Особенности преддипломной практики

Размер шрифта: - +

13 Глава. Часть 1

На базар я решила заглянуть после визита к губернатору. А то еще не то подумает, увидев меня с сумками, полными продуктов. С другой стороны, нечего за мной стражников посылать, не на арест же приглашал!
Эх, какая идея роскошная пропала! Надо было бы и в самом деле захватить одеялко и цветастый шерстяной платок для холодных ночей и какой-нибудь музыкальный инструмент скрасить тоскливые арестантские дни. Пианино, например. Играть не умею, но как раз было бы время научиться. Ну да ладно, при встрече намекну ему, что он увидит в следующий раз, если вновь додумается отправить за ведьмой такое сопровождение. 
Не спеша, прогулочным шагом вместе со стражниками я направлялась прямиком к городской ратуше. По пути со мной заговаривали знакомые горожане. Кто-то интересовался, за что меня задержали, кто-то выяснял к кому ж теперь обращаться, раз ведьму сажают в тюрьму. И тем, и другим я с милой улыбкой объясняла, что ведьму не арестовали, она идет просто побеседовать с губернатором о городских проблемах. Да, особенно о проблемах на кладбище: цветочки не посажены, дорожки вовремя не подметаются, грязно настолько, что мусор аж на головы добропорядочным ведьмам с неба падает. А стражники - всего лишь эскорт для особо важных персон. Те в ответ подтверждали - да, ведьму губернатор пригласил для беседы и если у кого-то срочное дело, то пусть спокойненько подходят на прием ближе к обеду, ведьма всех примет.  Добрые люди! Заботливые, великодушные! Я-то думала завалиться спать, а эти сострадательные работу мне приглашают. Вон, госпожа Мейзин уже загорелась прибежать, у нее беда с рассадой укропа. И господин Харнс тоже обещал заглянуть - с вечера потерял рубанок, найти надо бы. И юная Элиза Мирт... 
В общем, прогулка в обход рынка была совсем не скучной. 
Городская ратуша представляла собой красивое двухэтажное здание с двумя башенками. На нижнем этаже развернулся гарнизон стражи, казна и арсенал, а над ними находились приемный зал, зал собраний городского совета,  отделение шайнвилльской полиции и архив, а также рабочие  кабинеты губернатора и казначея.  
Губернаторов шайнвилльцы избирали сроком на десять лет из числа именитых и всеми уважаемых горожан. Претендент на пост главы города должен был быть кристально честен, не замечен ни в каких махинациях и взятках и обязан думать в первую очередь о нуждах города. 
За два месяца моей жизни в Шайнвилле администрацию я посетила от силы раз пять, но губернатор Рилэйн оставил о себе хорошее впечатление. Он был ответственен, справедлив и доброжелателен к иномирянам. Просто так никого не обвинял, всегда прислушивался к предъявляемым доказательствам. Так что, насчет темы разговора я, в принципе, не беспокоилась. По технологии портал черпал магическую энергию с двух сторон. С одной он открывался, с другой - поддерживался, чтобы не захлопнуться не вовремя. Любой маг подтвердит, что кладбищенский портал был открыт из другого мира, а знаний и опыта   чародейки-практикантки не хватило бы, чтобы поддерживать его самостоятельно на Хальтовой полосе.  
Губернатор Рилэйн встретил меня в своем рабочем кабинете. Уже это подсказало, что никаких претензий по поводу развороченного кладбища мне предъявлять не будут. Иначе бы меня ждали в приемном зале, битком набитом горожанами и стражей. Кабинет господин  Рилэйн обставил по собственному вкусу и тот полностью характеризовал своего хозяина - мебель была простой, громоздкой и на первый взгляд очень неудобной. Но только на первый взгляд. Стоило хоть раз сесть в одно из кресел и вставать из него уже не хотелось. Так же и губернатор - когда я в первый  раз его увидела, то решила, что он грубый и неотесанный мужлан, воспринимающий магию как нечто чужое и чуждое своему миру.  На самом же деле, мэтр Рилэйн был очень вежлив, воспитан и любые начинания, которые пошли бы на благо города, принимал если не с восторгом, то с явным одобрением. С ним было интересно поговорить и  он не считал простых людей отребьем. Даже к преступникам относился с уважением и старался понять их проступок. 
Высокий, почти  с Инвара Верренса ростом и объемами, мэтр Рилэйн носил роскошные длинные усы и окладистую бороду. Одевался он просто и без изысков - коричневый камзол из хорошего сукна, под ним - атласный жилет с белой рубашкой, на ногах черные плотные штаны. 
Он лично открыл мне дверь, как только я постучала.  
- Госпожа чародейка! - губернатор припал к моей ручке губами, - Рад, очень рад видеть. Как поживаете? Все ли устраивает? Никто не беспокоит?
Я присела в коротком реверансе и бросила взгляд вглубь кабинета. У дальнего окна стоял еще один человек, но из-за большой спины мэтра Рилэйна, я его толком не  могла разглядеть.   
- Я тоже рада вас видеть, мэтр. Никто не беспокоит, устраивает все, живу хорошо.
- Рад, очень рад! - он похлопал покровительственно по моей ладони, что все еще была в его руках, - Может быть чаю? Дэлги? Есть даже ваш иноземный кофе.
Чаю я и дома напилась с оладушками, для кофе еще слишком рано, а дэлги был легким травяным напитком с небольшим градусом алкоголя. Его обычно пили охлажденным и сейчас он был бы очень кстати - уже сейчас на улице разгоралась летняя жара. Но пить слабый алкоголь даже с разрешения должностного лица, чья печать  и подпись будут стоять в моем дипломе, несколько чревато.     
Поэтому  от напитков я отказалась и попросила перейти сразу к делу.
- Мы наслышаны о ночном происшествии, госпожа чародейка, - в улыбке губернатора я почему-то увидела опаску и настороженность, - Вы на кладбище, с вами несколько уважаемых членов города, открытый нестабильный портал в другой мир… Не расскажете нам поподробней, что же произошло? 
А вот про нестабильность разлома на Хальтовой полосе я никому не говорила.  И решила заодно уточнить:
- Нам?
В ответ губернатор отошел в сторону и я  наконец смогла разглядеть гостя. Это был высокий светловолосый мужчина в темно-синем шелковом камзоле и белых брюках. Дорогая вышивка на манжетах, из нижнего кармашка жилета торчали золотые часы, цепочка от них крепилась к расшитой серебром пуговичной петельке. Он был одет как типичный богатый шайнвиллец, но иномирянина в нем выдавали уши, чуть удлиненные и заостренные. Такие я пол-ночи наблюдала у своего  пациента. Гость губернатора оказался ильфарийцем. 
- Мои приветствия, местр, - я присела в реверансе.
Он обернулся. Ильфариец оказался старше моего пациента и … страшнее. Нет, он был красив, как и все эльфы, - высокий, стройный, с правильными чертами лица. Сила чувствовалась в каждом движении и даже вздохе. Но взгляд его темно-синих глаз был ледяным настолько, что морозил на ходу. Я в буквальном смысле начала дрожать от озноба. И напряжения. Видимо, это привет от Ольги Леонидовны. Она же сообщила в Корпус Странников о моей неожиданной находке. Следовало ожидать, что те захотят проверить информацию и помочь, чем смогут, своему коллеге.
- Сэлгрин ди Андарэ, - холодно представился он, - Четвертое подразделение  Корпуса Странников. 
Родственник, скорее всего близкий. Скорее всего, брат. Помнится, Таэль как-то обронил, что даже брат с ним так не разговаривал, как я. Что ж, теперь верю. От Сэлгрина за километр разило той высокородной спесью, что у Таэля лишь местами пробивалась. 
- Маргарита Рогова, Арлитский Университет магии. В Шайнвилле на преддипломной практике.
- Местра Рогова, - он едва заметно склонил голову. 
В его взгляде не мелькнуло ни единой капли того удивления, что я увидела у своего пациента. Сэлгрин знал, кто я такая.
Хотя, было бы глупо, если б не знал.  
- Так что же произошло на кладбище, местра? 
Я рассказала все, что знала и видела. Не скрывая и не приукрашая ничьих ролей. 
И про пропажу невесты Йонаса Изельды, на что мэтр Рилэйн сочувственно покачал головой, и про межпространственный разлом на полосе Хальта, и про свалившегося мне на голову Странника. Мэтр задавал по ходу рассказа наводящие вопросы, Сэлгрин выслушал без эмоций и комментариев. Лишь когда я закончила рассказ, он спросил:
- Уважаемая местра Рогова, - с его бесконечным льдом в голосе это прозвучало  как  “уважаемая беспородная клисса”, - Ваш пациент, которого вы вчера приволокли с кладбища, похож на этого человека?
И показал мне карточку. Обычную фотографию на обычной пластбумаге. С нее на меня смотрел Таэль. В других, типично эльфийских одеждах, дорогих и богато расшитых, но это точно был он, мой ночной пациент. 
- Вы можете соврать, местра, правду я знаю. Мне сейчас важно, чтобы ее подтвердили вы.
Я смотрела на этого ильфарийца и мне вдруг стало отчаянно жаль Таэля. Кем бы Сэлгрин не приходился моему ильфарийцу, вряд ли между ними процветала  крепкая дружба и  родственная любовь.  
- Да, это он, - Сэлгрин кивнул, словно другого ответа и  не ждал, - Вы хотите его забрать  с собой?
- Было бы неплохо.
Я категорично отказалась:
- Сожалею, местр ди Андарэ, но мой пациент пока не может пройти через портал. Он слишком слаб для этого.
Бровь ильфарийца чуть поднялась, выдавая его удивление. 
- Слаб?
- Да. Судя по всему, вашего коллегу кто-то сильно ударил по голове и вытянул всю магию. Ко мне он попал в бессознательном состоянии и почти без сил. Физические силы я ему вернула, но я не мастер и не врач. Многого не ждите.
Ильфариец нахмурился и задумчиво заходил по кабинету губернатора.  Подошел к окну и что-то там начал высматривать, затем остановился у стола, перелистнул какой-то журнал, покрутил в пальцах гусиное перо. Сложилось  впечатление, что это кабинет местра ди Андарэ, а не мэтра Рилэйна. 
- А что с Изельдой, госпожа чародейка? - губернатор неотрывно следил за перемещениями Странника, - Вы  нашли хоть какие-то ее следы?
- Нет, мэтр. К сожалению, никаких следов на расстоянии пятнадцати километров, по вашему - девяти миль. Боюсь, ее утянуло в портал, если не хуже.
- Хуже? 
Если вдруг она стояла на месте открытия портала, то ее могло просто разорвать на молекулы. Это мельчайшие…
- Я знаю, что такое молекулы, госпожа чародейка, - он оборвал меня. - Бедная девушка! Бедный господин Краус! 
Я сочувственно молчала. Изельда была четвертой дочерью в семье Краусов, но ведь неважно, сколько у тебя детей, потеря каждого это огромное горе для семьи. 
Сэлгрин что-то недовольно проворчал и кашлянул, привлекая мое внимание к себе. Ему было явно плевать на судьбу несчастной дочери суконщика. 
- Полагаю, мой… коллега доставил вам некоторые неприятности, - Странник уже отошел от рабочего стола, но продолжал держать в руках гусиное перо для письма. -  Насколько я его знаю, он обычно несколько несдержан в эмоциях.
Тааак, за меня теперь решают, что мне чувствовать и как к кому  относиться. Благодарствую, мы и сами не инвалиды. 
- Ничего страшного, я тоже не  подарок, - пожала плечами. 
Вытащила из рук Странника перо и поставила его обратно в чернильницу, закрыла журнал. Нечего шарить на чужом столе. Он следил за моими действиями ледяным взглядом, в котором можно было с очень большой натяжкой уловить смесь изумления от моей смелости и раздражения от моей наглости.
- И ваше лечение...
- Поймите,  я всего лишь практикантка, - перебила, не дав договорить, -  Тем более, профилирую по курсу бытовой магии, а не целительства. Травяной отвар вернул ему физические силы и я смогу сегодня начать курс магических заклинаний. Так он хотя бы пройдет через портал. Но я уже говорила, я не мастер и ...
- Да, я помню, - теперь меня перебил Сэлгрин. Судя по мелькнувшей искорке в его глазах, сделал он это намеренно. - Вы не врач и, уж тем более, не мастер.
А интонация-то, интонация! Думал меня этим оскорбить? Ха, не на ту напал. Я прекрасно знаю, что могу, а что - нет.  
- Именно, - покладисто согласилась я. - На восстановление нужна примерно неделя, - я не стала упоминать про разряженное портальное кольцо в моем доме, - А потом - его обязательно в клинику под надзор настоящих врачей. Я была бы рада отдать вам своего пациента хоть сейчас, но труп Странника вряд ли украсит мой диплом. 
И тут Сэлгрин на меня посмотрел с явным мужским интересом, как будто впервые увидел.  Внимательно оглядел прическу, простое платье кремового цвета с ромашками по подолу,  отдельно остановился на прикрытой кружевом груди в корсаже. И улыбнулся. Чуть-чуть, едва заметно краешками губ. Мерзенько так улыбнулся, словно подумал о чем-то пошлом. 
- Хорошо. Пусть Таэль пока восстанавливается на сельском воздухе и натуральных продуктах. Я могу его  увидеть?
- Да, почему нет? - сделала вид, что не заметила сомнительного взгляда, но на память заметку оставила. От этого Странника можно ожидать всего и не самого лучшего.
Ильфариец направился к выходу, даже не попрощавшись с мэтром Рилэйном. Распахнул дверь и обернулся ко мне:
- Вы идете?



Анна Азарцева

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться