Особенности преддипломной практики

Размер шрифта: - +

1 Глава. Часть 2

- Думаю, вы понимаете, что нашему городу как никогда нужен наплыв туристов.

Толстяк в длинном сюртуке цвета шоколада и лавандовых брюках сидел передо мной верхом на стуле, положив свои пухлые ладошки на спинку. Как многие лысеющие мужчины, толстяк категорически не хотел мириться с потерей волос и зачесывал оставшиеся тонкие прядки с одной стороны на другую, создавая тщетную видимость шевелюры. Хотя там всего-то три волосинки – их даже можно было пересчитать.

- Увы, это не мне решать, - ответила я, с тоской разглядывая веселенькие в мелкий голубой цветочек занавески. Нужны ли Шайнвиллю туристы, понятия не имела.

Мне бы со своими бедами разобраться – всего неделю назад как попала сюда, в этот уютный удобный средневековый мирок, аж сердце радуется. Ни системы «умный дом» в самом жилище, ни супермаркетов в ближайшем доступе, а на другой конец города нужно ехать в лучшем случае в карете. В карете, запряженной парой лошадей! Да я в последний раз живое непарнокопытное видела в зоопарке. Мамочка, забери меня отсюда!

И одеваться приходилось по здешней моде – жесткий корсет, непривычно оголяющий плечи и грудь, многослойные юбки. Хорошо, хоть от панталон я отказалась категорически, все равно под длинными юбками их не видно.

Самое что ни на есть средневековье! С небольшими уточнениями, но все же.

Эх, знала бы я куда меня преддипломная практика забросит, переиграла бы тот злосчастный жребий, в который меня, нагло обманув, вовлекли мои сокурсники.

Толстяк кашлянул, вновь привлекая мое внимание. Он представился владельцем турагентства «Золотая речка» и, как выяснилось после его многочисленных словоизлияний моей небесной красоте, очень хотел предложить мне чрезвычайно выгодное дельце.

Правда, взгляд директора был далек от уважительного. Так обычно смотрят на девиц легкого поведения в кабаках, когда выпита уже третья кружка пива и хочется поразвлечься. Но не признаваться же в этом настоящей чародейке, пусть и недавней выпускнице Академии.

- Как раз и вам решать тоже, моя дорогая и многоуважаемая ведьма!

- Эм… чародейка, с вашего позволения, - поправила я его. За ведьмами все-таки закрепилась несколько негативная слава, поэтому я была категорически против подобного обращения.

- Да, да, конечно же, - он не сводил с меня масляных глазок, - Туристы — это отличный источник дохода для города в частности и страны в целом. Мы дадим горожанам новые рабочие места, ведь туристы так любят всякие сувениры. Откроются новые трактиры и кабаки, - при этом толстяк мечтательно вздохнул, прикрыв глаза, - Мы сможем…

- Что вы хотите конкретно от меня? – оборвала я этот нескончаемый словесный поток.

- Сущий пустяк, моя дорогая! Мизер! Песчинку! Я не смею даже думать о том, чтобы загрузить вас при той важности вашей работы…

- Но вы все-таки здесь, да? Значит об этом подумали. Ближе к делу!

Не нравился мне оптимизм этого толстяка. Слишком уж он… наигранный, что ли. Фальшивый. А когда так широко тебе улыбается представитель сферы услуг, значит, предлагает что-то явно гниленькое.

- Всего-навсего стать одним из наших экспонатов! Пустое дело, многоуважаемая ведьма!

- Чародейка!!

- Ну да, верно, верно, - он снова раздел меня глазами и облизал тонкие губы.

В который раз пожалела, что одела сегодня бордовое платье из тех, что было пошито для меня в Академии. Вырез на нем не сказать, что очень большой, но толстяк сумел каким-то образом заглянуть в самые укромные уголки декольте.

Надо было сверху еще плащ с капюшоном накинуть для полноты картины.

И затянуть завязки под горло.

И на пуговички еще застегнуть.

Я многозначительно кашлянула, возвращая толстяка к нашему разговору, и встала с кресла.

- И как вы видите мою работу этим … хм… экспонатом?

- О-о-о, ничего сложного, моя дорогая! Абсолютно ничего сверхсерьёзного и трудного, но…! Но за эту работку мы платим хорошие деньги. Пятнадцать золотых! Как вам, госпожа ведьма? – толстяк хитро улыбнулся, - Целых пятнадцать золотых за то, что к вам раз в неделю будет приходить делегация из десяти человек, и вы им расскажете, как помогаете людям, как стали ведьмой…

- Чародейкой! – толстяк уже действовал мне на нервы, что лично для него было чревато большими проблемами.

- Да, да, вы правы, моя дорогая! Именно так! Ну что, что скажете?

Хм, занятно. На пятнадцать золотых в этом мире можно купить стельную корову, для деревенских это серьезные деньги. Для горожан, впрочем, тоже немалая сумма – обычно столько зарабатывает гончар или кузнец за месяц. А тут получается – выйти на десять минут, рассказать, как я лечу и колдую, и получить в ответ мешочек со звонкими монетами?

Против дополнительного заработка Академия не возражает, по крайней мере, наш куратор об этом в инструктаже не упоминала. А что не запрещено – то разрешено, верно?

Собственно, что я теряю?

Меня разбудил стук в дверь. Настойчивый такой, словно дятел по затылку долбил.

Я со стоном оторвала голову от подушки посмотреть на часы и рухнула обратно.

Восемь утра!?

Ну их к лешему, кто бы там ни пришел! Полночи пришлось варить зелье от подагры для старика Партанса, затем настаивать эликсир правды по заказу купца Виррита, а настойку весенних цветов на меду переделывать, потому что на проверку ландыш оказался подлипником обыкновенным и с таким трудом утром сваренное снадобье скисло за день.

Да пусть все катятся куда подальше, я спать хочу!

Я так умоталась за ночь, что не стала подниматься на второй этаж и разбирать кровать, а упала тут же в гостиной на диване.

Стук повторился.

Да это уже не стук, это набат настоящий! Долбили в дверь так, словно хотели ее выбить.



Анна Азарцева

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться