Особенности преддипломной практики

Размер шрифта: - +

11 Глава. Часть 2

Инвар виновато посмотрел на меня и неуклюже протянул букет полевых ромашек. Свежих, только что сорванных. На лепестках еще блестели капельки утренней росы.
- Вы уж извините его, госпожа Моргана, Йонас всю ночь рассказывал о том, что вы …, - он тяжко вздохнул, - что у вас … ну, не очень получается на кухне.
Пфф, тоже мне, кулинар-любитель. 
Я скептически посмотрела на ромашки, затем - на кузнеца. Букет был, конечно, большой и очень красивый, но…
- А это в качестве извинения за вчерашнюю прогулку на кладбище, - оправдался Инвар. - Да и потом с упавшим на вас тоже не очень хорошо вышло. 
Я решила уточнить детали. Так, на всякий случай.
- Господин Верренс, вы извиняетесь за то, что кто-то совершенно неизвестный всем нам открыл межмировой портал и из него на меня выпал Странник? 
Инвар смутился. Покраснел. Даже начал чуть пошаркивать по земле новым, начищенным до зеркального блеска сапогом.
- Или что вы, беспокоясь о моей репутации, пытались отговорить от  сомнительного действия тащить этого выпаденца к себе  домой?
Он снова тяжело вздохнул. Ну как ребенок, честное слово. 
Я устало перевела взгляд на улицу. Денек-то какой чудесный: солнечный, радостный. Синее небо, зеленая травка, птички поют. Домики как игрушечные. Красота да и только! 
Через два дома от моего госпожа Вилкс вытащила матрасы и развешивала их на специально натянутых веревках для просушки. Она заметила мое внимание и приветственно махнула рукой. Я кивнула в ответ. 
Напротив дома Вилксов Хильда Бреннинг пропалывала лилии в небольшом палисадничке. Чуть дальше веселились ее сыновья Йолла и Йюдин. Мальчишки порой  заигрывались, за что получали от матери грозные окрики и обещания немедленно выпороть, впрочем, это не особо помогало и задорный детский смех и крики снова звенели по улице.  
Отличный выходной в провинциальном небольшом городке. 
И я - злая, раздраженная, донельзя уставшая, невыспавшаяся и готовая сорваться на первом, кто попадется под руку.  
Но Инвар… Не хочу его обижать. Хороший он, заботливый. Я ведь вижу, что у него ко мне определенные чувства, и знаю, что допускать подобного нельзя. 
- Спасибо за цветы, господин Верренс, - поблагодарила Инвара и окунулась в ворох белых ромашек. Легкий аромат цветов, пушистость мелкий листиков и лепестков заставили меня на миг даже позабыть об усталости.
Несмотря на ранее утро, некоторые дамы уже вышли на променад. Иржина Дивайн с подружкой под ручку в красивых выходных платьях и с кружевными зонтиками от солнца  степенно вышагивали по дороге к городскому рынку. Увидев нас на крыльце, девушки остановились.
- Госпожа ведьма, господин Верренс, - они присели в коротком реверансе, - Какое чудесное утро, верно?
- Просто замечательное, госпожа Дивайн, - я улыбнулась очень широко, аж челюсть свело,  - Как ваш братец поживает? Его все еще мучает геморрой? Я думала зайти к вам сегодня ближе к обеду. 
Улыбка Иржины стала немного болезненной, словно я сказала о чем-то неприличном. Может, ей мой вопрос про геморрой не понравился? Ну так я ж ведьма, какие мне приличия? 
Она боязно глянула на кузнеца, но тот вежливо сделал вид, что ничего не заметил и не  услышал. 
- У Алвиса все в порядке, госпожа ведьма, - и еще один быстрый взгляд в сторону Инвара и затем почему-то на мой букет ромашек. - Думаю, нет нужды вас беспокоить.
- Что ж, тогда удачного  вам дня, госпожа Дивайн.
- И вам, госпожа ведьма, - и она присела так низко, что даже мне стало видно очень много в ее декольте.  А уж кузнецу-то при его росте… Он кашлянул и ответно попрощался с девушками.
Мне показалось или Иржина действительно пыталась привлечь внимание Инвара?  
Девушки уже скрылись за поворотом и я только хотела продолжить милую беседу с недавним невестоискателем, как в этот момент на кухне с громким дребезгом упала кастрюля.
- Да чтоб тебя! - я резко обернулась. 
Йонас с радостным смехом ее поднял и пытался пристроить на стол, где уже разложил все то, что  принес в кульке, - толстую книгу, несколько маленьких баночек и пара больших деревянных ложек с длинной ручкой.
Я ошарашенно смотрела, как парень начал сыпать муку в мою любимую пластиковую  миску, в которой я смешивала волшебные эликсиры. 
- Это еще что за самоуправство?! - и направилась в дом устраивать кое-кому знатную головомойку. 
Инвар вошел вслед за мной, закрыл за собой дверь и тут же начал  заступаться за брата:
- Он сказал, что вы вчера разрешили ему готовить на вашей иномирской кухне. Йонас всю ночь не  спал, перебирал свои кулинарные книги. Все решал, что первым попробовать. 
- Но мы договорились только об одном ужине и тот лишь в качестве  оплаты за поиск Изельды. Я не разрешала приходить сюда каждый день.
- Вы уж простите его, госпожа Моргана, - повторил Инвар, - Йонас на самом деле превосходный повар, пусть попробует. Ему очень интересно!
Ох, как мне это напомнило далекое уже детство и мою драгоценную бабулю. “Ты уж прости братишку, Сашенька еще маленький, пусть поиграется”. А Сашенька разорвал мой альбом с рисунками и сломал любимую куклу.  
И Инвар туда же - Йонас еще маленький, пусть поиграется?
Кстати, “превосходный повар”, уже успевший нацепить мой фартук в розовый цветочек,  замешивал тесто, читал на ходу рецепт чего-то печеного с малиновым вареньем и попутно напевал веселую песенку. 
- А горюет-то как, бедолага, - да, я злая сегодня. Потому что не выспалась. -   Ваш брат всегда  такой веселый после пропажи любимой невесты или это у него истеричное?
Инвар, получив мой позволительный кивок,  уселся в одно из кресел и по-доброму усмехнулся:
- Да они с детства  дружат. Не думаю, что Йонас влюблен в Изельду, скорее он просто не смог найти кого-то другого. Сами знаете, госпожа Моргана, какие у  него интересы. Не каждая девушка захочет выйти замуж за парня, который стишки сочиняет, правда, весьма паршивые, да картинки рисует, - и открытый, можно сказать, откровенный взгляд на меня. Многоговорящий. - Женщине нужен мужчина работящий, хозяйственный, ответственный... 
- Как вы? 
Инвар смутился. Начал осматриваться, выискивать что-то взглядом на потолке. 
- Я беспокоится за вас, госпожа Моргана. Вы вчера так упали сильно и еще этот ваш больной… 
А кузнец, оказывается, разбирается в  людях. Вон как удивительно точно заметил - Странник определенно больной. 
- Поэтому, брат не спал всю ночь, - задорно пропел Йонас, пробегая мимо меня со сковородкой. 
Ладно, пусть занимается  на моей кухне. Может, что вкусненькое приготовит, а то время  для завтрака уже подошло, а мне кашеварить сейчас ну никак не хотелось. Я положила букет на стол и  упала в соседнее с Инваром кресло.
- Какое совпадение, я тоже не спала. 
- Правда? - Инвар аж просветлел. 
- С пациентом носилась, - я  жестоко опустила его на землю, - Каждый час поила тем отваром, что ваш братец принял за мое искусство кулинарить. 
Йонас резко остановился и ошарашенно посмотрел на меня:
- Так это было лекарство?
- Ну не супчик  же. 
- И вот это пить каждый час? - его глаза становились все круглее и круглее, а челюсть все ниже и ниже, - Вы жестокая женщина, госпожа ведьма.
- А ты предлагаешь, - я очень удивленно уставилась на Йонаса, словно не подозревала за ним подобных склонностей, - ему всю пятилитровую кастрюлю за один раз скормить? Это кто еще из нас садист и изувер?!
По гостевой, где мы сидели с Инваром, потянулся новый запашок. Словно где-то что-то начало пригорать. Йонас встрепенулся, обернулся и, громко выругавшись, полетел на кухню. 
- Хорошо, - решила я подвести итоги утра, - Повара вы мне привели, цветы подарили, за бурную ночь в обществе четырех, а потом и пяти мужчин, извинились...  
Мой намек кузнец сразу понял.
- Я после вчерашнего подумал, может, вам помощь какая нужна? 
Мне? Помощь? Что ж у нас вчера ночью такое произошло, по мнению господина Верренса, что меня перевели в ранг недееспособных?
- Наверняка ведь у вас полочка может где отвалилась или у стола ножки расшатались. Вы ж девушка, куда вам с молотком да гвоздями?
Сказать ему, что я только на той неделе, поленившись тратиться на магию, сама починила сломанную дверцу шкафа, или пусть так и живет в неведении? 
- Вообще-то я чародейка - осторожно напомнила про свою профессию и щелкнула пальцами, вызывая небольшой пылающий синим светом шар.  
- И что? - моя демонстрация его совсем не  впечатлила, -  Госпожа Моргана,  вы в первую очередь молодая хрупкая красивая девушка... 
Насчет молодой и красивой - не спорю, это Инвар точно уловил, но - хрупкая? Он от брата своего набрался таких романтических выражений или кто-то еще помог со словарным запасом? Я очень хотела ему  ответить прилично, даже воздух уже набрала для длинной тирады, но тут на пороге гостиной возник мой ночной кошмар. Странник собственной персоной, держа в  руках… мои регистрационные  документы?
- Так значит, юная селянка - студентка Университета магии, - довольно потянул ильфариец, словно узнал какую-то страшную тайну.- То-то я смотрю, твое лечение очень похоже на убийство с особой жестокостью!



Анна Азарцева

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться