличный он уходит в закат, ибо дева иномирянка, а влюбленная мадам остается рыдать у разбитого окна/корыта/замка, нужное подчеркнуть. И хорошо еще, если дева не беременна. Ильфарийцы не принимают полукровок. Вообще. Никак. 
Выбросила Мэльста из головы и накрылась одеялом. Попыталась выбросить. Да забыть его нафиг, потому что время … ох, мать  моя королева, уже  полтретьего!  Спать же давно пора!
…. 
А разбудила меня вонь. Смачная вонь горящего пластика. 
Я, набросив халат, выбежала на запах, смотреть что где горит и  насколько печальны последствия пожара. “Ароматы” доносились с кухни (кто бы сомневался!). Йонас бегал кругами вокруг деревянного стола, на котором стояла новая … микроволновка?
Да,  это на самом деле новая микроволновка! Белый пластиковый ящик знакомых с детства очертаний с дверцей сбоку ни с чем не перепутаешь. 
А в углу, где еще вчера стоял продырявленный и покрытый сажей холодильник, сегодня красовался здоровенный широкий шкаф цвета слоновой кости. Ой, я сейчас в  обморок упаду! Он же двухкамерный - одно отделение строго под охлаждение, второе - морозилка! Да еще и … Я пригляделась внимательней и чуть не присвистнула от восхищения. Новая техника была известной элитной эльфийской фирмы и явно стоила баснословных денег. Мало того, она была оснащена встроенными вирт-экранами, а охлаждающий отсек холодильника дополнен модулем,  при необходимости увеличивающим объем втрое. И это все мне в обмен на вчерашний простенький небольшой холодильничек и старенькую микроволновку, которая умела только разогревать?!
Ай да Мэльст, ай да красавец! Как говориться, мужик обещал - мужик сделал!
Он стоял рядом с обновками и со снисходительной улыбкой принимал мое восхищение. Прям кот у миски со сметаной, разве что хвостом от удовольствия не вилял.  Таэль был тут же и что-то тихо серьезно вещал другу на ухо. Тот не слушал и отмахивался  от наследника как  от назойливой мухи, не сводя с меня пристального взгляда аля “ну хвалите же меня, хвалите”. 
- Спасибо! - от всей души я поблагодарила Мэльста, - Не знаю,  как вам это удалось за ночь и при неработающем портале, но - спасибо!
- Не за что, местра. - он едва склонил голову, - Я рад, что  сумел вас удивить.
- Да, - оценила я и бросила быстрый взгляд на Таэля, - Удивляют меня каждый день, но обычно приятного в этом мало. У вас получилось. 
Наследник же внимательно следил за Йонасом и на мой выпад не ответил. Младший Верренс крутился вертелом вокруг обновок, отталкивая меня, чтобы посмотреть ближе, и  нажимая на различные кнопочки. Он даже сумел разобраться с вирт-экранами. Холодильник уже показывал сроки хранения различных продуктов, скорость разморозки котлет и заморозки клубники, а микроволновка рассчитывала температуру и время готовности слоеных пирожков. 
Я еще раз обозрела свои подарки. Нет, все таки останусь я без стипендии. Ибо эти два чуда вражеской техники ни за что не оставлю родной альма-матер. Куплю взамен новые и попроще, а эти заберу с собой домой. 
И тут мне в голову пришла интересная идея. Я оценивающе глянула на ильфарийца и забегала глазами по кухне и гостиной, придумывая, что еще можно сломать за тот короткий срок, что эльфы будут у меня гостить. Эх, жаль, всего неделю. Я мало что успею испортить за это время. Хотя при должном умении... Тем более, я же девочка и мои нежные пальчики к ремонту вообще не приспособлены. Надо будет об этом подумать  и держать подальше Инвара. А то с его  идеей “все, что сломано, может быть починено” я никогда не получу  ни новой бытовой техники, ни новой мебели, ни даже занавесочек.
Да, но что же так воняет? Вонь определенно шла из микроволновки. Я открыла дверцу и достала нечто сморщенное, оплавленное и в красный горошек.  В останках посудины с трудом опознала любимый тазик, в котором смешивала травы для эликсиров. Молча подняла мучительно-вопросительный взгляд на Йонаса. 
- Я пробовал как тесто поднимется. Мэтр Аллоисиус в книге “Мой лучший  друг - желудок” так и советует. 
- А в книге нет совета от его лучших друзей ягодиц не трогать незнакомую посуду без разрешения  хозяйки?
С моего молчаливого согласия Йонас кулинарил на кухне и брал всю утварь, что там была, но тазик то лежал в гостиной в шкафу, рядом с комодиком для рунных заклинаний. Это ж додуматься надо залезть туда и вытащить вещь для работы с магией. 
- У вас на кухне, госпожа чародейка, нет нормальной посуды для теста. А у мисочки как раз очень удобная форма, - набычился Йонас. 
- Была, - резюмировала я и выбросила тазик в мусорное ведро. 
Может сагитировать моих иномирских гостей еще и на покупку посуды? 
Хотя нет, не будем  размениваться по мелочам.  
- А где Инвар?
Йонас забегал глазами по кухне. Тааак, что-то явно стряслось.  
- Брата губернатор вызвал рано утром, но на завтрак он придет.
- Кто придет? - не поняла я, - Губернатор?
- Нет, Инвар. Он в  ратуше ненадолго.
А глазки то бегают. 
- Что-то случилось? - моей милой улыбке мог позавидовать аллигатор. 
Йонас взял в  руки полотенце, скомкал его, тут же расправил и снова скомкал уже по краю. Я отобрала замусоленную тряпочку.
- Йонас, что стряслось?
- И… у….  нашли…, - тихо-тихо пробубнил себе под нос Йонас.
- Что?
- Изельду, говорю, нашли, - он  вдруг обозлился, - В камышовых пустошах у Гардарана.
- О как! - неожиданно, однако, - А там она что делала? 
Я точно помню, что в пятнадцати километрах от Шайнвилля девушки не было. Но пустоши… да, они дальше от нашего города и ближе к столице.  
- Хотела поступать в Гардаранскую факультарию, учится на актрису, и экзамены провалила. А пряталась, потому что боялась вернуться домой. Собиралась остаться при факультарии жить  уборщицей, чтобы на следующий год поступить. 
Ничего не понимаю. Она же вроде замуж за Йонаса собиралась, фату вон  вышила красивую, крестами правда. Как так то?
А младший Верренс распалялся все сильнее. Еще чуть-чуть  и заплачет. Я молча подала ему измусоленное полотенце, пусть хоть в него порыдает - все полегче станет.
- Я ж ее  по всему городу искал! На кладбище ночью ходил, даже к вам пришел! - он  промокнул слезы, - Я ж думал, что-то с ней случилось, боялся, что  умерла. А она… Она просто меня обманула, чтобы замуж не выходить! Она, видите ли всегда актрисой мечтала быть. С труппой по миру ездить, из себя всяких королев да принцесс соломенных корчить. Платьица раскрашенные надевать и песенки петь про любовь неземную!
- Ну… актриса из нее  получилась хорошая, - а что я еще скажу? - А в ратушу то твой брат зачем пошел?
- А там сейчас все собрались, - Йонас всхлипнул, но сдержался. Подхватил аккуратно новую микроволновку и поставил ее на стол, где еще вчера зияла дырами старая, -  Губернатор, Изельда, ее родители и Инвар. Он же старший. А поступок Изельды оскорбил нашу семью, значит он как старший должен назначить плату за оскорбление. 
- А ты?
- Видеть ее больше не могу! - отрезал Йонас, - Я для нее и стихи писал, и картины рисовал! Думал, она меня поддерживает, думал мы вместе будем всю жизнь как два листочка на яблоне. Неразлучными как лебеди белые. Я даже песню про это сочинил для нее, хотел на свадьбе спеть в подарок! Было бы так  романтично - мы все в белом стоим под цветущей искалирами аркой, вокруг наши родные и друзья! И я пою для Изельды “Мой родной огонек души, ты со мною всегда останешься...”
Он запел. Душевно и с чувством, но очень громко, визгливо и бездарно.  Я поморщилась, Таэль закрыл уши, а Мэльст ободряюще сжал плечо певца. Сильно сжал, так что Йонас ойкнул и замолчал. 
- Можно я сегодня сделаю простенький завтрак? - жалобно попросил Йонас, - Кашу с тыквой и пирожки. На большее у меня настроения совсем нет.
А я что, запрещать ему буду? Труд - самое лучшее лекарство от разочарования в любви, да и  Йонасу все же сейчас лучше среди понимающих людей побыть. А то вернется к себе домой и начнутся забеги соседей с жалобами, сожалением, расспросами и злорадством.   
Получив одобрение меню, Йонас снова напялил мой любимый цветочный фартучек и забегал по кухне. 
- Ты бы оделась, юная селянка, - Таэль развернул меня к себе, - Нашему  шеф-повару не до твоих голых коленок, ему вон сколько удовольствия в двух коробках привезли, а когда твой  жених вернется, то начнет много и долго говорить о приличиях, - и тут же добавил, - если в обморок не упадет от вида голых ног. У них же тут, как я понимаю, не принято такое мини носить.  
Я глянула вниз. Действительно, спеша выяснить, кто и за что поджег мой дом, натянула первое попавшееся под руку, а оно было арлитского фасона, а не шайнвилльского. Домашние халатики местных дам отличаются от их платьев только меньшим количеством кружев и украшений, а так все тоже самое: корсет, две юбки и панталоны до пола. Я одернула халатик ниже, краем глаза заметив, как вместе с подолом взгляд Мэльста скользнул по моим коленкам. 
- Моя дорогая юная селянка, - вкрадчиво продолжил наследник, - а ты в курсе, что твои будущие родственнички пользуются магическими искрами?
Я ошеломленно замерла. Мне даже в  голову мысль не приходила, что братья  Верренсы - маги. Да не, быть того не может.
- Во, - довольно отметил Таэль, - а я это заметил еще вчера за завтраком. Они вполне умело, и что самое главное, привычно обращаются с искрами. Смотри, что шеф-повар с плитой вытворяет.
Я невольно оглянулась на Йонаса. Тот как раз налил молока в кастрюлю и ставил ее на плиту. Выставил на регуляторе средний огонь, немного поводил ладонью над  конфоркой и огонь зажегся. Йонас еще раз проверил силу пламени, чуть смахнул рукой вправо, уменьшая жар, и принялся чистить тыкву.  
- Не, - я отмахнулась от дурной мысли, - Это может сделать любой ребенок.
- В твоем мире - да, -  согласился  Таэль, - но не здесь, где магии жалкие крупицы. Для того, чтобы использовать магические искры в таком мире, надо быть очень сильным магом. Заметь, очень сильным - он особенно  выделил эти слова.
Я снова обернулась к  Йонасу. Тот носился по кухне, накрывая на стол. Запах гари постепенно перекрывался ароматами пшенной каши с тыквой и свежей выпечки. И тут я вспомнила, как отозвались на мою магию выкованные Инваром розы на кладбищенских воротах. Я ведь тогда отчетливо уловила магическую искру, что пробежала по прожилкам цветка. 
Неужели я проглядела и в Шайнвилле действительно есть маги? 
 



Анна Азарцева

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться