Особенности преддипломной практики

Размер шрифта: - +

11 Глава. Часть 1

Будила я Странника каждый час, как и обещала. Во второй раз уговоры выпить вонючую гадость  в качестве лекарства прошли быстрее. То ли он смирился, то ли просто еще спал. В третий - даже уже не спорил, лишь покорно выпил и снова отвернулся к стеночке. А вот потом началась форменная истерика. То он отказывался вставать, то зажимал себе рот руками и той же подушкой, то сыпал руганью и угрозами, что он со мной сделает, то... В общем, мне спать ночью почти не пришлось. Каждый час засыпала на двадцать минут, чтобы потом встать и разогреть отвар, разбудить-растолкать пациента и с силой и уговорами влить в него эту дрянь. Но результат был налицо. Поутру ди Арданэ смог самостоятельно, хоть и вися на моем плече, сходить  в туалет. 
- Мне нужно выйти! - заявил он мне, когда я в очередной раз зловеще нависла над ним с кружкой.
- В мир иной? - бессонная ночь и тонны эмоций превратили меня в злобное существо, сыплющее сарказмом и с полным отсутствием хоть какого-то сострадания к своему пациенту. А на то, что ильфариец - представитель древнего рода, приближенного к императору, мне стало давно плевать.  
- Не дождешься! - он вытаращил на меня глаза и сделал очень многозначительное лицо, - Мне нужно!
На что он намекал, я догадалась почти сразу, но уж очень хотелось поиздеваться над жаждущим цивилизованных удобств ильфарийцем.
- Верно! - я сделала вид, что только сейчас вспомнила, - Памперсы! Где-то лежали памперсы! Деточка хочет в туалет - значит, деточке нужны памперсы! 
Обиде в глазах Странника я порадовалась. Честно.
- Я, по-твоему, ребенок, что ли? 
На “ты” мы перешли, кажется, на пятой пробудке. Или на шестой. Тогда мой словарик выразительных ругательств очень серьезно пополнился. 
- Ой, а ты себя уже взрослым мужчиной считаешь? Какая наивная прелесть! Твои истерики заставили меня в этом усомниться! - и протянула ему уже даже мне надоевшую кружку. Странник привычно отшатнулся, но тут же откинул одеяло, явив миру длинные стройные ноги в черных брюках с  алыми лампасами. От форменного мундира и сапог эльф избавился на третьей пробудке, оставшись лишь в  белой рубашке, брюках и носках. 
- Да иди ты в …, - бросил он мне и спустил ноги на пол. Тут же устало согнулся и задышал, словно только что пробежал марафон, - Где туалет? Ты в меня столько этой дряни залила, что мне … 
- Не хочешь памперсы, тогда - вот!  
Я с довольным видом достала из-под кровати ночной горшок. Фарфоровый белый с синими цветочками по ободку и ручке. Честно, заранее его туда не ставила, видимо, он шел в базовой комплектации к домику с башенкой, что нам предоставили горожане.   
Странник медленно поднял на меня раздраженный взгляд.
- Я, конечно, могу им воспользоваться, но тебе придется мне помогать. Как видишь, я встать-то еле могу, где уж там раздеться! 
Ха, он думал меня этим смутить?
- Раздеться я тебе помогу, уж так и быть..., - я сложила руки на груди.  
- Неужели есть опыт в раздевании мужчин? - и кривая язвительная улыбочка. 
- Не переживай, я быстро учусь. Но доверишь ли ты свое хозяйство моим неопытным рукам? 
А теперь улыбочка превратилась в широченную наглую ухмылку.  Глазки заблестели, бровки заиграли. Ну прям мачо-мэн, честное слово. Если забыть про то, что он едва может руки поднять да в туалет сходить. 
- Так юная селянка еще девственница!  Какое занятное открытие! 
- Штопор свой только не потеряй, - заботе в моем голосе позавидовала бы самая ласковая мать. 
- Если захочешь, клисса,  - он широко развел руками, словно пытаясь обнять меня. Хотя, в его случае это будет именно попытка, - я в любой момент тебе с этим помогу!
Я саркастически подняла бровь: 
- Ты сам только что заявил, что даже встать толком не можешь! Как, штопор-то удержишь или и в этом помогать придеться? 
И заканчивая уже порядком надоевшую мне перепалку, направилась к  двери. Горшок поставила на пол рядом с выходом. Я прекрасно понимала, что ильфариец слишком горд для того, чтобы использовать его по назначению. Но не отказала себе в тайном удовольствии посмотреть, как Странник с большим трудом поднимается с постели и, пошатываясь и поминутно хватаясь за все, что попадалось под руку, идет к двери. Мне было его жаль? Да, разумеется. Где-то очень далеко внутри. 
Ди Арданэ добрел, наконец, до входной двери и устало привалился к стене. 
- Твоя взяла, клисса, - он мрачно кивнул, - Сейчас мне без тебя не справиться.
Я в принципе ждала чего-то подобного.
- И?
Ответом мне  был донельзя жуткий взгляд, обещающий все существующие пытки.
- Прошу твоей помощи, клисса.
Моя бровь взметнулась вверх. Странник отвел взгляд:
- Прошу твоей помощи, местра.
Ну, наконец-то. А он, оказывается, умеет говорить нормально, без оскорблений. Кто бы мог подумать.!
Я тяжело вздохнула, чуть задумалась, делая вид, что принять решение по этому вопросу для меня архи-сложно, но затем подставила плечо:
- Обопрись как следует и не бойся, я девушка сильная.
Косой взгляд и чуть заметная усмешка  на губах:
- Я это только что заметил.
До туалета мы  добрели более-менее благополучно. Вопреки ожиданиям, эльф от моего  присутствия при интимном таинстве  отказался, лишь попросил постоять за дверью на всякий случай. Мог бы и не просить, я и так  это собиралась сделать. А то мало ли, вдруг упадет еще ненароком. У него и так голова ударенная, не хватало еще сотрясения остатков мозга. Потом дошли обратно и я его уложила в постель. 
- А ты смелая, клисса, - он снова укрылся одеялом по подбородок, - Со мной так никто никогда еще не разговаривал. 
- Да, местр, - я уже выходила из комнаты, - Жизнь полна неожиданностей. 
Закрыла за собой дверь и не  слышала, что он мне ответил. Пусть привыкает, ему здесь жить еще шесть дней и восемнадцать часов.
Но жизнь на самом деле полна неожиданностей. Особенно, если они случаются в восемь тридцать по местному времени. Не скажу, что это очень рано, но учитывая мою бессонную ночь…  
В дверь позвонили. Кому-то в  такую рань приспичило попросить помощи у чародейки. Открывать очень не хотелось. Мне бы сейчас в  теплую постельку и заснуть бы часов на десять. Я зевнула так  широко, что побоялась сломать челюсть. Не буду открывать. Пусть неопознанная жертва поживет подольше. 
Но звонок повторился. 
И снова повторился.
И еще раз. 
- Да чтоб вас! - психанула я, отправившись открывать, - Утра! Недоброго! Что слу...
На пороге стояли мои вечерние невестоискатели - Йонас и  Инвар. 
Худющий Йонас смотрелся еще более тощим в черном приталенном камзоле с темной рубашкой и такого же цвета плотных штанах, обтягивающих его ноги. В руках он держал какой-то прямоугольный объемный кулек, обтянутый тканью. Инвар же снова был одет как  на праздник - светлая куртка, жилетка и рубашка с галстуком. На мощных ногах такие же штаны, как у брата, а сапоги были тщательно вычищены до зеркального  блеска. 
Йонас до такой степени лучился радостью встречи, что стало аж противно от  его жизнерадостной улыбки.  
- Доброе утро, госпожа ведьма! А мы к вам!
Я недовольно сощурилась на утреннее яркое солнышко и смерила взглядом костюмчик неудавшегося женишка:
- Кого-то уже хоронишь, Йонас?
- Вы смешная! - он хохотнул в ответ и быстренько проскользнул в дверь мимо меня. 
- Рад снова вас видеть, госпожа Моргана, - Инвар чуть  поклонился, - Мы не очень рано?
- Да как сказать..., - проговорила я, следя за Йонасом. Тот уже направился прямиком  на кухню.
- Госпожа ведьма, Изельда не нашлась? - крикнул он по пути к плите, - Нет? Ну и ладно, - тут же заглянул в кастрюлю с лекарственным отваром и громко выдохнул, - Фу, какая гадость! - и крикнул уже брату, все еще стоящему в  дверях, - Видишь, Инвар, я ж говорил, что госпожа ведьма готовить не  умеет!



Анна Азарцева

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться